aif.ru counter
05.06.2013 12:14
303

Колокольня Горина: «Шойгу по-нормальному нас даже не выслушал»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. АиФ-Камчатка 05/06/2013
Фото Татьяны Боевой

г. Вилючинск, 5 июня — АиФ-Камчатка. Если информацию о трудовом стаже Алексея ГОРИНА загрузить в компьютер — электроника «зависает».

— Ребята смеются: ввели в программу мои данные по «вредности», а компьютер выдал ошибку — мол, столько лет на опасном производстве не работают. По норме, после десяти «вредных» календарных лет имеешь право в 45 уйти на пенсию. А у меня — четыре раза по десять!

…Разговаривать с Алексеем Семёновичемнелегко. И вовсе не потому, что он не общительный. Просто любая начатая тема плавно переходит на его завод. И заводом же заканчивается.

— У меня большая пенсия, — говорит Горин, — 25 тысяч. Общий стаж — 56 календарных лет. В 1963 году приехал на Камчатку посмотреть — и до сих пор смотрю. И ни на какое переселение не согласен. Здесь — родина, я к этому месту прирос. У меня на глазах среди леса поднялись и завод, и город.

Халтура не пройдёт

1 июня Алексею Семёновичу исполнилось 75. Он и сегодня работает на вилючинском судоремонтном заводе. За освоение ремонта паропроизводящих установок в реакторном отсеке атомных подводных лодок Горин награждён орденом Трудовой Славы. И рассказать может многое. Правда, предупреждает сразу: «Со своей колокольни»…

— В 1963-м, когда я приехал, у меня был второй слесарный разряд, потом дошёл до пятого, а с 1966 года возглавлял бригаду судоремонтников. Новый завод назывался «Горняк», сначала это был переделанный во Владивостоке рудовоз, который в 1959 году пришёл в бухту Сельдевую. Основные цеха были в трюмах, а на берегу — два маленьких одноэтажных цеха.

  Фото Татьяны Боевой

 

Вместе с заводом строились дома, школы, садики, больницы. По решению Совета министров СССР был даже батальон ВСО — военно-строительный отряд, где по два года работали призывники, а нынешний глава города Алексей Сова был тогда замполитом.

Мы осваивали ремонт атомных подлодок первого поколения. Иногда восстанавливали их прямо на пирсе, в Рыбачьем: делали мелкий ремонт, чтобы не гнать субмарину на завод. Например, реактор рабочий, но топливо выработало свой ресурс. Надо отработанное топливо выгрузить, новое — загрузить. После этого были ходовые испытания, на которые и мы ходили — смотрели, как лодка идёт, как погружается. Вот тогда я понял ещё раз, что ремонт атомных субмарин — дело очень ответственное, халтура здесь не пройдёт!

Сначала занимался доковым ремонтом: система погружения-всплытия, рули-винты, забортная арматура, торпедные аппараты. Ракетные катера, тральщики, противолодочные корабли — всё ремонтировали. А потом нас переквалифицировали только на реакторные отсеки.

Произвол судьбы

В 80-е, годы расцвета судоремонтного завода, численность его сотрудников превышала пять тысяч человек. Недаром американцы называли вилючинскую базу «Осиным гнездом»! Но наступили 90-е, не стало Советского Союза, к власти пришли другие люди и… бросили всё на произвол судьбы. В те времена на металлолом пустили 19 подлодок!

— Америке очень хотелось, чтобы лодок у нас было меньше, — убеждён Горин. — Ведь одна субмарина могла уничтожить целую страну: шутка ли — 16 баллистических ракет плюс ядерные боеголовки! Поэтому, пока мы сидели без работы, американцы давали деньги на резку лодок, поставляли гильотины, которые рубили металл на лапшу. И кто-то на всём этом, наверное, наживался.

…Бригада, которую я возглавлял, есть и сейчас. Но работы нет! Завод — это же целый организм. Он есть, но в упадке. Документации на новые лодки, которые идут — нет. И никто не думает об этом!

После распада СССР у нас решили создать акционерное общество. Даже была мысль — завод приватизировать и передать в частные руки. Но прибыли-то от нас нет! А судоремонтные заводы никогда не были рентабельными! В общем, получилось, что завод бросили на самообеспечение. Результат? Коммуникации выходят из строя. Пирсы старые, там нужно дно углублять — при больших отливах лодки третьего поколения уже садятся на киль. Если они на утилизацию — ещё терпимо. А если на ремонт? Нельзя! Нужна модернизация! А государство в этом уже не участвует — живите сами по себе. В таких условиях завод может рухнуть…

Фото Татьяны Боевой

Волнующее будущее

— Недавно приезжал Шойгу, новый министр обороны, — посмотреть ремонт лодки третьего поколения. Он и по цехам-то как следует не прошёл, с людьми не поговорил, директора завода по-нормальному не выслушал. Обвинил нас и уехал. А ведь половина тех денег, которые выделяли на ремонт этой лодки (речь идёт о подлодке «Братск» — Ред.), не дошла до завода! Помню, когда приезжал главком ВМФ СССР адмирал Горшков, он не жалел времени на разговор с людьми, слушал внимательно.

Что вызвало негодование Шойгу во время его визита на Камчатку >>>

Меня очень волнует будущее завода! Если он перейдёт в частные руки — здесь столько металла — разберут, продадут! Без участия государства Вилючинск лишится градообразующего предприятия. Жаль и завод, и город. Вот сегодня получили ребята расчётные листки: зарплата слесаря четвёртого разряда — 28 тысяч. Специалисты с материка уже сюда не едут!

…Сейчас Алексей Семёнович — шкипер на специальном плавсредстве № 1 для приёмки отработанной радиоактивной воды. Это оборудование на заводе сохранили — на всякий случай.

О жизни вне завода Горин говорит скупо, оживляется лишь, когда речь заходит о природе и детях.

— Лес, рыбалка — всегда это любил. Сейчас, правда, ноги уже не те — осталась только дача, где можно отдохнуть. Халупка моя сделана из деревянных щитов — средств на хоромы не было. Завод выделил мне в 1982 году машину — «Запорожец». Раньше машины распределяли по очереди, передовикам производства. Он до сих пор и возит меня. Он один здесь такой — красный. И все знают — раз он стоит, значит, и я здесь.

ДОСЬЕ

Алексей Семёнович ГОРИН родился 1 июня 1938 г. в Кемеровской области, в крестьянской семье. Окончил ремесленное училище. На Камчатку приехал в 1963 г. после армии, по вызову на судоремонтный завод. Ветеран труда, почётный гражданин Вилючинска. Награждён орденом Трудовой Славы третьей степени, медалью «За доблестный труд». Лауреат Государственной премии СССР 1984 года — за большой личный вклад в улучшение качества ремонта техники и оборудования.

Вдовец. Сын и дочь — врачи. Две внучки.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество