aif.ru counter
65

Мы были готовы умирать. А воевать?

70 лет назад, в 4 часа утра, произошло событие, перевернувшее жизнь каждого гражданина нашей страны. Вроде бы времени с того момента прошло немало, но и тайн, и недоговорённостей до сих пор осталась масса. Над частью из них мы попытались приподнять завесу.

Подземные герои 

Тот самый снимок от 15 августа 1941 года, свидетельствующий, что и тогда в Брестской крепости продолжалось сопротивление.

К 70-летию начала Великой Отечественной войны «АиФ» провёл специальное расследование, просмотрев архивы вермахта. Выводы оказались ошеломляющие.

«Потери очень тяжёлые. За всё время боёв — с 22 по 29 июня — мы потеряли 1121 человека убитыми и ранеными. Крепость и город Брест захвачены, бастион находится под полным нашим контролем, несмотря на жестокую смелость русских. По солдатам до сих пор стреляют из подвалов — фанатики-одиночки, но мы скоро с ними справимся».

Это выдержка из доклада в Генштаб генерал-лейтенанта Фрица Шлипера, командира 45-й пехотной дивизии вермахта — той самой, что штурмовала Брестскую крепость. Официальная дата падения цитадели — 30 июня 1941 г. Накануне немцы предприняли масштабный штурм, овладев последними укреплениями, включая Холмские ворота. Оставшиеся в живых советские бойцы, утратив своих командиров, ушли в подвалы и наотрез отказались сдаться. К 70-летию начала Великой Отечественной войны «АиФ» провёл специальное расследование и постарался выяснить, кем были последние герои Брестской крепости и сколько дней продолжалась их подземная война…

Призраки-одиночки

— После захвата цитадели партизанская война в казематах шла как минимум месяц, — объясняет Александр Бобрович, историк-исследователь из Могилёва. — В 1952 г. на стене казармы у Белостокских ворот найдена надпись: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20.VII.1941». Воевали по тактике «стреляй-беги»: делали пару точных выстрелов по немцам и уходили обратно в подвалы. 1 августа 1941 г. унтер-офицер Макс Клегель записал в своём дневнике: «В крепости погибли двое наших — полумёртвый русский зарезал их ножом. Здесь до сих пор опасно. Я слышу стрельбу каждую ночь».

…Архивы вермахта бесстрастно фиксируют героизм защитников Брестской крепости. Фронт ушёл далеко вперёд, бои шли уже под Смоленском, но разрушенная цитадель продолжала сражаться. 12 июля «русский бросился с башни на группу сапёров, держа в руках две гранаты, — четверо убиты на месте, двое умерли в госпитале от ран». 21 июля «капрал Эрих Циммер, выйдя за сигаретами, был задушен ремнём». Сколько бойцов пряталось в казематах, неясно. Не существует и единого мнения о том, кем мог быть самый последний защитник Брестской крепости. Историки Ингушетии ссылаются на показания Станкуса Антанаса, пленного офицера СС: «Во второй половине июля я видел, как из казематов выбрался офицер Красной армии. Увидев немцев, он застрелился — в его пистолете был последний патрон. При обыске тела мы обнаружили документы на имя старшего лейтенанта Умат-Гирея Барханоева». Самый поздний случай — пленение майора Петра Гаврилова, руководителя обороны Восточного форта. Он был взят в плен 23 июля 1941 г. на Кобринском укреплении: израненный человек в перестрелке убил двух немецких солдат. Позже Гаврилов рассказал, что прятался в подвалах три недели, совершая вылазки по ночам вместе с одним из бойцов, пока тот не погиб. Сколько ещё в Брестской крепости оставалось таких призраков-одиночек?

…В 1974 г. Борис Васильев, автор книги «А зори здесь тихие…», опубликовал роман «В списках не значился», получивший неменьшую известность. Герой книги, лейтенант Николай Плужников, в одиночку сражается в Брестской крепости… вплоть до апреля 1942 г.! Смертельно раненный, он узнаёт новость, что немцы разбиты под Москвой, выходит из подвала и умирает. Насколько достоверна эта информация?

Малоизвестные факты

1. Брестскую крепость штурмовали не немцы, а австрийцы. В 1938 г., после аншлюса (присоединения) Австрии к Третьему рейху, 4-я австрийская дивизия была переименована в 45-ю пехотную дивизию вермахта — ту самую, что перешла границу 22 июня 1941 г.
2. Майор Гаврилов не был репрессирован, как указано в титрах кинохита «Брестская крепость», но в 1945-м его исключили из партии… за утерю в плену партбилета!
3. Помимо крепости гитлеровцы 9 дней не могли взять Брестский вокзал. Железнодорожники, милиция и пограничники (около 100 человек) ушли в подвалы и ночами совершали вылазки на перрон, расстреливая солдат вермахта. Бойцы питались печеньем и конфетами из буфета. В итоге немцы затопили подвалы вокзала водой.

— Должен заметить, что роман Бориса Васильева — сугубо художественное произведение, — разводит руками Валерий Губаренко, директор мемориального комплекса «Брестская крепость-герой», генерал-майор. — И приведённые там факты гибели последнего защитника Бреста никаких документальных подтверждений, к сожалению, не имеют.

Огнемёты против мужества

Между тем 15 августа 1941 года в нацистской прессе появилось фото солдат с огнемётами, «выполняющих боевую задачу в Брестской крепости», — живое доказательство того, что перестрелки в казематах шли почти два месяца после начала войны. Потеряв терпение, немцы использовали огнемёты, чтобы выкурить из убежищ последних храбрецов. Полуослепшие во тьме, без еды, без воды, истекая кровью, бойцы отказывались сдаваться, продолжая сопротивление. Жители деревень вокруг крепости утверждали: стрельба из цитадели слышалась до середины августа.
— Предположительно, финалом сопротивления советских пограничников в крепости можно считать 20 августа 1941 г., — полагает Тадеуш Крулевский, польский историк. — Чуть раньше немецкого коменданта Бреста, Вальтера фон Унру, п­осетил полковник генштаба Блюментритт и приказал «срочно привести крепость в порядок». Трое суток подряд, днём и ночью, используя все виды вооружений, немцы проводили тотальную зачистку Брестской крепости — наверное, в эти дни и пали её последние защитники. А уже 26 августа мёртвую крепость посетили два человека — Гитлер и Муссолини…

…Сам генерал-лейтенант Фриц Шлипер в том же докладе указал: он не может понять смысла столь ожесточённого сопротивления — «наверное, русские сражались сугубо из боязни расстрела». Шлипер д­ожил до 1977 года и, думается, так и не понял: когда человек бросается с гранатой на вражеских солдат, он делает это не из-за чьих-то угроз. А просто потому, что воюет за свою Родину…

Георгий Зотов

Мрачные «чудеса» 41-го года

70 лет назад, 22 июня 1941 г., произошла крупнейшая в истории СССР военная катастрофа. В советские времена её причины было принято объяснять «внезапным нападением» вкупе с «численным и техническим превосходством противника». У этой версии был лишь один недостаток: нам предлагалось просто поверить в неё.

Автор одного из наиболее серьёзных исследований этого периода, Марк Солонин, историк, считает, что главная причина военной катастрофы лежит вне сферы проблем оперативного искусства, тактики, количества и качества вооружений.

Бегом на восток 

Вот так всем миром, как пушку из грязи, и вытянули на себе войну...

— К 22 июня 1941 г. численное превосходство Красной армии над противником на Западном театре военных действий было трёх-четырёхкратным: 12,5 тыс. советских танков против 4 тыс. немецких, 8,5 тыс. боевых самолётов против 2,3 тыс. самолётов люфтваффе. Через 15‑20 дней после начала войны эти же цифры стали появляться в другом контексте — в сводках потерь. К 6—9 июля войска Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов потеряли 11,7 тыс. танков, 19 тыс. орудий и миномётов, более 1 млн единиц стрелкового оружия. На этом длинная череда поражений ещё только начиналась. Самые большие «котлы» под Киевом, Вязьмой и Брянском возникли отнюдь не в первые дни и недели после «внезапного нападения». Безвозвратные оперативные потери (убитые, умершие от ран, пленные и дезертиры) личного состава Красной армии составили в 41-м порядка 7–8 млн человек. Безвозвратные оперативные потери вермахта на Восточном фронте за тот же срок — 300 тыс. человек. Не менее красноречиво и соотношение потерь боевой техники. Так, безвозвратные потери танков и самоходок вермахта к началу сентября 1941 г. составили порядка 550 единиц, что в 20 раз меньше потерь Красной армии. Безвозвратные потери боевых самолётов соотносятся как 1:14.

Вывод очевиден: подобное соотношение потерь — неизбежное следствие столкновения германской армии с почти неуправляемой вооружённой толпой. И причиной, и следствием, и главным содержанием процесса стихийного распада армии стали неисполнение приказов, массовое дезертирство, массовая сдача в плен. Советский Союз оказался неготовым к войне с точки зрения человеческого фактора. В столкновении с очень упорным, умелым и стойким противником выяснилось, что в Красной армии было много танков, но мало мотивации для вооружённой борьбы.

Своя война

— Посмотрим на структуру потерь личного состава. В воюющей, а не разбегающейся армии пропавшие без вести, пленные и дезертиры составляют лишь самую малую долю. Летом 41‑го всё было точно наоборот: на основных направлениях (в полосе Западного, Центрального, Брянского, Юго-Западного фронтов) число пропавших без вести в 8–11 раз превосходило число убитых. Рассекречивание большого массива архивных документов сделало возможным и прямую оценку числа дезертиров и пленных. Удручающий результат этих расчётов таков: их общее число в 1941 г. почти вдвое больше исходной численности действующих фронтов Красной армии. Документы свидетельствуют и о необычайно высоком уровне небоевых потерь техники. Летом 41-го всё начало безостановочно «ломаться». До конца года испарились 6,29 млн единиц стрелкового оружия. Иные танковые дивизии теряли до 60–70% техники ещё до первой встречи с противником! Да что там танки! В 1941 г. Красная армия смогла потерять 60% своих миномётов, хотя, казалось бы, что может сломаться в миномётной трубе?

Мрачные эти «чудеса» прекратились ближе к зиме 1942‑1943 гг. Что-то очень важное изменилось в стране и армии, и начиная с первого квартала 1943 г. структура потерь Красной армии становится вполне «стандартной»: на одного убитого приходится трое раненых, доля пропавших без вести снижается до единиц процента. Точно так же волшебным образом перестали ломаться танки и миномёты. Что же произошло?

Если очень коротко: Красная армия перестала разбегаться и начала воевать. Почему? Повлияли гибель миллионов пленных в немецких лагерях, бесчинства и террор захватчиков на оккупированных территориях, жесточайшая карательная политика советского государства (всего за годы войны военными трибуналами было осуждено 994 тыс. военнослужащих, из них 135 тыс. приговорены к расстрелу), «естественный отбор» новых командных кадров, который произошёл за два года войны… Но самым важным стало то, что после потери половины европейской части страны и миллионов сограждан советский народ наконец-то начал воспринимать эту войну как своё кровное дело.

Другое мнение

Рой Медведев, историк:

— В 1941 г. я учился в школе и прекрасно помню, что 22 июня после выступления по радио Молотова часть людей бросилась в сберкассы снимать деньги, но значительно бóльшие очереди стояли в военкоматы. В первые два месяца войны в армию призвали 10 млн человек. Морально готова была воевать и армия, и только стратегический просчёт Сталина не позволил использовать эту готовность. Советское руководство начало войны прозевало, поэтому были моменты растерянности, паники, сдачи в плен. Правда, сдавались в основном, когда были исчерпаны средства к сопротивлению — снаряды, патроны, горючее для танков и самолётов… Конечно, какая-то часть населения СССР была недовольна советской властью и связывала надежды на избавление от неё с приходом немцев. Откуда иначе взялись полицаи? Но основная часть населения — а молодёжь почти поголовно — была готова и воевать, и умирать.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество