aif.ru counter
214

Ветеран Лариса Устюгова: «Власть вспоминает о нас только в День Победы»

Фото Татьяны Боевой

г. Петропавловск-Камчатский, 9 мая — «АиФ-Камчатка». Она родилась в деревенской многодетной семье. Детство было трудным: родителям писали трудодни вместо зарплаты, и после третьего класса девочка вынуждена была побираться. Из 18 детей в живых осталось четверо, а в 39-м умер и отец…

В те времена коммун и колхозов деревенские выживали на картошке да на капусте, что росли в огороде. Для Ларисы всё изменилось, когда дядя по папиной линии из Ростова прислал письмо: «Приезжай к нам!» Так она оказалась в большом городе — девушке в ту пору шёл 17-й год. Стала работать сверловщицей на Ростсельмаше. А через три года началась война…

Блокадница Ленинграда: «Мы топили печь мебелью и ели папин ремень…» >>>

Цветы и бомбы

– На наш завод пришёл «бандес-поезд» — поезд-баня, в нём мыли маршевые роты перед отправкой на фронт. Одевали бойцов в новое обмундирование — и на передовую. А старое дезинфицировали. Вот на этот поезд я и устроилась на работу. Рядом была роща, в ней стояла колонна наших танков. Однажды я пошла туда нарвать цветов, а навстречу — военный, в облинявшей форме. Он ко мне подошёл и спросил: «Как мне пройти на Нахичеванский мост?»

Узловая станция Нахичевань была неподалёку, оттуда поезда шли во все стороны. Мне стало подозрительно: нас политработник предупреждал о разговорах с неизвестными. Я и говорю: «Спросите у военных!» Он в ответ: «Ходить там, где часть расположена, нельзя». А сам-то военный! Он пошёл от меня, спросил дорогу у другого мужика, а про меня буркнул: «Паршивая девчонка!» Тогда я перешла через трамвайную линию и обратилась к милиционеру, попросила проверить документы у подозрительного товарища.

 
 Грамоты от Верховного главнокомандующего. Фото Татьяны Боевой  

Милиционер выслушал девушку, догнал мужчину и попросил показать документы. Но тот отказал, сославшись на отсутствие у милиции прав проверять документы военных. Тогда Лариса побежала за патрулём.

– Я привела патруль, а мужчина — снова в отказ. Тут я и развыступалась: «Что это у вас никто права не имеет? Сейчас военное время! Даже у Сталина документы проверять можно!»

– Кто это такая? – спросил «военный».

– Это — боец Красной Армии, — не растерялся милиционер.

Мужчину задержали и отправили в комендатуру, и я туда же. Его стали обыскивать при мне — прощупывали все рубчики в одежде. И нашли план Ростсельмаша на папиросной бумаге. А в 10 часов вечера прилетели три самолёта-бомбардировщика. За тем шпион и шёл на мост — пустить ракету, чтобы обозначить место для бомбёжки. Ракеты супостаты не дождались — покидали бомбы куда попало. Убили одну женщину, что пошла в поле корову доить… А на следующий день вызвали нашего замполита и объявили ему: «Ваша Лариса Беликова задержала диверсанта!» И мне на общем собрании в клубе объявили благодарность.

…Вскоре Ларису рекомендовали на санинструктора, и, отучившись 7 месяцев, она получила звание старшины санитарной роты и направление на Второй Украинский фронт, в миномётную батарею. С этой батареей и прошла всю войну.

Из Праги — в Монголию

Сколько раненых она вынесла с поля боя — не перечесть! Вода, грязь, снег — ей всё было нипочём, под градом пуль и свистом осколков Лариса вытаскивала бойцов из-под огня на плащ-палатке. Сама была и ранена, и контужена.

– Когда шёл бой, мы выбирали самое безопасное место — «гнездо» — и туда тащили всех раненых. Наблюдали за боем, смотрели, где упал солдат, сразу подползали, оказывали помощь, перевязывали. Бой идёт, снайпер щёлкает, поэтому всё — только ползком… А потом, после перевязки, — волоком в «гнездо». Оттуда, уже машиной, — в санроту.

Военными дорогами Лариса прошла Украину, Молдавию, Румынию, Венгрию… А однажды в Чехословакии зашла на командный пункт командира батареи — интересно было.

– Пришла и говорю: «Дайте пострелять!» Командир улыбнулся и разрешил: «Ну постреляй!» Посмотрела в бинокль — немцы окапываются. Я командую: «Ну-ка, братики, приготовиться!» Гляжу в буссоль, навожу и говорю: «Две мины беглых — огонь!» Смотрю — мины угодили в машину, доски из кузова полетели. Поднялся переполох — и немцы стали отступать…

 
На фронтах Великой Отечественной. Фото с сайта russianlook.com  

…Победу она встретила в Праге. Стояли там месяц — ждали демобилизации. Наконец их погрузили в эшелон и повезли до… монгольской границы. И здесь сказали о начале войны с Японией.

– Мы шли по песчаным полям, пресной воды не было, кругом — только солёные озёра. Воду из фляжек берегли — не пили, а только полоскали рот. Шли месяц! Наша батарея была на германских лошадях — они дохли от бескормицы.

…Демобилизовалась Лариса Семёновна в начале ноября 1945 года.

– Думала, что в живых у меня никого не осталось, — мама умерла в 1944-м. А братья и сёстры были ещё маленькими — не знала, что с ними. Потом оказалось, что брат с 14 лет в Магнитогорске снаряды делал на военном заводе, я разыскала его в 1953-м. Там брат и вырос, и состарился. Неграмотный был — на зарплатной ведомости крестик ставил. В 1975 году летала на свадьбу к племяннику. А потом снова потеряла связь: телефона у них не было, письма приходить перестали…

Письмо Ворошилову

…После демобилизации Лариса снова поехала к дяде в Ростов. Вышла замуж, родила сына. Но семья не сложилась, да и в дядиной семье она не прижилась — сказался боевой, бескомпромиссный характер.

Именно этот рисковый характер и способность энергичной натуры не пасовать перед препятствиями привели Ларису Семёновну на Камчатку. В 1956 году она приехала сюда по оргнабору. И осталась, по окончании путины устроившись работать в морпорт. Вышла замуж за Илью Устюгова, штукатура из Моргидростроя.

 

Досье:
Лариса Семёновна УСТЮГОВА (в девичестве Беликова) родилась 23 сентября 1921 г. в деревне Берёзовка Орловской области. Ветеран войны и труда. Имеет шесть правительственных наград, в том числе орден Отечественной войны II степени, медали «За победу над Японией», «За победу над Германией в ВОВ» и другие.

 

Кстати, в этот период её жизни был примечательный эпизод. На Камчатку с малым ребёнком Ларису не взяли — пришлось отдать сына на время в детский дом. Вернуть ребёнка назад матери тоже не спешили —  не было жилищных условий. Тогда, в 1957 году, она написала письмо Ворошилову (в те времена он был председателем Президиума Верховного Совета СССР. Ред.), и ей прислали Славика пароходом! Вскоре мужу дали квартиру… 

Лариса Семёновна отработала в морпорту до пенсии, отдав предприятию 30 лет. Была даже бригадиром, но, как уверяет, никем не командовала — подчинённые сами всё делали. 

Она живёт в двухкомнатной квартире и обслуживает себя сама, несмотря на преклонный возраст. На балконе — любимая луковая грядка, в комнатах цветы. В кухонной духовке — жареные семечки. Их Лариса Семёновна жарит по собственной методе — очень вкусные!

Отдельной стопкой в серванте  — семь грамот от Верховного главнокомандующего, Генералиссимуса Советского Союза товарища Сталина.

 
Любимая луковая грядка. Фото Татьяны Боевой  

…В её доме – чистота и порядок и, как уверяет пожилая женщина, всё есть. Правда, диван старенький, проваливается на середине — не мешало бы новый купить. Да ремонт косметический был бы кстати…

– Как приближается День Победы — вот она, власть! С цветами, подарками и телевидением, сняться на моём фоне... А праздник прошёл — и нет никого! — сетует женщина-ветеран. — Сама-то я до потолка не дотянусь побелить, да и обои поклеить. Давно надо трубы в ванной и туалете заделать — как меняли их, так дырки и остались...

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах