aif.ru counter
41

Любовь в трех кругах ада

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11 16/03/2010

Жизнь Любови ИВАНЧЕНКО настолько насыщена событиями, что целой книги не хватит. Тяжелые условия, в которые она попадала, сильно подорвали здоровье, но перенесенные страдания только укрепили душу и закалили характер этого удивительного человека...

Совсем недавно Любовь Трофимовна отпраздновала свой 88-й день рождения, но когда мы с ней беседовали и она углублялась в воспоминания далеких лет, не забывая малейших подробностей, мне стало понятно, что над этой женщиной не властны никакие годы.

В круге первом. Эвакуация

...В аудитории было тихо. Лишь время от времени поскрипывали стулья, раздавался шепот и шелестели перевернутые страницы. Студенты первого курса факультета русского языка и литературы Луганского пединститута сдавали экзамен по военному делу (так уж совпало!). Внезапно дверь распахнулась, и в класс вихрем ворвался парень-старшекурсник: "По радио только что выступил Молотов. Фашисты напали на Советский Союз. Война!". Преподаватель почему-то закашлялся, вынул платок, снял и протер очки, а потом быстро вышел из комнаты...

Несмотря на страшную новость, занятия в институте продолжались до лета 1942 г. Затем студентов послали в колхозы - помогать селянам. В деревнях оставались только женщины, старики и дети - всех мужчин уже забрали на фронт. А потом, когда враг стал все ближе подступать к городу, всех отправили километров за двадцать от Луганска - рыть противотанковые рвы.

Работали под палящим солнцем по 12-13 часов. Люба, как и все, измученная, грязная от налипшей пыли, покрытая волдырями солнечных ожогов, с растертыми в кровь ладонями и разбитыми ногами возвращалась домой уже за полночь, еле доползая до кровати. Рано утром - снова за лопату...

Потом началась эвакуация. Заводы эшелонами отправили в Сибирь, а остальным предложили перебираться своим ходом на Ставрополье. Отец, стараясь уберечь дочь-комсомолку от фашистов, отправил Любу вместе со своим двоюродным братом и его женой, выделив телегу с лошадью. Но не успели они доехать до Краснодонска, как их средство передвижения конфисковали наши же военные.

Огромный, в несколько километров, разношерстный поток людей темной рекой тянулся на восток. Измученные, полуголодные женщины, старики, дети тащили на себе немудреный домашний скарб, гнали скот, продвигаясь навстречу гнетущей неизвестности. Тут же рядом шли какие-то воинские части, тянулась техника... Но самое страшное - беженцев постоянно бомбили немцы. Самолеты появлялись внезапно и с малых высот сбрасывали свой смертоносный груз. От воя падающих бомб люди впадали в панику и, ничего не соображая от ужаса, валились в густую грязь, надеясь слиться с ней в единое целое...

Когда, наконец, ценой больших потерь и лишений беженцы достигли Ставрополья, оказалось, что нужно возвращаться: немцы были повсюду...

В круге втором. Фронт

В Луганск Люба вернулась в ноябре. Здесь ей, измотанной и изможденной, пришлось прятаться от полицаев, которые гнали молодежь на биржу труда: тех, кто покрепче, отправляли в Германию. Спасибо мачехе - та отвела падчериц к своей сестре, у которой имелся чердак с сеном. Там и скрывались, пока не пришло известие, что войска Красной Армии прорвали оборону противника и движутся к городу: "Мы сразу бросились к нашим оборонительным сооружениям, чтобы первыми встретить освободителей и обнять их". А потом комсомолкам поручили собирать книги для госпиталя. Девушки ухаживали за больными, писали за них письма родным, читали. Вскоре Любу оформили санитаркой...

Тем временем фронт продвинулся дальше. Госпиталь - за ним. "Это случилось где-то в Донецкой области. Пока мы стояли, подошел эшелон 87-й стрелковой дивизии 51-й армии, следовавший на фронт. Познакомились, разговорились, и заместитель командира полка предложил нам послужить связистками. Так я оказалась на 4-м Украинском фронте, которым командовал генерал армии Толбухин", - вспоминает Любовь Трофимовна.

Войска, успешно продвигаясь с боями в юго-западном направлении, захватили плацдарм на Перекопском перешейке, заперев в Крыму немецкие войска. "Когда дошли до Перекопа, нам приказали остановиться, и мы стали рыть себе землянки на Турецком валу. Началась зима, и нужно было обосноваться как следует. Поэтому строили многоуровневые сооружения - с самого верха вала до земли - с ходами сообщения. Спать приходилось на голом полу, постелив под себя плащ-палатку и укрывшись шинелью. Сырость и холод пронизывали до костей". Враг часто бомбил Турецкий вал. Как только пролетала немецкая "рама", все выскакивали из землянок и начинали метаться в поисках укрытия. И неважно, день это был или ночь, мороз или метель...

А потом началось победное наступление на Крым. Войска Красной Армии, освободив Армянск, Красноперекопск, Джанкой, другие населенные пункты, подошли, наконец, к Севастополю. Но сил радоваться у ефрейтора Иванченко уже не оставалось: ее здоровье было подорвано...

В круге третьем. Бандеровцы

...Любе предложили демобилизоваться, но не просто так, а поехать на Украину в качестве специалиста по связи. Тогда в воинские части фронта пришло указание выделить по одному радисту для работы на Западной Украине. Даже не задумываясь, девушка согласилась - оставаться на фронте у нее уже не было сил.

А обстановка в том регионе была непростой. К разрухе, царившей после боев, добавилась и враждебная деятельность разветвленной сети националистических бандформирований, которую возглавлял ставленник гитлеровцев Степан Бандера. Его пособники, обученные фашистским абвером, держали в страхе местное население. Бандиты жестоко расправлялись со всеми, кто симпатизировал Советской власти, делая упор на коммунистов и комсомольцев. Люба получила назначение в г. Домбровица Ровенской области и сняла квартиру у учительницы, сестру которой бандеровцы утопили в колодце только за то, что она ослушалась их приказа...

В темное время суток люди старались не выходить на улицу: в любой момент их могли избить, ограбить или убить. А работа радиоузла, где трудилась Любовь Иванченко, заканчивалась чуть ли не за полночь. Дрожа от страха, она возвращалась домой, стараясь казаться незаметной. И так изо дня в день. Местные, кстати, называли приезжих "советками". И трудно было понять, что именно вкладывалось в это слово - добродушие или презрение...

Когда неожиданно ее пригласили на работу в газете "Червоний промiнь", Люба с радостью согласилась. И ничего, что пришлось осваивать новую специальность с азов. Зато уже не нужно было ходить по ночным улицам...

...После войны Любовь Трофимовна посвятила себя журналистской деятельности. Много лет она проработала в газетах, на радио. Вышла замуж, родила замечательных дочерей, вырастила внуков. И это была уже совсем другая жизнь - такая, о которой она мечтала с самого детства.

ДОСЬЕ

Любовь Трофимовна Иванченко родилась 14 февраля 1922 года в Луганской обл.

1942 г. - была в эвакуации. Июнь 1943 - май 1944 - служила связисткой в 87-й стрелковой дивизии 51-й армии. В начале 1945 г. демобилизовалась и была направлена на Западную Украину. С 1945 по 1957 г. работала в СМИ. С 1957 до выхода на пенсию в 1977 г. - инспектор отдела кадров.

ВМЕСТО P.S.

В 2001 году Любовь Трофимовна переселилась к дочери Ларисе в Петропавловск-Камчатский - в небольшой, но уютный частный дом на улице Пушкинской, что в районе Копая.

Но очень скоро Любовь Иванченко справит новоселье в квартире, купленной с помощью средств, выделенных из федерального и краевого бюджетов согласно целевой программе "Обеспечение жилыми помещениями отдельных категорий ветеранов Великой Отечественной войны".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах