aif.ru counter
23.02.2013 18:25
Наталья ПАНИНА
240

Сергей Марков: «Быть погребённым заживо — это страшно»

Фото из архива Сергея Маркова

г. Петропавловск-Камчатский, 23 февраля – АиФ-Камчатка. Он спасал людей из руин Нефтегорска, искал пострадавших в горах, в лесу и на море, участвовал в ликвидации последствий авиакатастроф на Дальнем Востоке. По первому сигналу он всегда готов отправиться на помощь в любую точку мира, куда Родина пошлёт.

Сергей Марков, начальник поисково-спасательного подразделения камчатского ПСО, посвятил работе спасателя ни много ни мало — 20 лет, почти половину своей жизни.  

С человеком, чья профессия — подвиг, пообщался корреспондент «АиФ-Камчатка».

 
Спасение человека в горах. Учения  

Вместо суток — месяц  

kamchatka.aif.ru: – Сергей, расскажите, какая она, ваша работа?

– Непредсказуемая. Заступая на дежурство, ты никогда не знаешь, что тебя ждёт. Доходит даже до того, что еле успеваешь позвонить жене: «Улетаем в Северо-Курильск. Там ждут цунами. Когда вернусь — не знаю».

Спасатель может прийти на работу утром, а вернуться домой через месяц.

К каждому рабочему дню, как бы это громко не звучало, мы готовимся всю свою предыдущую жизнь. Потому что каждое, казалось бы, обычное дежурство может обернуться подвигом.

kamchatka.aif.ru: – Как родные спасателей относятся к такому непростому ритму жизни?

– Жёнам спасателей, конечно, хочется, чтобы муж почаще был дома, чтобы в будни — хозяйство, а в выходные — шашлыки. Но с нами так получается редко. Чрезвычайная ситуация может возникнуть где угодно и когда угодно. Поэтому важно, что в редкие минуты отдыха в доме царило тепло и взаимопонимание.

kamchatka.aif.ru: – Для того, чтобы спасти человека нужна отличная физическая подготовка. Как удаётся постоянно быть в форме?

– Наше дело — это спасение попавших в беду людей. Поэтому мы тренируемся постоянно. Ежемесячно сдаём нормативы — бег, атлетика, лыжи, работа с инструментом. Но, знаете, в нашей работе важна не только физподготовка. Большую роль играет и психологический аспект. Причём недооценивать его нельзя. Не каждый человек выдержит всё то, что нам приходится видеть. Ведь мы работаем тогда, когда у других беда.

 
Тренировки  —  обязательная составляющая работы спасателя  

В Нефтегорске

kamchatka.aif.ru:  – Какая спасательная операция была для вас самой тяжёлой?

– Нефтегорск. Тогда мы были молоды, и для нашего отряда это была самая первая и самая тяжёлая операция… Наверное, многие помнят разрушительное землетрясение 1995 года, которое практически полностью стёрло этот городок с лица Земли. Прошло почти 18 лет, а я до сих пор всё помню, и от этого мурашки по коже…

Мы прилетели туда практически первыми. Работали без сна и отдыха. Картина вокруг была жуткая, фильм ужасов отдыхает. Разрушенные здания, крики о помощи… Несколько домов, которые были подключены к газу, сгорели вместе с людьми…

Землетрясение произошло ночью. Многие уже находились в кроватях или готовились ко сну. Не исключением был и один из наших спасённых. Перед катастрофой он вышел на лестничную площадку покурить — спасло пожилого мужчину то, что он стоял спиной к опорной стене. Когда мы обнаружили его, он был ранен, засыпан штукатуркой.

Я спустился к нему, специальным инструментом «пооткусывал» арматуру, расширил проход, «подсадил» деда, другие спасатели его вытащили. Я уже собирался вылазить сам, а здесь — новый подземный толчок. Плиты сдвинулись, и я попал в мышеловку. Ребята помогли выбраться, но что такое быть заваленным я испытал на себе. Это страшно…

 

В Нефтегорске. Фото с сайта wikipedia.org

 Были в Нефтегорске случаи, когда поднимаешь плиту — а там погибшая семья. А за твоей спиной стоят их родственники.

 

Кстати, крайних выживших в разрушенном городе нашёл именно наш отряд и наша поисковая собака.

Шли седьмые сутки после катастрофы. По всем критериям живых остаться уже не должно было. Но они оставались.

К одному из рухнувших, но ещё не разобранных домов, мы принесли нашу собаку — ризеншнауцера Тейлу — принесли, потому что за неделю работы у пса были полностью стёрты подушечки лап.

При обследовании руин Тейла показала, что живые там есть. Эта весть разлетелась по Нефтегорску мгновенно. Но при разборе завала из-под поднятой плиты, выскочила кошка.

– Собака лаяла на кота, — разочарованно протянула толпа.

Но это было не так. Крановщик поднял ещё одну плиту, и перед нами предстала следующая картина: на кровати лежит семейная пара, между ними ребёнок. Они погибли. Я спустился к этим людям, подошёл к мальчугану лет семи, приоткрыл глаз. А у него реакция зрачка на свет…

– Родители спасли ребёнка своими телами, мальчишка чудом остался жив, — после продолжительной паузы говорит Сергей. — Пока толпа его приветствовала, Тейла снова залаяла. Между плит мы увидели дедка в тельняшке. Он смотрит на нас, матерится, на чём свет стоит, и говорит, как ни в чём не бывало: «Дайте мне закурить, и пить хочется!». Через спущенную к нему капельницу дед выпил литр воды, а вот сигарету мы ему, конечно, не дали — высокой была вероятность взрыва — дома когда-то были подключены к газу.

Это были последние вытащенные из-под завалов в Нефтегорске люди – 406-й и 407-й человек.

Домой оттуда мы все вернулись совершенно другими людьми…

Ледяное крошево...

kamchatka.aif.ru: – Какая крайняя операция запомнилась больше всего?

– Это было в марте прошлого года. Оперативному дежурному поступил сигнал о том, что в устьях р. Авача пропал человек. Дежурная смена — Андрей Иванов, Олег Мищенко отправилась на его поиски. Но безрезультатно. По приказу начальника в три часа ночи было вызвано подкрепление — Володя Кривошапов и я. Поиск вели уже с использованием моторной лодки. В воде нашли рюкзак пропавшего — его самого не нашли. После двухчасовых поисков в темноте среди битого льда думали уже заканчивать работу — а здесь снова звонок от дежурного — где-то рядом провалился под лёд и тонет рыбак.

По прибытию в район поиска утопающего мы засекли сразу — на нём был налобный фонарик, который иногда мелькал над поверхностью льда. В такой ситуации счёт жизни пострадавшего идёт на минуты, но добраться до него было невозможно — резиновая лодка сходу не смогла пробиться через лёд.

Решение к Сергею Маркову пришло молниеносно — он первым шагнул на весенний лёд. За ним, взяв средства спасения, шагнули его товарищи.

– Лёд ломался, ледяное крошево приходилось преодолевать вплавь — благо мы были в гидрокостюмах и спасжилетах, — продолжает спасатель. — В этой операции нам пригодилась наша и профессиональная, и физическая подготовка, и слаженность в работе, и понимание друг друга без слов. Когда я добрался до края полыньи, то увидел, как уходит под воду лицо утопающего. Я едва успел ухватить его за ворот. А потом была борьба за жизнь.

Нас обоих тянуло под лёд, помню, как я успел только крикнуть: «Андрюха, тонем!». Жизнь нам спасли подоспевшие товарищи — брошенную верёвку я зажал в зубах.

В тот момент я точно знал только одно, успеют или нет мои товарищи, мужичка я бы не бросил. Если бы бросил, то не смог потом с этим жить.

На берегу пострадавшего уже ждала реанимация…

 
Работа в связке  

А на след день мы позвонили в больницу, спрашиваем: «Как наш спасённый?»

– А нет его, — говорят.

– Как нет? Умер?

– Да нет, — отвечают — выписался! Сам ушёл.

Мы не поверили, узнали его адрес и приехали к нему в гости — повидать. Дед действительно оказался живым и невредимым.

Только на отлично!

… В тот день Сергей Марков рассказал ещё много историй из своей практики. Были среди них и весёлые, и не очень… Рассказывал, что часто ему и его коллегам приходится выручать из беды и животных — то собака в люк провалится, то кошка на дерево залезет.

Часто спасатели работают и с детьми — такие вызовы Сергей Марков называет самыми экстренными.

– Спасение детей — это, наверное, самая важная работа, — поясняет спасатель, — они ведь только начинают жить…

 
Авиакатастрофа в Палане  

kamchatka.aif.ru: – Сергей, а сменить работу вы никогда не думали?

– Нет, — ответил тот не задумавшись. — Моя работа — это моё призвание Знаете, вероятно у спасателей есть несколько стадий в профессии. На первой, пока ты молод, спасатель — это может быть романтично, девчонки тобой восхищаются… Вторая стадия — это осознание того, что ты делаешь очень важное дело. Ты — нужный человек, ведь спасать людей дано не каждому. А третья стадия — это когда свою работу ты выполняешь только на отлично и без этого жить не можешь…  

 
Когда работа  —  призвание  

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество