55

Просто Василий

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35 31/08/2010

Считается: что человек ест - таков он и есть. Вот рецепт любимого блюда нашего героя. Берем сырое горло, легкие, печень, мозги и почки оленя. Шинкуем их, как на салат, заливаем оленьей кровью. Добавляем соль по своему усмотрению - и блюдо готово. Говорят, получается очень вкусно.

Наш герой - не вампир, а эвен. Он - не знатный оленевод, не выдающийся охотник - простой камчатский абориген. Не из городских, которые ходят в пиджаках и галстуках и постоянно чего-то требуют, а из настоящих - лесных. Василий Банаканов - наш земляк (он прописан в Эссо), но его образ жизни не такой, как у большинства из нас.

Родился Василий в 1957 году в семье оленеводов. До 7 лет жил в табуне. Потом его перевезли в интернат, где он выучил русский язык, а также научился читать и писать. После интерната снова вернулся в табун. А потом за ним прилетел вертолет, который увез его в армию...

- Лучше бы я в армию не ходил, - говорит В. Банаканов. - Пока служил, мои родители погибли. Они в то время охотились. Наверное, у них пушнины было много. Кто-то, я так думаю, своровал ее, а юрту поджег. Но это дело так и не раскрыли.

Волки, как люди

- Где вы жили, когда вернулись из армии?

- В табун пошел, к оленям.

- Это опасно - жить в тундре? Все-таки вокруг дикие звери: медведи, волки...

- В табуне у меня только один раз был случай, когда я мог от зверя погибнуть - в июле 1981 года. Это был голодный год. Я шел впереди, олени за мной. Вдруг из шеламайника выбежал медведь. Я залез на березу, единственную на всей поляне. А медведь начал гонять оленей по кругу. Табун, когда убегает, всегда носится по кругу. Прямо под деревом, на котором я сидел, медведь схватил олененка. И сразу начал его есть. Видно, сильно голодный был. Тут подоспел мой напарник. Кричит мне: "Где медведь?" Я говорю: "Подо мной, кушает олененка. Стреляй в него". Он выстрелил, сначала ранил медведя, а потом мы его добили.

- А волки нападают?

- Нападают. Волк - это опасный враг, хитрый, как человек. Подкрадывается ночью. Самки, например, убивают сразу много оленей. А потом таскают их в свое логово.

- Волк - небольшой по размеру, как он может задрать оленя?

- Легко. Волк - кровожадный, сначала хватает оленя за ляжку, а когда тот оборачивается, вцепляется в горло.

- В табуне с вами всегда есть лошади. Вы сами их готовите, объезжаете?

- Сам объезжаю... Начинать надо, пока жеребенок еще не вырос. Он всегда с матерью, смотрит на нее, подражает. Ее запрягаешь и на него тряпочку повесишь. Самый лучший месяц, когда можно обучать жеребенка, - это июль. Его в это время заедают комары, мошка. Почешешь его, погладишь, ему приятно, сверху плед на него положишь. А со временем он и к седлу привыкает.

- Когда у людей в табунах рождаются дети, за ними надо внимательно смотреть...

- В юрте есть специальные жерди. Мы к ним маленьких детей привязываем, чтобы они к костру не подходили. Так они на привязи и сидят, как олени.

- Какие-то обряды при рождении ребенка вы соблюдаете?

- Раньше соблюдали, но я их уже забыл. Помню, когда мальчик рождался, ему на нос клали кусочек оленьего мяса или мозга. Чтобы в будущем у него тоже был мозг.

- Вы застали времена, когда из одного селения в другое приходилось добираться на оленях. А если дорога была дальняя и неожиданно пурга начиналась...

- Если пурга начиналась, мы ее пережидали. В меховой кухлянке можно и под снегом спать. Под снегом даже теплее.

- А дышать как?

- Отверстие проделываешь. У меня был случай, когда я уснул и меня с головой занесло. Почувствовал, что жарко стало и дышать тяжело. Ничего, откопался.

Охотой не заработаешь

- В советские годы оленеводы хорошо зарабатывали?

- Рублей по 100, по 120.

- Это немного...

- Нормально. Тунеядства не было. Все работали, план выполняли. Правда, водки довольно много к нам привозили. У рыбкоопа, наверное, тоже план был какой-то.

- Когда вы перестали заниматься оленеводством?

- В лихие 90-е. Совхоз разваливался. Я стал охотником. Можно сказать, фермером. Охочусь на соболя, рысь, росомаху, медведя.

- Это прибыльное дело?

- Думал, что да. Но охотой много не заработаешь. Бывают годы, когда зверя совсем мало.

- С какого расстояния вы можете попасть в зверя?

- Я стараюсь близко подойти. Я еще в детстве учился подкрадываться к зверям незаметно. Сначала к своей собаке подкрадывался, к оленям.

- У вас есть источники доходов, кроме охоты?

- Туризм... Я вот недавно немцев сопровождал несколько суток. В дороге у нас кобыла ожеребилась. Чуть-чуть не дотерпела до конца пути. Представитель турфирмы, который с нами шел, очень за нее переживал. Говорит, если она не дотерпит, мы и день потеряем, и деньги. Она родила ночью перед нашим последним переходом. Немцы очень обрадовались, вечером не было жеребенка, а утром уже есть. Он дошел с нами до поселка своим ходом.

Шаровая молния

- Когда первые иностранные туристы появились в этих краях?

- Примерно в 1993 году. Первый турист, помню, был из Франции. Его звали Жиль. Он хорошо знал обычаи северных народов, ел нашу еду.

- А вы сырое мясо едите?

- Я строганину люблю. Еще мне нравятся оленьи легкие, печень, почки. Это витамины.

- А молоко оленье вы пьете?

- Когда у женщины нет молока, доим оленей. У них молоко сладковатое и жирное.

- Правда, что некоторые медведи питаются только рыбой, а некоторые - только ягодой?

- Да, есть среди медведей вегетарианцы - едят только ягоды и шишки. Они отличаются по цвету шкуры. И вкус мяса у них другой, и запах.

- А какой медведь вкуснее?

- Который шишки кушает. Он жирный. Тот, кто рыбой питается, рыбой и пахнет. А если медведь питается на рябиннике, у него сало розовое.

- С аномальными явлениями вы в лесу когда-нибудь сталкивались?

- Лет пять назад, помню, шел сильный снег, и в небе летело что-то круглое и красное, как шаровая молния. А потом исчезло. Я никогда больше такого не видел.

- Что в тайге вас больше всего удивляет?

- Природа в последние годы другой стала. Непостоянной. То жарко, то холодно, то дождь, то пурга. Все резко меняется. Раньше такого не было. Что-то с климатом происходит. И еще какие-то странные мухи появились - кусачие, маленькие. Откуда они взялись - непонятно. Может, пургой принесло?

- Наши, городские аборигены постоянно чем-то недовольны, чего-то требуют у властей. А вам что нужно от государства?

- Чтобы помогали с приобретением техники. Мне вот помогли купить снегоход.

- Государство мешает вам вести свой, как теперь принято говорить, традиционный образ жизни?

- Законы мешают - Лесной кодекс. Там много всего написано - и ничего не понятно. Не могу я в нем разобраться.

- А в город переехать вы не хотите?

- Нет, я и в селе долго не могу находиться. Неделю побуду - и уже в лес тянет. В лесу спокойно, никто тебя не видит, никто не командует. Тишина и хорошо думается....

Кто выше и сильнее?

- Самый опасный зверь в тайге - это медведь-шатун, - говорит Василий Банаканов. - Как-то я дрова пилил. Одно дерево, падая, зацепилось за ветви другого. Я толкал его, толкал, не смог столкнуть. Отошел в сторону. Слышу сильный грохот. Поворачиваюсь, медведь мое дерево повалил...

Самцы медведей на некоторых деревьях оставляют пометки когтями или зубами, соревнуются: кто выше, кто сильнее. У нас не принято такие деревья трогать. Медведь может решить, что человек тоже с ним меряется, запомнит его запах и потом отомстит. Наверное, тот медведь подумал, что я с ним соревнуюсь, навалился на дерево, а оно упало...

ЦИФРЫ

По данным последней переписи населения, на Камчатке проживает около 15,5 тысячи представителей коренных малочисленных народов Севера (4,3 % населения края), в том числе 446 алеутов, 2,3 тысячи ительменов, 1,9 тысячи камчадалов, 7,3 тысячи коряков, 1,5 тысячи чукчей и 1,8 тысячи эвенов.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах