aif.ru counter
129

Отчего спецназ краснеет

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38 20/09/2011

За время интервью он ни разу не сказал "я" - только "мы". Хотя заслужил не одну награду за заслуги перед Отечеством. Крещёный. Говорит: "Господь уберёг! Как поёт Тальков, у последней черты вспоминаем о Боге...".

Об офицерской чести и воинском долге корреспондент "АиФ-Камчатка" беседует с полковником полиции, командиром отряда специального назначения Управления МВД по Камчатскому краю Виктором ФУРЯЕВЫМ.

Совершенствовать себя телесно и духовно - его принцип с молодости. Виктор ещё до армии был в составе оперативного комсомольского отряда, имея 1-й разряд по самбо. После двух лет срочной на китайской границе решение пойти в милицию созрело окончательно.

Старшина Фуряев очутился в самой "передовой" части - в ППС (патрульно-постовой службе). Здесь Виктор прошёл все милицейские университеты - уличные происшествия, драки, пьяные разборки, семейные скандалы, разбои, грабёжи и вымогательства...

- В 80-х процветали кражи автомобильных колёс: был большой их дефицит. Воры приспособились "разувать" машины быстро и остроумно: ставили на 4 кирпича - и снимали все колёса сразу. Много было и угонов, и патрульные постовые совместно с оперативниками немало раскрыли таких дел по горячим следам. В 90-х годах автокражи сменили рэкетирство, вымогательство и разбои... "Весёлые" были годы, - вспоминает Виктор Викторович.

На грамотного и инициативного милиционера обратили внимание "наверху" - с 1988 года Фуряев стал командовать территориальным взводом ППС Ленинского района. А через год его назначили командиром взвода специального назначения, затем, с 1993 года, во главе СОБРа (специальный отряд быстрого реагирования). И было в его службе всякое.

Силовые приёмы

- Из нештатных ситуаций помнится бунт в СИЗО в 90-х, на улице Строительной. Арестованные хитростью отобрали ключи у конвоира: постучали в открывающееся окошко камеры, а когда тот заглянул, затянули его за голову... Открыли камеры - "авторитеты" повыгоняли всех неопытных - легко управляемую публику - наружу. Забаррикадировались на втором этаже, закрыли двери. Не пускали администрацию. Пытались захватить оружие, стали требовать прессу. Было их около двухсот человек. Ситуация могла в любой момент выйти из-под контроля со всеми вытекающими последствиями. Переговоры длились около суток: требовалось время, чтобы выработать грамотный план действий, провести тренировку, срежиссировать мероприятия...

А мы - на самом острие. В первой группе наших было 20 человек, и, ворвавшись в коридор, первые пять минут мы вообще были одни. Ни оружие, ни газ решили не применять: пространство узкое, замкнутое, большое скопление людей - могли быть жертвы. Поэтому брали быстротой, натиском и силовыми приёмами: разобщали заключённых, клали на пол и быстро закрывали по камерам, продвигаясь таким образом вперёд. Оставляли за собой уже чистое от арестантов пространство. Были и свои секреты. Например, шумовой эффект - применяли холостые патроны. Представьте, какое это психологическое давление - грохот стрельбы из 20 автоматов в закрытом помещении - конечно, там сразу все ложатся...

Были и захваты заложников на бытовом уровне. Как-то на Стройгородке пришли задерживать мужчину, находящегося в розыске. А он схватил женщину, свою подругу, приставил ей нож к горлу... В этой ситуации можно было применять оружие - закон позволяет. Но мы обезвредили преступника бескровными методами, и заложница не пострадала.

Запомнился случай в 2000-м году: в Усть-Хайрюзове сидел мужчина, осуждённый за разбой. Милиционер, его охранявший, был его знакомым и, видимо, по неосторожности зашёл в камеру. Преступник, отобрав табельное оружие, его застрелил, забрал ключи, открыл камеры, выпустил заключённых... Сам же, забрав пистолет, пошёл к тому человеку, который, как он думал, "сдал" его в милицию, и убил его. Затем угнал микроавтобус, взяв в заложники двух женщин и ушёл с ними в тундру. Но вскоре вернулся в село - в тундре долго не протянешь. И тут мы применили хитрость. Пришли к нему в квартиру, пошумели, поговорили с его матерью: "Если хотите увидеть сына живым, знайте: или он приходит к нам сам, или...". В общем, наша психологическая атака сработала снова: на следующий день мать привела его...

...Службы в спецназе без командировок в горячие точки не бывает. Первый раз Фуряев в Чечню съездил в 1995-м, на 45 суток. Предварительно все проходили психологическое и физиологическое тестирование. И на полиграфе (детекторе лжи), кстати, тоже проверяли. Важнейшая способность, приходящая с тренировками и опытом, - абстрагироваться в опасных ситуациях от внешних раздражителей. И внутренняя готовность: адреналин поступает в кровь - увеличиваются скорость принятия решений и мышечный ответ.

Граната и ноги

- В голове как бы включается мини-компьютер, просчитывающий ситуацию на несколько шагов вперёд. Был случай в Чечне: спортивный парень, сильный, выносливый, а попал в опасную ситуацию - и у него наступил ступор. Стоит как истукан. Побледнел - нам пришлось его вытаскивать с поля боя, чтобы не убили. Потом он ушёл от нас. Знаете, как в Спарте военачальники проверяли новобранцев? Создавали критическую ситуацию и смотрели на цвет лица: покраснеет или побелеет от страха? Тех, кто бледнел, - браковали. Вот мы и краснеем...

А нас проверяли так: имитация боевой гранаты, сорвана чека, отсчёт пошёл... От щелчка сработавшей чеки до взрыва - несколько секунд. Начинается броуновское движение, все мечутся, а командир смотрит, кто куда побежит. Если сделать несколько прыжков и лечь на землю от гранаты ногами, закрыв голову, есть неплохие шансы остаться в живых... Но это объясняют позже. Поэтому отпечатывается навык в голове намертво.

...За боевые "контакты" в Чечне только в прошлом году 13 человек из отряда Фуряева получили государственные награды.

Как на войне

- Сейчас люди денежек подкопили, стали побогаче. И преступления стали другими. Вымогательства - очень редко, когда некоторые "товарищи" из прошлого пытаются эту тему вспомнить... Летом больше на путине работаем, с браконьерами.

В прошлом году 33,5 тонны уже заготовленной икры изъяли. В 40-футовом рефконтейнере, в Соболеве. И это за один раз. Но, конечно, всех браконьеров не переловишь. Против них хоть дивизию снаряди - все равно мало будет. Поэтому надо выбирать - или профилактикой заниматься всерьёз, или сажать. А сейчас сроки - условные. Штраф - да. Но часто эти люди нигде не работают и имеют соответствующую справку. Что возьмёшь с них судом? По 10 тысяч в год выплачивают...

Что интересно - в чём-то на Чечню похоже. Принцип одинаков: ищем базы, стоянки, лагерь, место лова, засолки икры, склады. Стараемся в труднодоступных местах высадиться на вертолёте - примерно определяем, где можно ловить рыбу, где плёс - удобнее закинуть сеть. Где они продукцию хранят - это всё в разных местах, которые по некоторым признакам нужно определить. Высадились. Дальше определяемся - запах костра, например. Или запах тухлой рыбы - браконьеры сейчас стали умнее. В реку рыбу не выбрасывают - кидают в лес, там её съедает медведь. А если есть рыба - значит, ловили. Значит, близко сети. Их далеко не утаскивают - тяжёлые. А дальше - лодки, лагерь... По следу!

...Он убеждён, что сегодня происходит девальвация патриотизма: "Раньше никто не подвергал сомнению понятия "честь" и "долг". Не служить в армии для мужчины было позором. А сейчас - сами знаете".

ДОСЬЕ

Виктор ФУРЯЕВ родился 8 января 1958 года в Петропавловске-Камчатском. Окончил ГПТУ N 1 по специальности "судокорпусник". После службы армии в 1979 году поступил на службу в милицию. В спецназе - с 1993 года). Окончил ВЮЗИ (Всесоюзный юридический заочный институт). Награды: 2 ордена Мужества - за Чечню, медаль ордена "За заслуги перед Отечеством" I и II степеней, медаль "За трудовую доблесть". Женат, двое детей. Сын - старший лейтенант полиции, служит в одном подразделении с отцом, недавно вернулся из командировки в Чечню. Дочь - юрист.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах