aif.ru counter
12

Король клавиш

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42 13/10/2009

ВАЛЕРИЙ Кравченко - один из тех, о ком сказать что-нибудь - не сказать ничего, и, сколько бы ни рассказывал, будет мало - настолько тесно переплелись его интересы, желания, возможности и талант. 17 октября 2009 года его имя официально войдет в скрижали Петропавловска-Камчатского как еще одного почетного гражданина.

О ТАЛАНТЕ во множественном числе говорить глупо. Всем известно - талантливый человек таков во всем. Писатель, журналист, фотограф, автор видеофильмов, дважды "заслуженный" - как работник культуры России и как артист...

КАК на все ему хватает времени? Это выяснял корреспондент "АиФ-Камчатка".

- Валерий Трофимович, что чувствует человек, имеющий массу всяческих регалий и удостоенный еще одной, камчатской?

- Все награды добавляют ответственности. Чтобы не было: "А-а-а, это на Камчатке...Заслуженный артист... Уровень не тот..." Даже когда меня приняли в Союз писателей, я стал медленнее писать - перечитывать строчки, передумывать мысли, искать слово. Признание - все-таки тяжкий груз. Нужно соответствовать, нужно работать, много работать. У меня сейчас один из эталонов - пианист, народный артист России Давид Лернер. И его достижение не в том, что в сентябре ему исполнилось 100 лет, а в том, что он в таком возрасте дает по 50 концертов в год, и главное - в таком почтенном возрасте продолжает над собой работать. Кстати, только для читателей "АиФ-Камчатка" - Давид Лернер в конце года собирается приехать на полуостров.

"Лицо кавказской национальности"

- СУДЯ по биографии, но не по внешности, вас можно назвать "азербайджанцем", это так?

- Я, в общем-то, никогда и не был в Азербайджане. 1942 год: немцы наступают на Краснодарье. Папа воюет летчиком, помощи ждать неоткуда, и мама уже на сносях мною, бежит подальше от боев. Под бомбами пешком добралась она до берега Каспия и там, как гласит семейное предание, на песочке меня благополучно родила. В паспорте место рождения - Ленкорань. Потом уже были пароход и Туркмения. С тех пор меня можно назвать "лицом кавказской национальности". И немного греет то, что Мстислав Ростропович тоже родился в Азербайджане. Мы, в некотором смысле, оба "лица".

Затем был Харьков, где я окончил музыкальную школу при Харьковской консерватории. После настала пора поступать в консерваторию. На экзаменах нужно было писать сочинение - если пишешь на русском, то все время обучения будешь учить и сдавать украинский язык. Если ты пишешь на украинском - тебя от этого ярма освобождают. Мой отец был украинцем, мама - кубанская казачка. Проблем с языком не было. Я удачно написал, поступил и был свободен как птица.

- А на Камчатку сослали почему?

- Не сослали. Меня, единственного из курса, оставили работать в консерватории, но карьерные перспективы были весьма отдаленными. Надежды на рост - невелики. Тут нужно заметить, что я по жизни путешественник, благо дедушка многие годы был директором Кавказского государственного заповедника. Я обошел в его владениях и не только все, что было можно. Как только каникулы, у меня рюкзак за плечами - и в горы. Цель была - Дальний Восток. В это время Василий Песков, известный писатель, журналист, побывал на Камчатке и начал "бомбить" страну газетными статьями о полуострове, чем "разогрел" меня окончательно.

Написал в Магадан, на Сахалин, на Камчатку. Ответы были туманные, и вдруг с Камчатки: "Немедленно вылетайте!". С 29 августа 1968 я здесь и не пожалел никогда. Трудно было поначалу, знакомых нет, съемная комнатушка, общага, по работе сложности: меня, консерваторского, тычут лицом в лужу! Все было. Молодость взяла верх: выстоял и, думаю, нормально выстоял. Дедушка через год прилетел, и мы с ним отправились на маршрут. Долина гейзеров, Узон, Командоры - что могли, посмотрели. До сих пор почти все отпускные деньги трачу на походы по Камчатке - не хочу в Париж, не хочу никуда. Вот недавно легендарный эдельвейс увидел...

- Вы не только путешествуете, но и пишете о Камчатке, ее истории, культуре. Какая книга наиболее дорога?

- Из шести моих книг самая главная - "След ветра". Вошедшими в нее очерками о культуре полуострова и ее героях я попытался охватить историю Камчатки от хореографии до поэзии. Забавно то, что книгу готовил к своему 60-летию, поэтому там столько же статей, но свет ее увидел только через пять лет, к следующему юбилею. Книгу расхватали буквально тут же, у меня самого остались считанные подарочные экземпляры. Есть еще значимая "Сердце отдаю Палане". Это не только мое сердце - это сердца людей, влюбившихся в Корякию, в ее жителей, в ее необозримые пустынные и живые, в то же время, просторы. Я округ хорошо знаю, у меня там огромное количество друзей - от Иосифа Жукова до Владимира Коянто. Я отталкивался от них, через души знакомых, случайных или постоянных, пытался пронести стержень коренных народов, их суть.

Аплодисменты и энтузиасты

- ПОНЯТНО, что любовь ваша - Камчатка. А любимой супруге вы посвящали произведения, есть ли у вас вообще собственные сочинения?

- Нет. Нужно заниматься тем, для чего ты рожден. Вот я не рожден быть композитором. Я - концертмейстер, пианист. Судя по наградам, лучший на Дальнем Востоке. Я рожден быть музыкантом. Полный зал, первый аккорд - и за клавишами чувствую себя королем (да простят меня за самопревозношение). В этом плане делаю все, что хочу, - передаю свои чувства, свой опыт. И этого уже не отнять. А сочинять - это дело других, и моего сына Дмитрия в том числе, у него это хорошо выходит.

- Что для вас работа в Камчатской хоровой капелле? Хобби, приработок, отдохновение от дел насущных?

- Какие там деньги! Потоки крови, адская работа. Это, скорее, гордость - работать с таким коллективом, который во всем обязан Евгению Морозову. Для меня это, по большей части, очередной диплом и аплодисменты, основанные на энтузиазме. Ведь коллектив, хоть и профессионально работающий, все равно любительский. Когда мы взяли "золото" на Международном конкурсе в Риме в 2005 году, это была самая большая и заслуженная награда. Раз за разом - "серебро", "серебро" и тут - первая премия. Это ни с чем не сравнить. Кстати, первый раз в музыкальной истории Камчатки мы летали на бюджетные, тогда еще областные, деньги. Раньше, да и сейчас, нужно побираться - меценаты, бизнесмены и т. д. Не каждый это умеет.

Кстати, в те же времена Михаил Машковцев для колледжа искусств, бывшего музыкального училища, выделил из бюджета солидные деньги на рояль самой лучшей в мире американской марки - "Steinway". При всей неоднозначности этого губернатора, "достучаться до небес" было несложно. Сейчас, к сожалению, этого пока нет. И когда капелла сможет еще раз поехать защищать свое и, естественно, камчатское имя - неизвестно. Дело даже не столько в деньгах, сколько в отсутствии диалога с властью.

Свобода слова

- МНОГИМ известно, что у вас с детства есть затруднения с речью. Это мешает вам в жизни?

- Конечно, изначально были комплексы, но со временем их пережил - это "Я". Есть люди, лишенные слуха или зрения, или чего-нибудь еще. А у меня, подумаешь, заикание. Такой есть - и принимайте таковым. Может быть, благодаря этому и стал тонким музыкантом. То, что хочу сказать, острее и чувствительнее могу передать через клавиши... А в педагогической работе это не мешает - я же преподаю музыку, много пою, а в эти моменты все проблемы исчезают. В свое время случайно увидел сеанс Кашпировского по ТВ. Он заговаривал: "Сейчас у того-то исчезнут болячки, у кого-то исправится речь". Я подумал - бред, и забыл. Потом с удивлением обнаружил, что через некоторое время стал говорить свободно. Тут меня "понесло". Ездил с лекциями, выпускал программу на Камчатском ТВ - в общем, наслаждался свободой своего слова. Видимо, перегрузил психику, да и газета попалась на глаза, где тот же Кашпировский сказал, что заикание склонно к возврату. Не надо было ему этого говорить... Так через несколько месяцев и случилось. Все равно я - это "Я"! И с тех пор все предложения скорректировать речь принимать перестал.

- Вы объездили полмира. Какое самое яркое впечатление осталось от поездок?

- Я большой любитель истории. Слова "Парфенон", "Колизей", "Стена плача" и т. д. для меня многое значат, особенно если постоять рядом с этими памятниками - там какая-то особенная аура. Но самое сильное впечатление произвела на меня Япония в 1989 году. Я увидел чудовищный контраст между нашей отсталостью и тем, что есть там. Даже предположить не мог масштаба этого разрыва. Позже положил на стол заявление и вышел из компартии.

P.S. Ритуал посвящения в почетные граждане Петропавловска-Камчатского Валерия Кравченко состоится 17 октября в 14-00 на Аллее Почетных граждан (ул. Ленинская).

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах