aif.ru counter
15.04.2015 12:50
138

Петрушка в голове

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. «АиФ-Камчатка» 14/04/2015
Сцена из спектакля «Жил-был Фип»
Сцена из спектакля «Жил-был Фип» © / АиФ

«Театр кукол — это вовсе не картонная ширма и Петрушка на пальце. Мы всегда для себя ставили задачу делать хорошие, вдумчивые и серьёзные спектакли»...

Дело жизни

Ульяна Бакуменко, kamchatka.aif.ru: – Зиновий Ефимович, расскажите, что произошло в вашей жизни 35 лет назад?

Зиновий Кужелев: – 15 апреля театр был создан, но премьерный показ состоялся лишь осенью, поэтому и приглашать гостей на юбилей будем тоже осенью. А в 1980 году я по распределению после Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии попал на Камчатку вместе с супругой. Первая работа в качестве преддипломной практики — спектакль «Таинственный гиппопотам». Потом, уже после получения диплома, прилетел на полуостров окончательно, а работа с куклами стала делом всей жизни.

– Среди профессиональных критиков есть такие, кто считает постановки для детей лишь приложением к драматическим «взрослым» спектаклям. Чувствовали ли вы когда-нибудь этот «холодок» или ваши работы судят со всей театральной строгостью?

– Мы никогда не позиционировали себя как театр для детей и уж точно не как кукольный театр. Мы — театр кукол, это совсем другой уровень работы, он гораздо выше уровня картонной ширмы и Петрушки на пальце. А ведь часто думают, что именно так проходят представления в театрах такого типа. Сколько я себя помню, мы всегда для себя ставили задачу делать хорошие, вдумчивые, серьёзные спектакли для взрослых. Думаю, нам это удаётся, например, 17 апреля будем показывать «Балладу Инвалидной улицы» — для ветеранов войны и труда. В этом спектакле затрагиваются совсем недетские вопросы.

– Для кого работать сложнее — для детей или взрослых?

– Дети непосредственны. И если им будет скучно, они начнут откровенно зевать, мотылять ногами, ёрзать на сиденьях. Конечно, актёры на сцене это заметят. А взрослые будут до последнего сидеть с умным видом, показывая, что им всё нравится. Для детей нужно стараться больше, ни в коем случае не делать для них спектакли хуже, чем для взрослых, — они сразу почувствуют фальшь. Бывает и так — работаешь, стараешься, а спектакль не идёт зрителю. А мы ведь боремся за каждого гостя — к сожалению, в маленьких городах есть проблема со зрителем. Поэтому постоянно приходится людей заинтересовывать чем-то необычным. Сейчас, например, работаем над оперой в кукольном исполнении, очень интересный опыт. Думаю, нам удастся удивить зрителей, потому что работают над этим проектом талантливые люди: над музыкой — Александр Малков, над режиссурой — Валентин Зверовщиков и многие другие.

Мастерская эмоций

– Легко ли оживить куклу?

– Над этим трудятся десятки людей. У нас в театре целая мастерская, там каждая кукла до сих пор изготавливается вручную. В итоге безликая масса из папье-маше становится главным героем спектакля. Мы работаем практически со всеми типами кукол. Они бывают перчаточные, как знакомый многим из детства Петрушка. Есть марионетки — чтобы оживлять их, требуется немалое мастерство. Тростевые куклы, которые управляются специальными системами — гапитами, а артист при этом находится за ширмой. Бывают планшетные, которые умеют ходить по полу, ростовые... У наших актёров-кукол свои наряды, которые должны подчеркнуть характер героя спектакля, над ними трудятся в швейном цехе. Всего же цехов у нас четыре: швейный, бутафорский, столярный и конструкторский, работают они со дня основания театра.

– А кадровый вопрос как решаете? На Камчатке ведь не только на врачей, но и на кукольников не учат…

– С кадрами всё сложно очень. Когда я начинал работать, мы все были молодыми, но прошло уже 35 лет, и возраст у нас уже не юный. Поэтому приглашаем на Камчатку актёров со всех концов страны, учим их работе с куклами. Была идея открыть при музыкальном училище театральное отделение, но не получилось по определённым причинам. А вообще, это только со стороны кажется — кукла сделана, образ есть, актёр сидит и говорит текст «интересным» голосом. На самом деле эта работа в какой-то мере даже сложнее, чем, к примеру, в драматическом театре. У нас актёры одновременно играют сами и управляют куклой, они определённую эмоцию доносят до зрителя через неживую материю. Вот должна по сценарию кукла заплакать — и актёр должен так это сделать, чтобы зритель поверил: неживая материя может плакать. Впрочем, можете у самих артистов спросить о специфике их работы.

Искусство и канализация

…Зиновий Кужелев пригласил в свой кабинет актёров, отыгравших премьерный спектакль для самых маленьких «Жил-был Фип». Мнения по поводу, кому всё-таки сложнее — актёру драматическому или «кукольному», — разделились. «Мне легче, когда я работаю с куклой, потому что художниками уже создан определённый образ и мне остается донести его до зрителя, — говорит актриса Светлана Люльченко. С ней не соглашается Сандра Клер: «Сколько раз такое было — уходят наши в драмтеатр, и всё у них там получается почти сразу. А хорошему драматическому актёру стать хорошим актёром театра кукол — уже сложнее, потому что важно немного забыть про себя и стать единым целым с куклой, не выпячивать себя вперёд неё. Людям, которые играли на сцене серьёзные роли, сделать это непросто».

А ещё, убеждены актрисы, надо идти в ногу со временем, не бояться пользоваться благами прогресса: светом, музыкой, сценическими эффектами — ведь в спину «дышат» мультики, планшеты.

– Ага, — вмешивается в разговор Зиновий Ефимович. — Знаете, это похоже на шизофрению: то я с корреспондентом об искусстве разговариваю, то через час решаю вопросы засорившейся канализации. Поэтому самое большое желание — наконец-то переехать в новое здание.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество