aif.ru counter
02.05.2012 07:12
Анастасия Дудышева
1855

Подъём с глубины. Техника пока не может заменить водолаза

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ-Камчатка 02/05/2012
Фото: АИФ

 Именно в этот день 130 лет назад, в 1882 году, в городе Кронштадте была открыта первая в России водолазная школа.

О необычной профессии в преддверии праздника корреспондент «АиФ-Камчатка» побеседовал с начальником водолазной службы специализированной пожарно-спасательной части Федеральной противопожарной службы по Камчатскому краю Андреем МИХАЙЛОВЫМ.

Лица на льдинах…

- С какими ситуациями вам чаще приходится сталкиваться?

- В наши обязанности входит спасение людей, терпящих бедствие, и самая неприятная работа – поиск трупов. Горячая пора – конец лета – осень, это время путины. Хотя и зимой случаются авралы. К примеру, в Новый год искали в бухте нож, которым пьяный мужчина ранил таксиста.

- Вам когда-нибудь приходилось снимать людей с льдин?

- Слава богу – нет! Да и техники, которая позволяет перемещаться в условиях переменной поверхности – вода-лёд-вода, у нас пока нет. У спасателей Приморья есть специальные суда на воздушных подушках. На них они «спасают» рыбаков регулярно. Причём, как правило, одних и тех же – льдины меняются, а лица на них всё те же самые. На Камчатке не такие большие акватории,там, где океан, льдины не становятся, а в бухте со льда не рыбачат. В бухте бывают другие ситуации. Едут люди на рыбалку в автомобиле в районе устьев реки Авачи и по пути проваливаются под лёд. Машины из воды мы извлекали неоднократно. Как-то поднимали джип – водитель перепутал дороги и просто-напросто ушёл с пирса. Удар о воду был настолько сильный, что лобовое стекло автомобиля оказалось на заднем сиденье, а мужчину выкинуло в багажник…

- Есть ли возможность спастись в тонущей машине?

- Спастись можно, если быть к этому готовым. С нашими электрическими стеклоподъёмниками – это сложнее, если машина заглохла, то стёкла уже не опустишь. Кроме того, пока в автомобиле есть воздух, дверь открыть не получится. Соответственно, машину необходимо сначала полностью наполнить водой, в последний момент задержать дыхание и потом уже открывать двери. Но в панике психологически не подготовленный человек практически никогда этого сделать не сможет...

- Обязательно ли человеку погружаться под воду, чтобы найти объект?

- В наше время работу спасателей облегчают телеуправляемые подводные аппараты – ТПА, которыми с поверхности управляет оператор. ТПА оснащены видеокамерами и манипуляторами. С их помощью работают, в частности, на Байкале, Балтике и в Кабардино-Балкарии. Рыбаки там тонут часто. А вот на Камчатке такой техники нет.

Несмотря на то, что поиск упрощается, при извлечении объекта без водолаза всё равно не обойтись, никто, кроме него, такелажные тросы не закрепит.

- На какую глубину вы обычно погружаетесь?

- Наши рабочие глубины – это, как правило, 6–12 метров. Там все аварии обычно и происходят. А если говорить про случаи на озёрах, то максимальная глубина, на которой гибнут люди, – до 4-х метров. Летом в районе Синичкина озера отдыхает много камчатцев. Как-то вынимали со дна мальчишку, который не доплыл буквально два метра до берега, – остановилось сердце.

Как правило, люди гибнут в нетрезвом состоянии. Был случай – молодёжь отмечала у озера день рождения. Заночевала компания там же, а наутро, с похмелья, ребята пошли купаться. На берег вышли все, за исключением одного – 18-летнего парня, которого даже в армию из-за проблем с сердцем не взяли. Вызвать спасателей было сложно, потому что накануне у всех разрядились сотовые телефоны. Они их вместо магнитофонов использовали – музыку слушали.

- Правда ли, что снаряжение водолазов – практически не подъёмное?

- По сравнению с классическим трёхболтовым снаряжением, вес которого составляет 80 кг, включая галоши – 21 кг, современное снаряжение для автономных спусков достаточно лёгкое – 30–50 кг в зависимости от конфигурации.

Эффект шампанского

- Вы принимали участие в поисках «Аметиста»?

- Нет. Поиск водолазным способом здесь непродуктивен. Искать судно можно было только с помощью гидролокаторов бокового обзора и магнитометров. То, что впоследствии обнаружили в Охотском море, находится на глубине 250 метров, да и не факт, что это именно «Аметист». Для погружений на такие глубины требуется специальное судно с глубоководным водолазным комплексом. На Камчатке такого нет – дорого.

- Какие опасности подстерегают водолазов?

- Различные профессиональные заболевания, связанные с изменением давления, – декомпрессионная болезнь, баротравмы.

- Что это за болезни?

- Водолаз обязан контролировать скорость всплытия и делать регулярные остановки для того, чтобы организм успел вывести накопленные биологически инертные газы через лёгкие. Если всплывать быстро, получится эффект бутылки шампанского – при резком понижении давления газ из растворённого состояния переходит в газообразное. То же самое происходит в организме человека. Если резко поднять водолаза с большой глубины на поверхность, то газ, растворённый в крови, превратится в пузырьки, которые закупорят сосуды и кровообращение нарушится. Вот именно это и есть декомпрессионная болезнь, или, как её ещё называют, кессонная.

Вообще, всем давно известно – водолазов старых и смелых не бывает. Либо старые, либо смелые.

В Интернете дайвингу не научат

- В чём разница между дайвером и водолазом?

- Дайверы платят деньги и идут куда хотят, а водолазу платят деньги – и идёт он туда, куда скажут. За границей, как правило, такого разделения нет. Есть профессиональные дайверы, и есть любители. Сегодня дайвинг набирает всё большую популярность на Камчатке. И судя по всему, работы у спасателей из-за этого прибавится… Была ситуация, когда мы ездили в Усть-Камчатск искать одного «дайвера». Парень начитался в Интернете, как правильно нужно нырять, и, решив, что он всё знает, полез в воду. Мы искали его несколько дней. Но в океане найти человека практически нереально. Даже в центре Петропавловска, если отойти 300 метров от берега, глубина будет достигать 20 метров, а видимость – нулевая. Работать там можно только на ощупь.

…Не стоит обучаться дайвингу по Интернету, и тем более у неизвестных и непроверенных людей. Учиться нужно у профессиональных инструкторов.

Знаю историю, когда муж с женой ныряли где-то на юге. А когда вернулись домой, у жены диагностировали декомпрессионную болезнь – ДКБ. Ей нужно было срочно идти в барокамеру, но она боялась и от лечения отказывалась. Тогда её супругу пришлось оставить работу и идти с ней туда на трое суток.

Другая анекдотичная ситуация произошла с девушкой, которая также приехала с тёплого моря с ДКБ. В барокамеру она вошла со вторым размером груди, а вышла – с 4-м. Дело в том, что, когда азот через мембрану попадает в силиконовые имплантаты, обратно он уже не выходит.

- Доводилось ли вам находить на дне что-нибудь интересное?

- Каждый год мы проводим мониторинг акватории, чтобы знать структуру дна – что растёт, какой грунт в том или ином месте… Рядом с островом Старичков находили адмиралтейские якоря начала прошлого века. Один из них сегодня – у нас в части. Этот якорь даже чистить страшно – боимся, что рассыплется. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество