aif.ru counter
02.07.2012 17:26
АIF.RU
101

Адвокат помог мертвецу воскреснуть

Герман с матерью после суда

Оказывается, адвокаты нужны в современной России не только живым. Они нужны и мёртвым. Тому подтверждение — история, рассказанная нашим земляком Саркисом ДАРБИНЯНОМ.

Ко мне пришёл… труп

…Делом Германа я начал заниматься осенью 2009 года. Тогда он попытался обменять свой советский паспорт на российский. В паспорте ему отказали — бюрократическая система обосновала это тем, что где-то в Подмосковье находится могилка с именем Германа. Мужчина попытался узнать, как произошло, что вместо него похоронили другого, и хотел восстановиться в живых. Но так как из документов у него был лишь советский паспорт, он не только не мог получить необходимую информацию, но и вообще попасть в любое госучреждение. Их двери для него, «мёртвого», были закрыты.

 

На фото — С. Дарбинян

 

 По гражданскому статусу мой доверитель был хоть и бомжом, но россиянином. По юридическому — неправоспособным лицом, так как, в соответствии со ст.17 ГК РФ, правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью. А по статусу природному — остался человеком, хоть и лишённым возможности пользоваться своими конституционными правами.

…Герман ушёл из дома, оставив всё, что имел, в 1996 году. К моменту нашего знакомства он провёл на улицах Москвы 13 лет: объедки, ночлег в случайных местах, осторожное перемещение по городу — было много того, чего мы с вами лишены возможности понять. Но это был осознанный выбор, путь отречения, на который Герман встал сам.

Говорят, средняя жизнь российского бомжа — около 3 лет. Причиной смерти, как правило, становятся низкокачественный алкоголь, морозы и болезни, которые приобретаются на городских улицах ввиду отсутствия нормальных условий существования. Герман не умер лишь потому, что никогда в жизни не употреблял никаких опьяняющих сознание веществ и жидкостей. Вместо этого у него был Интернет.

В начале двухтысячных на собранные деньги он купил себе гараж на МКАДе и стал там жить. Здесь среди множества предметов и припасов, найденных на улицах, стоял его компьютер, который был проводником в другую жизнь. Там, в сети, под многочисленными никами и логинами открывался другой мир – информации, форумов, людей…

Он научился справляться с этим миром — и со своим телом без паспорта, без защищаемых законом социальных прав и иных благ, без работы, денег. Однако он хотел паспорт. И не простой, а заграничный – так сильно хотелось уехать в тихую и спокойную Европу.

Он обратился ко мне, начинающему практику-адвокату. Денег у Германа не было, но я всё равно взялся за его дело. Хотел помочь человеку, да и не казалось это тогда сколько-нибудь сложным. По-молодости лет подумал, что закончим за пару месяцев. И вот я начал писать, а он подписывать… 

Живая доверенность

 

Фото из архива С. Дарбиняна

 …Доверенность сделать мы не могли — ни один нотариус не желал принимать в качестве документа, удостоверяющего личность, паспорт гражданина СССР. Хотя юридически советские паспорта никто не отменял, а Россия, как известно, является преемницей СССР. Я заезжал в конторы, обзванивал нотариусов, рассказывал про Постановление Конституционного суда, про правопреемство… Однако все нотариусы качали головой. Статусом адвоката на тот момент я ещё не обладал, поэтому принять дело по ордеру тоже не мог, вот и ездили по ЖЭКам, ФМСам и прокуратурам с «живой доверенностью» — я и Герман.

Вначале элементарно сложно было получить информацию о той самой актовой записи, в соответствии с которой он был признан мёртвым. Никаких зацепок, а органы ЗАГС, ЖЭКа и МВД персональную информацию о юридическом Германе ни самому «мёртвому», ни его юристу давать не собирались.

В ЗАГСе по последнему месту жительства начальница пошла навстречу и устно сообщила, что сведения о его смерти отсутствуют.

В течение 2010 года мы получили кучу ответов на наши письма из Администрации Президента, Минюста, прокуратуры, МВД… Но письма, как и обычно, пересылались по подведомственности, и в результате дальше районного ОВД дело не дошло.

…Спустя 3-4 месяца после того, как, наконец, заявление Германа было на кого-то расписано, мы получили Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом мы не писали и не просили о возбуждении уголовного дела по указанному факту. Однако в отсутствие иных административных институтов, по всей видимости, возбуждение дела по факту смерти лица было единственной возможностью государству отреагировать на наше заявление. Радость состояла в том, что мы получили информацию — кто и когда выдал свидетельство о смерти Германа и на основании чего.

Как выяснилось, «основанием» была на тот момент уже бывшая жена Германа, которая после того, как он ушёл из дома, обратилась в Бюро несчастных случаев по поводу его пропажи. В 2001 году она опознала «по остаткам одежды и описанию трупа мужчины» своего бывшего мужа. Это был самый надёжный вариант раз и навсегда юридически «очистить» квартиру от возможных жилищных и материальных притязаний Германа, похоронив его вместе с прошлой жизнью.

…И вот мы у районного прокурора. Объясняю всё, прошу подать заявление в отношении Германа. Прокурор объясняет, что хотел бы помочь, но, к сожалению, это невозможно. Так как в соответствии с законом прокуратура может подавать заявление, лишь только если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд. Бомжи к этой категории не относятся, и справки о том, что они малоимущие, представить не могут. Тем более — мёртвые бомжи…

Загробный мир и российский суд 

Понимая, что от государственного Левиафана в лице его многочисленных щупалец-органов помощи не ждать, в конце 2010 мы обращаемся в суд о признании юридического факта нахождения в живых. Заявление подаем по последнему месту жительства в соответствии со ст. 262 ГПК РФ (особое производство), полагая, что у нас заявление о признании юридического факта нахождения в живых. Однако Тимирязевский суд отказывает в принятии иска, ссылаясь на то, что здесь усматривается спор о праве. Советует обращаться в порядке искового производства по месту нахождения ЗАГСа, который выдал свидетельство о смерти. Какое-то время спорим с судом, пытаемся обжаловать, но получаем отказ. Как выясняется, в особом порядке признать человека умершим можно, а живым — никак нельзя.

Деваться некуда. Спор о праве так спор о праве. Будем считать, что это спор о праве на жизнь. В 2011 году я, получив адвокатский статус, вступаю в дело уже по ордеру. Пишу исковое заявление, заявляю ответчиком ЗАГС по Мытищинскому району и направляю дело в суд — в надежде на быстрое принятие иска и начало производства по воскрешению Германа. Но не тут-то было!

Вернее, сначала было определение об оставлении без движения. С мотивировкой, что иск подан с нарушениями гражданско-процессуального законодательства, а именно — не указано место жительства истца и не приложено свидетельство о смерти. Пытаюсь убедить суд, что у истца нет места жительства. Прилагаю выписку из домовой книги, где указано, что Герман выписан по смерти. Прошу суд принять исковое заявление к производству и дать мне судебный запрос в ЗАГС для получения документов о его смерти, т. к. указанную персональную информацию ЗАГС предоставлять иначе как по судебному запросу не желает. Проявляя смекалку, судья даёт мне судебный запрос ещё до принятия искового заявления к производству. Несмотря на то, что это никак не объяснимо в рамках российского гражданско-процессуального закона, получаю запрос и отправляю его в ЗАГС. Пока ЗАГС отвечает на запрос, заканчивается срок для выполнения требований суда в соответствии с определением об оставлении без движения, и суд… возвращает мне исковое заявление.

…Лишь после очередного нашего иска с уже полученными документами из ЗАГСа, дело расписали на другого судью. Это случилось в нынешнем мае — спустя два с лишним года после начала наших с Германом хождений по инстанциям.

Герман воскрес!

 

Фото из архива С. Дарбиняна

 …13 июня судья Мытищинского суда Чернушевич после долгих опросов самого «мертвеца» и приглашенного свидетеля — его матери, изучения фотографий и медицинских карт приняла решение, в соответствии с которым суд признал Германа живым и аннулировал актовую запись о его смерти. Мой доверитель снова стал гражданином страны, которая никак не хотела помочь ему снова стать живым. 

…По иронии судьбы, для вступления решения суда в законную силу должно пройти 40 дней с момента оглашения резолютивной части (10 — на изготовление и 30 — для возможного обжалования). По христианской доктрине душа умершего после смерти 40 дней посещает все прелести рая и все адские бездны. Пока душа ожидает Страшного Суда, церковь и родственники молятся за умершего, прося лучшей участи для него у Бога.

Пока Герман возвращается из кругов ада и рая в своё юридическое «тело», мы тоже помолимся за него… 

ДОСЬЕ

Саркис Симонович ДАРБИНЯН родился 16 апреля 1983 г. в Петропавловске-Камчатском. Окончил с золотой медалью СШ № 1 (2000 г.). Образование — высшее (Российская таможенная академия, 2005 г.). Статус адвоката получил на Камчатке в 2011 г. Ныне работает в Московской коллегии адвокатов «Трунов, Айвар и партнёры».

Подготовил Григорий Беккер

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество