aif.ru counter
451

Настоящий полковник! «Война – не игра в стрелялки, это кровь, пот и боль»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. «АиФ-Камчатка» 16/02/2016
Афганистан.
Афганистан. © / Из личного архива

К годовщине вывода советских войск из Афганистана и Дню защитника Отечества корреспондент «АиФ-Камчатка» встретился с полковником в отставке Виктором Леонтьевым.

Страшный лейтенант

На первом курсе военного училища по физическим данным Виктора определили в морские пехотинцы. Но очень скоро перевели в спортивный взвод. Мастер спорта по лыжам, он участвовал в зимних играх среди военных округов, в соревнованиях по многоборью.

– Нужно было быть развитым во всех отношениях — надеюсь, я таким и был! — с улыбкой вспоминает Виктор Анатольевич. — Многие мои сослуживцы из этого взвода пошли дальше, продолжили образование, стали начальниками физической подготовки полков и дивизий. А я по окончании учёбы получил назначение в погранвойска.

В 1981 году офицер Леонтьев, «страшный лейтенант», как он сам себя тогда называл, в составе сформированной мотоманевренной группы был направлен в Афганистан. Ехали они две недели эшелоном, через весь Советский Союз. И переправлялись по понтону в Термезе — потом на этом месте построили тот самый мост, по которому прошёл последний советский боец, когда военная кампания закончилась.

При вхождении в Афганистан мы знали только место базирования, где будем находиться — за городом Мазари-Шериф. Знали и обычаи местного населения, нравы народа — их нам преподавали на специальных занятиях. Пришли в голое поле, стали возводить инженерные сооружения. И в первую же ночь — обстрел. Так неласково приняла нас афганская земля.

Афганская земля приняла неласково.
Афганская земля приняла неласково. Фото: Из личного архива

Татьяна Боева, kamchatka.aif.ru: Что требовалось от вас в Афганистане?

Виктор Леонтьев: Первый раз я отслужил там полтора года, был заместителем начальника боевой группы. После замены снова прибыл в Афганистан в 1985 году уже в составе десантно-штурмовой группы. Задача была — поиск и ликвидация бандформирований. Мы блокировали, прочёсывали кишлаки, организовывали фильтрационные пункты. Происходило это примерно так: окружаем кишлак, встречаемся со старейшинами и предлагаем сдать оружие и выдать «духов». А потом выявляли боевиков по собранной информации, характерным синякам от отдачи винтовки и потёртостям на плече от оружейных ремней, по пороховым следам на пальцах рук. И даже по запаху: если боевик сидел в схроне с оружием, от него и дух соответствующий.

Ещё воевали в горах. Там — сухой паёк, ложка и котелок. Иногда, правда, пельмени делали — из тушёнки. И блины жарили на сапёрной лопатке.

Воевали в горах.
Воевали в горах. Фото: Из личного архива

Тонкое дело

– Как относилось к вам местное население?

– Помните высказывание красноармейца Сухова из «Белого солнца пустыни»? Восток — дело тонкое! Был такой показательный случай. Двадцать восьмого мая, в день пограничных войск, мы возвращались с операции, колонной. Впереди шёл царандой — пехота и военная милиция афганской армии, с которой мы выполняли совместные задачи. В какой-то момент афганские товарищи просто свернули с дороги в сторону и мы первыми втянулись в кишлак. И тут по головной машине ударили с РПГ (ручной противотанковый гранатомёт — Ред.), последнюю тоже подорвали. Таким образом, колону заперли — улица в кишлаке узкая. И начали расстреливать. Механик-водитель из первой машины выскочил, подцепил КШМ-ку (командно-штабная машина — Ред.), которую расстреливали практически в упор, и вытащил её с поля боя.

Я был на БМП (боевая машина пехоты — Ред.), прикрывал миномётную батарею. Эта бойня продолжалась минут десять, стреляли по всем, не было ни одной машины, в которую бы не попали. Бойцам было не развернуться — прятались под грузовиками, на них из пробитых бензобаков тёк бензин… В это время командир взвода сапёров, находясь в укрытии, увидел как на дороге упал его раненый солдат и бросился его спасать. Командир вытащил бойца с поля боя, но погиб от осколка гранаты…

Афганистан. Подорванный на мине советский «ГАЗ-66».
Афганистан. Подорванный на мине советский «ГАЗ-66». Фото: Из личного архива

В ходе того боя мы всё-таки создали в ответ такую плотность огня, что боевики отступили. В результате у нас — 7 погибших и 24 раненых. В течение трёх последующих суток была организована операция «Возмездие» с поддержкой боевых вертолётов. «Духи» были уничтожены…

А ведь представители официальной афганской армии, свернувшие в сторону, которые должны были обеспечивать нашу безопасность, конечно, знали о готовящемся нападении. Но не предупредили. В этом особенность восточных людей: сегодня он вам улыбается и угощает за столом, а завтра станет врагом.

Афганцы могут сегодня улыбаться, а завтра стать врагами.
Афганцы могут сегодня улыбаться, а завтра стать врагами. Фото: Из личного архива

Без абстракций

– В глазах некоторых молодых ребят война — это возможность пострелять, выплеснуть адреналин. Почти романтика…

– Никакой романтики там нет. Они ошибаются! Война — не игра в стрелялки, это кровь, пот и боль. На войне убивают, она ломает психику. В Америке до сих пор те, кто был во Вьетнаме, регулярно проходят реабилитацию по специальной программе.

В течение года после возвращения с войны — афганской, чеченской — кошмары снятся всем! Ночами страшные события повторяются… В результате многие приходят к вере — христианской, мусульманской или буддистской — без разницы.

Война - не игра.
Война - не игра. Фото: Из личного архива

– Каково сегодня отношение к воинам-интернационалистам?

– Те, кто там не был, не понимают тех, кто был — вот в чём беда! И нынешние чиновники, когда обращаешься к ним за помощью для воинов-интернационалистов, часто отделываются такой фразой: «А мы вас туда не посылали!». Участник боевых действий получает надбавку к пенсии в размере двух тысяч рублей — мелочь по сравнению с пособиями для чиновников, отсидевших свою жизнь в тёплом кресле! А поднимешь вопрос, нам говорят: «Вы что, за деньги воевали?». Вот такой разговор. У нас есть один воин-интернационалист, у которого до сих пор нет квартиры — стоит в общей очереди, за номером больше тысячи. Этак до конца жизни не получит жилья.

Те, кто там не был, не понимают тех, кто был...
Те, кто там не был, не понимают тех, кто был... Фото: Из личного архива

– С другой стороны, многие сокрушаются, что у современной молодёжи с понятием патриотизма проблемы. А что входит в понятие «Родина» для вас лично?

– Ничего нового не скажу. Для меня это не абстрактное понятие, а конкретное. Помните знаменитую фразу из фильма «Офицеры»? Есть такая профессия — Родину защищать. Вот это про меня, и это очень серьёзно. Все годы моей воинской службы я защищал — своих родных, близких, жену, детей, друзей. Свой дом, улицу, город. Всё то родное, что меня окружает. И никаких абстракций. Зачастую крутые брутальные пацаны, которые кричат красивые слова, попав в переплёт, дают слабину и ломаются. А тихие скромные парни молча делают своё дело и стоят до конца.

Досье
Виктор Анатольевич ЛЕОНТЬЕВ. Родился 10 августа 1955 г. в п. Яковлевка Приморского края. Окончил Дальневосточное высшее общевойсковое командное училище. На Камчатке — с 31 декабря 1987 г. Выслуга — 56 лет, из них 32 календарных года. С 2002 г. — на пенсии, полковник в отставке. Награждён грамотой Президиума Верховного Совета СССР за мужество при исполнении интернационального долга в Афганистане, медалями «За боевые заслуги», «За отличие в охране государственной границы». Имеет боевые ранения и контузию. Двое сыновей, оба — военнослужащие. Четверо внуков. В настоящее время — заместитель председателя Совета ветеранов Камчатки.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах