aif.ru counter
08.11.2013 08:49
Мила ЛЮБИМОВА
3876

«Чудо размером с комнату». Камчатский ученый – о своих встречах с китами

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. «АиФ-Камчатка» 06/11/2013
Александр Бурдин / АиФ-Камчатка

Наука и приключения

Камчатский государственный технический университет — сегодня единственное учебное заведение в крае, в котором можно получить самую высокую учёную степень. Докторский диссертационный совет работает здесь с 2010 года, до этого времени в КамчатГТУ действовал совет, который принимал на защиту только кандидатские диссертации.

– Впервые в нашем вузе он был открыт ещё 12 лет назад — в 2001-м. Защищали здесь кандидатские диссертационные работы гидробиологи, ихтиологи, технологи — теперь все они известные, признанные учёные, — рассказывает Нина Клочкова, проректор по научной работе, доктор биологических наук. — Всё это время мы росли, стремились вперёд и в 2010 г. создали первый в крае докторский совет. Его председателем является ректор нашего вуза, доктор технических наук Александр Яковлевич Исаков. За 2,5 года в совете защитили свои работы более 10 кандидатов. А сейчас, во второй половине октября, в нём прошла защита докторской диссертации.

«Первооткрывателем» стал Александр Бурдин — человек, который всю жизнь посвятил изучению природы.

– То, что моя жизнь будет связана с природой, я знал ещё в детские годы, — рассказывает Александр Михайлович. — Я всегда был юным натуралистом: очень любил животных, растения. А когда учился в Кировском сельскохозяйственном университете, мне посчастливилось попасть на практику на Командорские острова. Нашим любимым преподавателем был Сергей Владимирович Мараков — его именем сейчас назван Командорский заповедник. Собственно, он и заразил нас любовью к островам, науке, сподвиг на приключения. Благодаря ему многие выпускники нашего института — охотоведы — связали свою жизнь с Камчаткой, Командорами, Чукоткой и другими регионами Дальнего Востока. Тогда же, в студенческие годы, я увлёкся и наукой — впервые попал на лежбище котиков и понял, что хочу знать об этих животных всё.

Так Александр Бурдин начал исследовать морских млекопитающих — сначала котиков, затем каланов. Последние, кстати, стали главными героями его кандидатской работы. А в 1995 году судьба свела учёного с китами…

Туман и Нагимама

– Однажды ко мне обратились мои американские коллеги с просьбой помочь организовать экспедицию по изучению китов, — вспоминает доктор наук. — Я помог и тогда впервые увидел этих животных вблизи. На меня двигалась громадина весом в сто тонн, усы по 4 метра, рот размером с большую комнату, я чувствовал его мощное дыхание. Это было невероятное ощущение, словно я увидел восьмое чудо света. Поверьте, встреча с китом незабываема. Мне бы хотелось, чтобы этих животных увидел каждый…

Восьмое чудо света Фото: АиФ-Камчатка / Фото из архива Александра Бурдина

– В то время китов в природе оставалось очень немного, — продолжает учёный. — Причина тому — активный промысел этих млекопитающих, разрешённый до 1986 года. Сегодня их, к счастью, становится всё больше и больше. Например, популяция серого кита за 18 лет увеличилась вдвое. Сейчас мы ведём сразу несколько крупных международных проектов: например, 24 года назад мы начали изучение касаток у берегов Камчатки. Несколько лет работали на Шантарских островах, исследуя гренландских китов. С 2004-го наблюдаем за горбатыми китами…

Мила Любимова, «АиФ-Камчатка»: Как изучаете самых больших в мире млекопитающих?

Александр Бурдин: В основном мы занимаемся фотоидентификацией — снимаем китов на камеры, создаём фотокаталоги — своего рода паспорта для животных. Также мы, стреляя из арбалета, берём у них на биопсию маленький кусочек кожи. По этому кусочку можно определить пол кита, узнать, кто был его папой и мамой, степень загрязнения кожи животного, определить, чем оно питалось. Мы можем определить, переживало ли стресс это животное, и даже физиологический статус самки… Вообще, наблюдать за китами невероятно интересно. Вот вы знали, например, что двух абсолютно одинаковых китов в природе не встретишь? Они отличаются по хвосту, окраске, пятнам. За годы исследований эти млекопитающие стали всем нам своего рода семьёй. Каждого подопечного мы знаем в лицо, даже клички своим подопечным даём — есть у нас Саша, Светлана, Туман, Нагимама…

К китам не обязательно подходить близко. Фото: АиФ-Камчатка / Фото из архива Александра Бурдина

– А как киты относятся к такому близкому присутствию человека?

– В основном, они стремятся избежать встречи с людьми. Это пугливые животные, но в то же время дикие, поэтому мы никогда не теряем бдительности. Специально кит нападать никогда не станет, но может, например, вильнуть хвостом и задеть судно. Для человека, сидящего в резиновой лодке, такой манёвр ничем хорошим не закончится. Часто мы преследуем китов, но делаем это профессионально. Подходить к животному нужно спокойно, на невысокой скорости, на лодке с нешумным мотором. Нельзя, например, идти киту в хвост, лучше держаться чуть сбоку, выдерживать расстояние. Фототехника у нас отличная, поэтому для хорошего снимка достаточно 15—20 метров. Для биопсии нужно подходить ближе, но если мы видим, что животное нервничает, стремится уйти, мы оставляем его в покое.

Романтика не в моде

– Вы — один из немногих, кто знает о китах, пожалуй, всё. Передаёте свои знания младшим поколениям?

– Преподавательской деятельностью я только собираюсь заниматься. А вот с практикантами работал много. Раньше студенту-биологу поехать на край земли за исследованиями было подарком, а сейчас никого сюда не заманишь, — грустно улыбается Александр Михайлович. — Работа эта достаточно сложная: холод, тяжёлое оборудование, которое нужно таскать, рутинная обработка собранных данных, полевая жизнь, шторма — такое не каждому придётся по душе. Хотя, несмотря на всё это, я искренне удивляюсь тому, что сегодня практически нет желающих изучать китов. Ну как так?! Это ведь безумно интересно!

– Хотя молодёжь тоже можно понять, — после небольшой паузы продолжает доктор. — Многие не идут к нам, потому что не видят перспективы. Человек может изучать китов, написать по ним научную работу, защититься, а дальше то что? Куда идти работать? В науку с такой спецификой сейчас сложно пробиться, а закрепиться в ней и подавно. Это раньше было огромное количество лабораторий, которые исследовали китов, сегодня их нет.

Удивительные животные. Фото: АиФ-Камчатка / Фото из архива Александра Бурдина

В свою докторскую диссертацию Александр Бурдин включил всё то, что исследовал долгие годы. По признанию учёного, работать над научным трудом было интересно, в выбранной теме он ориентируется как рыба в воде. Правда, на защите всё равно нервничал: слишком большая ответственность.

– Конечно я нервничал, — говорит учёный. — Многие артисты в интервью признаются, что, выходя на сцену даже в тысячный раз, очень переживают. А я не так часто защищаю докторские диссертации… (смеётся). Хотя мне было очень приятно, комфортно защищаться, меня встретили очень тепло, не было ни доли предвзятости. Я искренне благодарен диссертационному совету КамчатГТУ.

Шарлатанам не место!

…Сейчас в стране активно проходят реформы министерства образования. Последние два месяца федеральные специалисты вели мониторинг диссертационных советов по всей России. Некоторые закрыли — не соответствовали требованиям.

– Многие советы сейчас действительно закрываются, — говорит Нина Клочкова. — Но мы уверены, что деятельность нашего совета будет продолжена, мы сделаем для этого всё возможное. Каждый из нас прекрасно понимает, что степень — это результат огромного труда, формирование научного мышления. Кандидаты, доктора — это штучные люди. Поэтому получают у нас звания только те, кто по-настоящему этого достоин. Например, в прошлые годы к нам обращался кандидат, который хотел защитить свою докторскую диссертацию. Но, посмотрев его работу, мы вынуждены были ему отказать. Научный труд был сырым, недоработанным, спорным. Конечно, сегодня многие камчатские ученые защищаются на материке, но это в разы дороже, возникают сложности с поиском научного руководителя. Я убеждена, что защищаться дома лучше, хотя и сложнее. Здесь аспиранту пыль в глаза членам совета не пустить. Ведь все учёные у нас на виду: мы знаем, на что они способны, как они работали, знаем им цену. Члены нашего совета — люди высококвалифицированные, принципиальные. Благодаря этому из наших стен выходят настоящие специалисты, только те, кто действительно достоин носить звание кандидата или доктора наук.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество