aif.ru counter
447

Солнце в проруби. Как заставить душу запеть в суровые камчатские морозы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. «АиФ-Камчатка» 26/01/2016
Моржевание помогает чувствовать себя в тонусе.
Моржевание помогает чувствовать себя в тонусе. © / АиФ

«После шоковой терапии ледяной водой кожа горит жаром, и смеяться хочется!»

Председатель калмыцкого землячества на Камчатке Надежда Тихонова заряжена позитивом так мощно, что его с лихвой хватает на всех окружающих. А ей надо и в прорубь успеть нырнуть, и на важную встречу не опоздать.

На выселках

Родителей Нади в декабре 1943 года выслали на спецпоселение в Сибирь. Причём сообщили о переезде за 15 минут до отправления поезда. Тряслись люди в телячьем вагоне, у многих даже тёплой одежды не было… От голода и холода спасли русские. А также то, что бабушка успела машинку швейную прихватить, а дедушка давал уроки русского языка и истории (он был учителем) — этим и кормились.

Бабушка научилась в Сибири печь великолепный пышный хлеб. И потом, уже в Калмыкии, к ней специально приезжали уважаемые люди — за хлебушком. Указ об освобождении калмыков от спецпоселения вышел незадолго до рождения Нади, в марте 1956 года. В 1957 году родители вернулись в родную степь.

На свет Надежда появилась с проблемами: у неё повторялись приступы удушья. Малышке поставили диагноз — бронхиальная астма, и детский врач сказала, что это не лечится, а доживёт ребёнок максимум до 15 лет… Но мама Нади не согласилась с вердиктом эскулапа и стала лечить девочку своими, народными средствами. Каждое утро она раздевала младенца донага и буквально возила по росе в степной траве. Благо, стоял август, а в Калмыкии лето жаркое. Есть, кстати, такой анекдот. Москвич спрашивает у калмыка: «У вас летом в тени температура за сорок градусов зашкаливает, как вы здесь живёте?». «А мы в тень не заходим!» — получил в ответ.

В общем, дочку мама вылечила: откатала росными ванными, отпоила кумысом и травами. И теперь та самая калмыцкая девочка с удовольствием ныряет в камчатскую прорубь. Как ни парадоксально, именно потому, что ей не хватает тепла и солнца. Говорит, что после шоковой терапии ледяной водой кожа горит жаром, и смеяться хочется.

Окончив школу, Надя поступила в Ленинградский фармацевтический техникум — просто мечтала увидеть знаменитую Северную столицу, и ткнула в справочнике для поступающих пальцем наугад. Там она и мужа своего встретила, и первого сына родила. Муж учился в университете на физмате. Потом его призвали в армию. А после ему пришлось выбрать военное поприще из семейных соображений: у супругов родился ребёнок, а квартиру давали только военным.

Они исколесили весь Союз и не только. В Пскове родился второй ребёнок, в немецком Дрездене — двойняшки, мальчик и девочка. А их мама, Надежда, дома не отсиживалась — работала. Специальность химика-фармацевта выручала везде. Помогал и несгибаемый характер.

50 кг характера

Однажды в очередной войсковой части, в Калужской области, Надежду назначили заведующей специализированной химлабораторией. В подчинении — здоровенные мужчины.

– А у меня вес чуть больше 50 килограммов, не говоря про рост, и 42 размер одежды. Не матерюсь, не курю. В общем, они меня вообще никак не воспринимали. План не выполнялся, разговаривали между собой матом, процветало панибратство. Что делать? Посоветовалась с мужем. И решила ситуацию переломить по-своему.

Вспоминать об этом страшно — хуже, чем в прорубь прыгнуть в первый раз! А сделала я так. Попросила мужа написать на листке бумаги непечатные выражения, которые в армии часто применяют. Заранее составила текст речи, с включением этой ненормативной лексики, о том, как мы будем дальше работать под моим руководством. Объявила общее собрание лаборатории и зачитала этот «документ», не поднимая глаз. Стыдно было — не передать! Тишина стояла мёртвая…

Когда я закончила, в полном безмолвии все мужики встали и вышли из помещения. А когда зашли вновь, один из офицеров, прокашлявшись, сказал хриплым голосом: «Надежда Карнашовна, мы всё поняли. Простите нас! Больше такое не повторится».

С тех пор курить и «выражаться» при мне перестали, а над входом в лабораторию повесили лозунг: «У нас не матерятся!». Называть меня стали только по имени-отчеству, и план мы стали давать на 150 %! И, кстати, в первый раз я окунулась в прорубь именно там, в Калужской области, на Оке. Одна из наших сотрудниц полоскала в проруби бельё. Я как-то руку сунула в воду — ужас! Но потом, после бани, попробовала уже окунуться — понравилось! С тех пор и купаюсь. Здесь, на Камчатке, познакомилась с любителями зимнего плавания, с Виктором Годлевским, вступила в их моржовый союз.

На Камчатку семья Тихоновых приехала в 1991 году: муж получил распределение сроком на два года.

– Но Советский Союз развалился, и нам на смену никто не приехал. Так и остались здесь, — рассказывает Надежда Корнашовна. — И не жалеем — я мечтала попасть на Камчатку! Когда жили на материке, часто слышала по радио: «В Петропавловске-Камчатском полночь». И думала: что за земля такая? Таинственное место! Вот бы посмотреть! А когда удалось сюда попасть, за два года мы с мужем исходили вдоль и поперёк весь полуостров и влюбились в него!

– Здесь вы тоже работали фармацевтом?

– Предложили мне место заведующей отделом в фармацевтическом предприятии, но места в детском саду для моих двойняшек не было. Поэтому пришлось искать работу со свободным графиком. И я пошла учиться на страхового агента. Отучились нас 300 человек, а пошли работать только трое. Продать страховой продукт в рыночное время было очень сложно!

Но у неё получилось — впрочем, как и всё, за что эта женщина берётся. Вскоре она уже стала начальником отдела, а затем и вовсе начальником всего страхового агентства.

Главные ценности

– Откройте секрет карьерного успеха?

– Просто я с каждым человеком пытаюсь найти общий язык, поймать его волну. И умею слушать и извлекать информацию. Это всё!

Сейчас я уже на пенсии, но вплотную занимаюсь общественной работой. В этом году 25 лет моего председательства в калмыцкой общине. Как только мы приехали на Камчатку, я разыскала всех своих земляков и предложила объединиться. А в 1993 году был создан Центр национальных культур — одна из первых таких общественных организаций в России, возглавила его Надежда Ганина. Так что я один из первых «динозавров» национального самобытного движения на Камчатке. Мы начинали вместе с украинцем Манжосом, бурятом Галсановым, белорусом Ярошем и евреем Латманом — все они стали председателями национальных общин. Жили очень весело, дружно, часто общались, организовывали поездки, встречи, фестивали, хотя в то время финансирования никакого не было — всё своими силами.

Наверное, именно благодаря таким людям мы и живём на Камчатке без национальных катаклизмов. А ещё Надежда Карнашовна уже год ходит в школу ительменского языка — изучает наречие аборигенов земли камчатской. Вообще все её занятия и увлечения перечислить сложно: она и волонтёр, и общественный лектор по калмыцким традициям и культуре, и заядлая туристка, и рыбачка, и участница хора. А недавно научилась корзины вязать из морской травы под грибы с ягодами и выделывать оленьи камусы — скоро будет унты шить. Ещё она учится в школе гидов при Кроноцком заповеднике.

– Вы человек очень активный, а всё же, какие ценности в жизни для вас главные?

– Дети и внуки, конечно! Когда я родилась, кстати, врачи сказали, что детей у меня не будет. Не надо верить в плохие предсказания. Надо их опровергать! Когда идёшь по жизни, нельзя лгать, предавать и желать людям плохого — получишь обратно в десятикратном размере. Хочешь успеха? Отдавай доброту и любовь!

– Как водичка была в этом году в крещенской проруби?

– Отличная! Моржевание вообще помогает чувствовать себя в тонусе, не стариться! Подниматься на вулканы, купаться в океане. Хотите присоединиться? Приходите! Мы с девочками в бане паримся в Сероглазке по выходным. А потом — в прорубь. И сидим, песни орём на всю округу — душа поёт!

Досье
Надежда Корнашовна ТИХОНОВА. Родилась 25 июля 1956 г. в Тюменской области. Замужем, четверо детей, трое внуков.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах