aif.ru counter
1515

Куда подевались камчатские парашютисты?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. АиФ-Камчатка 15/08/2012

— О каком парашютном спорте вы хотите поговорить? — прозвучало в трубке. — Его давно уже нет…

Владимир ГЛИНСКИЙ — последний из «могикан» камчатского парашютизма. Ещё школьником он пришёл в кружок Дворца пионеров, а со временем — возглавил его. Именно его команда «прыгунов» в далёком 1991 году приветствовала гостей и участников первой гонки на собачьих упряжках «Берингия».

После отважные парашютисты ещё не раз были украшением этих соревнований. Были…

 
   

Отпрыгались…

— Парашютизм как спорт никогда не рассматривался. Для большинства — это, всего лишь, увлечение. Такое же как, например, прокатиться на снегоходе или спуститься под землю – экстремальный вид деятельности для души, — считает Владимир Глинский. — Исторически так сложилось, что с 20-х годов прошлого столетия на гражданке прыжками занимались ОСОАВИАХИМ, затем ДОСААФ, а в военной жизни — военные. Когда развалился Советский Союз, ДОСААФ государству стал не нужен и его преобразовали в общественную организацию РОСТО. Именно она получила в своё управление имущество бывшего ДОСААФ.

РОСТО продолжала выполнять подготовку специалистов для службы в вооружённых силах по военно-учебным специальностям – водителей, парашютистов, радистов… Но, по всей видимости, государство недостаточно финансировало аэроклубы, и со временем казённая авиатехника пришла в упадок. В конце 90-х наиболее продвинутые люди решили сделать на этом бизнес, стали налаживать частные авиационные и парашютные клубы, приобретать новые вертолёты, самолёты и ставить их под «флаг» РОСТО.

В 2003 году мы группой соратников и единомышленников создали клуб «Free Fly Kamchatka». Приглашали прыгать всех желающих по объявлениям, а параллельно занимались патриотической работой с подростками 14-18 лет, детворы у нас было около ста человек. Ребята обеспечивали укладку парашюта, ремонтировали технику, помогали взрослым надевать снаряжение, встречали их после прыжка и за это сами бесплатно прыгали. Некоторые тогда думали, что клуб купается в деньгах. Но такого никогда не было. Мы сажали в вертолёт до 20-ти человек, стоимость каждого прыжка была в те времена 700 рублей с человека. В общей сложности собирали 14 тысяч рублей, а вертолётный час обходился в 35 000.

 
   

Прыгали каждые выходные с высоты 600-700 метров, перед прыжком два часа обязательно отводились теоретической подготовке.

…А потом в государстве стали наводить порядок, и встал вопрос — почему частная авиатехника имеет государственные номера? Финансирование аэроклубов прекратилось, и в 2008 году тему частных вертолётов с госномерами прикрыли окончательно. 2008-й стал последним годом, когда на Камчатке любой желающий мог прыгнуть с парашютом.

— Так почему бы не прыгать с частных вертолётов?

— Дело в том, что только за границей, к примеру, в Америке, владение летательным аппаратом сопоставимо с владением автомобилем — купил и полетел. В России это невероятно сложно, хлопотно и дорого. Чтобы начать летать, купить самолёт и получить регистрацию недостаточно. Надо ещё иметь свидетельство лётной годности. Но для того, чтобы его получить, необходимо этому самому самолёту ещё обеспечить стоянку, обслуживание, заправку и безопасность по нормам гражданской авиации. Просто хранить летательный аппарат в гараже, во дворе или на полянке в лесу нельзя. В Воздушном кодексе существует понятие АОН — авиация общего назначения. Эта АОН и есть ниша для частных летательных аппаратов. Вот только их владельцы не имеют права заниматься коммерческой деятельностью даже для компенсации расходов на содержание и обслуживание своего самолёта. Получается, что требования для собственника частного летательного аппарата, который поднимает двух-трёх человек, точно такие же, как для хозяина «Боинга» или Ил-62, летающих в авиакомпаниях и зарабатывающих деньги коммерческими перевозками.

 
   

Кстати, и на Камчатке частных владельцев немало. Но такая авиация развивается очень тяжело и со «скрипом».

Спасение и доставка

— Для чего люди прыгают с парашютом? Это же страшно…

— Страшно тому, кто не знаком с устройством парашюта и не понимает, как он работает, как взаимодействуют его части при раскрытии и в воздухе. Незнание порождает страхи и суеверия, а ещё анекдоты.

 А изначально это было средство спасения лётчика и доставки бойца к месту боевых действий. Лишь последние несколько десятилетий парашют стал увлечением и спортом для сотен тысяч людей во всём мире. И называться стали такие люди красиво и романтически «скайдайвер», что значит — небесный ныряльщик. С высоты 4 000 метров до раскрытия парашюта проходит всего-навсего 55-60 секунд. В этом свободном падении человек испытывает гамму впечатлений. А ещё он работает в воздухе, выполняя задачи различной степени сложности, как и в любом другом виде спорта. Классический парашютизм — это индивидуальная акробатика и точность приземления, групповая акробатика — построение фигур в свободном падении, купольная акробатика — построение фигур из раскрытых куполов парашютов. Есть и другие виды парашютной активности. Но для этого нужна высота. А высота — это лётное время самолёта или вертолёта, расход топлива, работа лётчика, которые стоят денег...

— Сколько стоит снаряжение?

— У профессионального парашютиста на голове по 12 тысяч рублей, за спиной по 4 – 5 тысяч долларов. Комбинезон — минимум 10 тысяч рублей, на руке — высотомер от 4 000 до 10 000 рублей. В ухе —электронный высотомер-пищалка, который стоит 6 000 – 8 000 рублей. То есть, это недешёвое удовольствие. Поэтому, наверное, и молодёжи среди нас мало, средний возраст парашютиста — 35 лет.

 
   

Но, несмотря на трудности, мы продолжаем работу с молодёжью и подростками и по мере возможности даём им приобщиться к небу. На Камчатке есть авиационные воинские части, спасатели, МЧС, которые по роду деятельности выполняют прыжки с парашютом. С ними вместе мы иногда проводим тренировки и совместные парашютные прыжки.

 
   

— Сегодня на Камчатке много желающих прыгнуть?

—Трудно точно сказать. Но звонят мне через день, и всем отвечаю одно: «Ждать долго, поезжайте в Москву». Последние пять лет я с друзьями прыгаю только там — с тех пор, как авиация для парашютистов на Камчатке стала практически недоступна. Даже ездим на соревнования. В мае этого года в подмосковной Коломне вместе со спортсменами из Приморья, Сахалина, Якутии, Хабаровска и Амурской области установили рекорд Дальнего Востока в классе «большие формации». С седьмой попытки с высоты 5400 метров 40 человек собрали в небе фигуру в виде цветка.

 
   

ДОСЬЕ

Владимир ГЛИНСКИЙ родился 19 мая 1965 г. в Петропавловске-Камчатском. После окончания школы № 30, поступил в Дальрыбвтуз. В 1986 году возглавил парашютный кружок при Дворце пионеров. С 2003 года — начальник парашютной службы авиационно-спортивного клуба «Free Fly Kamchatka». Педагог дополнительного образования в средней школе № 27, руководитель кружка парашютистов. Совершил около 2000 прыжков с парашютом.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах