aif.ru counter
274

Радиоактивная начинка. Почему жизнь экипажа зависит от одного человека

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. «АиФ-Камчатка» 26/07/2016
Подводники уходят в автономку с удовольствием.
Подводники уходят в автономку с удовольствием. © / АиФ

Командир группы космической связи одного из первых советских атомных подводных ракетоносцев, капитан первого ранга запаса Виктор Шлыков согласился на интервью накануне Дня ВМФ не сразу. «Вам бы с кем-нибудь из замполитов встретиться — вот они разговаривать умеют. А я мало что могу рассказать — секретами обложен».

Морское призвание

Он — потомственный военный моряк, отец и все его братья тоже были военными, один из них даже участвовал в параде Победы в 1945-м.

Татьяна Боева, kamchatka.aif.ru: Как рано вы поняли, что станете морским офицером?

Виктор Шлыков: С младенчества! Отец и мать направляли на эту стезю (мама у меня работала военврачом), да я и сам хотел! Для меня образ морского офицера был очень привлекательным: красота мундира, образование, почёт — где ещё такое получишь? Тем более, что училище военно-морское рядом, и море, на котором я вырос! Все приморские бухты с родителями обошёл, все военно-морские базы, гражданских вообще редко видел — там во времена холодной войны была милитаризованная зона, всё закрыто и очень засекречено. Короче, выбор профессии был однозначен.

По состоянию здоровья я был годен для подводного флота. А подводники и лётчики по этому признаку — высшая каста. Отбирали нас, как космонавтов. И мне довелось служить на первых советских атомоходах. Всё было очень серьёзно, до фанатизма: противостояние двух систем, наращивание вооружений, в том числе подводных ядерных сил.

Пришёл я служить в посёлок Тихоокеанский в Приморье, между собой мы называли его Техас. И сразу — на атомоход. Морячил «от» и «до»: 12 автономок! Тогда ещё лодкам названия не присваивали, были буквенные и цифровые обозначения. Например, подлодки проекта 667 А мы называли азухами, с теми же цифрами проекта Б — букашками, по аналогии с первыми буквами кириллицы: аз и буки. Вот и я служил на такой «букашке», многотонной махине, начинённой ракетами с ядерными боеголовками, не считая торпед. А потом начали присваивать лодкам названия по именам городов, по конкурсу. Идея очень хорошая, с серьёзной идеологической подоплёкой.

– И какая же может быть подоплёка, если атомный крейсер стратегического назначения назвали, например, Старый Оскол?

– А это целая система была. Судите сами. Отцы города активно интересовались службой призывников, которых направляли на корабль. При хорошей службе матросам — почёт и хвала, родителям — письма с благодарностью от командования, а самим срочникам — рекомендации при поступлении в морские училища. Родителям давали возможность приехать в часть и даже зайти на лодку, посмотреть, как служит их сын. Конечно, в таких условиях у матросов была перспектива, они служили на совесть, старались изо всех сил. Служба на атомоходах давала путёвку в жизнь!

В обнимку с реактором

– Атомный подводный крейсер — он же с радиоактивной начинкой. Близость с реактором не пугала?

– Дозиметр у любого подводника всегда находится в кармашке робы, без него выходить в море просто запрещалось! Кроме того, начхим (начальник химической службы) замеряет радиационный фон постоянно. Иначе и быть не может — ведь с реактором спишь чуть ли не в обнимку. Защита очень серьёзная, всё продумано, внутри корпуса подводной лодки радиационный фон не превышает естественного. За всё время моей службы на подлодках, с 1977 по 1996 год, не было ни одного случая аварии реактора.

После 20 лет под водой я служил уже на берегу, но тоже на флоте, дошёл до начальника ЗУС (зонального узла связи) ВМФ. В общем, как надел шинель в 18 лет, так и снял её только в 52 года, когда ушёл в запас. Но до сих пор работаю в военизированных структурах.

– Расскажите о первом впечатлении об «автономке»?

– В автономку мы уходили с непередаваемым удовольствием! На берегу — бесконечные инспекции, проверки, комиссии. Чистишь, моешь, драишь, бегаешь с документами, получаешь продукты, медикаменты. Мечешься, а домой не отпускают! А когда уходишь в море, вся береговая суета заканчивается. Слава богу, один командир на борту! И первую неделю нам давали просто выспаться от этого мракобесия на берегу…

С огромным энтузиазмом ходили на выполнение боевых задач, патриотизм был в крови. Тренировки, учения, погружения, всплытия, вахты — всё сливалось в одной непрерывной службе, и если ты отдохнул за сутки два часа, это было нормально. Старпом и командир корабля почти не спали, всю автономку ходили с красными глазами. Но патриотизма и здоровья хватало на всё!

100 дней одиночества

– Можно подробнее о том, что каждый занимается на лодке только своим делом. А как же «один за всех»?

– Не в своё дело не лезь, не трогай и даже не прикасайся — это одна из главных заповедей подводника. Хотя ты должен знать на лодке всё! Таков флотский принцип. Автономка, как написал в книге своих воспоминаний мой сослуживец Валентин Полтихин, это высший пик боевой готовности, когда все — как один, и один — как все, когда каждый чётко знает своё дело и одновременно обязанности и действия товарища, несущего вахту рядом. Ведь жизнь экипажа порой зависит от одного человека…

– И так три месяца подряд, в одном тесном помещении — одни и те же лица…С ума можно сойти!

– Да, плюс одни и те же ситуации, одни и те же рассказы в кают-компании. Кто выдержит такое 100 дней? Только сильные духом и волей, со стальным здоровьем. Прибавьте сюда ещё и опасность ежесекундную. Представьте, если рулевой задремал на посту: рука вниз, и лодка — на погружение, а мы над Мариинской впадиной идём! Или на пульте управления параметры промухал… И ракеты выпустить в любой момент по указанной цели — это не шутки. Серьёзные люди за выполнение серьёзных задач получают приличные деньги недаром, что так привлекательно для некоторых особ слабого пола…

– Животрепещущая тема! Поделитесь секретом, как с такой занятостью на службе Родине удаётся создавать нормальные семьи?

– Быть женой военно-морского офицера — призвание, этому не научишь. Не каждой дано! Но если человек умный, грамотный и воспитанный, то ждать не так сложно… А вот если женщина слаба интеллектом и здоровьем, в жёны она не подходит.

– Интересно, что на первое место вы поставили интеллект, а не красоту. А почему на втором месте здоровье?

– Так мотаться по гарнизонам — физически выдержать надо! Это сейчас стали военным благоустроенные квартиры давать, раньше часто жили с печкой в доме, колодцем во дворе и туалетом на улице. А мужу заниматься бытом недосуг! Приходит домой усталый, весь в мазуте… Помыться бы и спать!

Как находим подруг — вопрос интересный. Вы правы, военным некогда, поэтому зачастую — подхватил, что попало… Женщины тоже частенько выбирают по погонам и зарплате. А когда муж меняет парадный костюм на рабочую одежду и начинаются проблемы с выплатой довольствия — сразу смотрят на сторону. Бывает! Но и холостяк в военно-морском флоте — ненормальный человек. Какие у него цели? Сойти на берег, получить деньги и промотать их. Вот счастье! Заканчиваются деньги — заканчивается счастье…

Правильным курсом

– Как вы оцениваете современную ситуацию в российской армии?

– И в военно-морском флоте, и по части других силовых структурах мы — самые лучшие! Лично у меня в этом сомнений нет. Сейчас наращивается мощность вооружённых сил России — так и надо! Ещё Александр III сказал, а Путин повторил: «У России есть только два верных союзника: её армия и флот». И я с этим согласен!

Модернизация вооружённых сил, которая сейчас происходит, обучение военных специалистов — всё это однозначно правильно! И сокращения тоже — армия требует профессионалов, бестолковых и неспециалистов необходимо убирать. Сейчас конкурс в военные училища — до 10 человек на место. У меня московский друг работает в администрации президента. Он хотел отдать внука в кадетский корпус при Суворовском училище. Так не взяли! Хотя пацан — круглый отличник. По каким-то параметрам не прошёл, и кремлёвская близость не помогла. Гениев выбирают! Так что мы в правильном направлении идём.

Досье
Виктор Борисович ШЛЫКОВ. Родился 23 февраля 1955 года во Владивостоке. Окончил ТОВВМУ имени Макарова, военно-морскую академию им. Н. Кузнецова. 20 лет отслужил на подлодках, из них 13 — на Камчатке, в Вилючинске. Ушёл в запас в 2006 году. Награждён медалями: «За боевые заслуги», «За службу Родине» трёх степеней, медалью Кузнецова и другими. Ветеран вооружённых сил, ветеран связи, ветеран труда. В настоящее время начальник отделения гидрографии гидрометеобюро в подразделении Войск и сил на северо-востоке России. Женат, две дочери, двое внуков.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах