aif.ru counter
355

А. Биченко: "В обычной жизни мне не хватает усталости"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11 11/03/2008

Если хотите понять, что такое горный альпинизм, можете привязать к спине стиральную машинку, заклеить рот скотчем и попробовать взобраться на 5-й этаж по пожарной лестнице.

- Примерно такие ощущения мы испытываем на высоте свыше 7 тысяч метров, - утверждает один из самых опытных и известных камчатских альпинистов Александр Биченко.

В эти выходные Александр Николаевич заберется на купол самой знаменательной стройки Камчатки - Храма Живоначальной Троицы. Ему предстоит закрепить на одном из уже установленных крестов золотой крестик весом в 1,5 килограмма. Об особенностях этой уникальной операции, а также об опасностях, подстерегающих альпинистов, А. Биченко рассказал нашему корреспонденту.

Храму нужно золото

- Александр Николаевич, для чего на уже имеющийся крест потребовалось крепить относительно небольшой крестик, которого с земли и видно-то не будет?

- Насколько я знаю, на куполе любого храма обязательно должна быть золотая вещь, пусть это будет маленькая маковка, главное, чтобы золотая. Считается, что это отгоняет злую энергию. Но сейчас ни купола, ни кресты, установленные на храме, не содержат золота. О том, что этим предстоит заниматься мне, я узнал около года назад, будучи в Москве, когда готовился к восхождению на Эверест. Причем узнал от жены, которая услышала выступление Владыки по радио. Как говорится, без меня меня женили. Отказываться я не стал. Я долго раздумывал над тем, как можно выполнить эту операцию. Проблема в том, что храм очень высокий, купола сделаны из меди и легко деформируются. Да и стрела башенного крана не достает до креста примерно три метра. Поэтому к подъемному крану представители епархии прикрутят стремянку, с которой я и переберусь на крест. Конечно, мероприятие довольно опасное - я ж не ангел, крыльев у меня нет, на купол вставать нельзя, иначе он прогнется, а всю эту конструкцию на высоте почти 50 метров будет очень сильно раскачивать.

- Вы вообще-то верующий?

- Таковым я себя не считаю, но знаю, что свыше что-то есть. У каждого, мне кажется, есть свой ангел-хранитель. В 2004 году я организовал экспедицию на довольно опасный камчатский вулкан, который часто извергается - Шивелуч. В дорогу взял маленький крестик с надписью "Бог тебя видит" (крест с такой же надписью на четырех языках мира установлен в Альпах). Поднявшись на вершину, мы оставили этот крестик там. А через два дня после нашего ухода Шивелуч начал извергаться. Дом, в котором мы жили, сгорел до тла.

- Неужели вас все время тянет рисковать собственной жизнью?

- Я этим живу. Когда стоишь на вершине, крутится мысль: "Все, залез, больше сюда не вернусь". А спускаешься вниз, и организму начинает не хватать этой усталости, физических нагрузок. Моя жена говорит, что когда я долго не бываю в горах, во сне начинаю перебирать ногами. Мне все время хочется двигаться, я не могу подолгу сидеть на одном месте.

- Как семья относится к вашему увлечению альпинизмом?

- Первая жена не выдержала этого, забрала двоих детей и уехала в Израиль. С нынешней супругой, Айной, мы прожили вместе 11 лет и, наконец, 1,5 месяца назад поженились. Айна понимает меня, всегда ждет моего возвращения и гордится моими успехами. С самого начала я поставил ей условие - никаких запретов относительно гор.

- Среди обывателей бытует мнение, что заблудившихся или попавших в беду альпинистов не стоит спасать: мол, в горы их насильно никто не тащил. Как вы к этому относитесь?

- Во-первых, такие люди, как я, были, есть и будут. Во-вторых, в спасатели идут как раз для того, чтобы вытаскивать из беды таких экстремалов. Камчатские спасатели, кстати, говорят: "Пока есть Биченко, у нас всегда будет работа". Так что они зависят от нас, а мы от них.

Спасли семья и клубника

- Вы можете вспомнить свою самую экстремальную экспедицию?

- Да, две такие экспедиции я запомнил на всю жизнь. Первая из них была в 1993 году в Гималаях на Манаслу (высота 8206 метров): тогда мы попали в очень сложные условия, и двое наших ребят (Игорь Хмеляр и Сергей Ядрышников) погибли. Я сорвался в трещину и кое-как выбрался из нее. Отморозил ноги, полз по снегу, меня заметало пургой... А перед глазами стоял наш рынок: думал, вот вернусь на Камчатку, возьму сыновей - Мишку с Витькой - куплю им по чашке клубники и буду смотреть, как они ее едят. Только мысли о семье и помогли мне спуститься.

Вторая крайне тяжелая экспедиция была около 8 лет назад, во время восхождения на Ключевской. Но если на Манаслу от моих действий зависела только моя жизнь, то здесь я вел владивостокских ребят и был ответствен за них. Три дня мы шли в пургу при видимости 5-6 метров. Я их оставлял, уходил вперед - искал место, где можно заночевать и снова возвращался. Выбраться удалось всем.

Справка "АиФ-Камчатка":

Промышленный альпинизм появился в России около 100 лет назад. Когда на Александрийском столпе покосился шпиль, царь обещал 10 золотых тому, кто сможет его поправить. Один из крестьян забрался на вершину с помощью веревок и справился с задачей. С тех пор все высотные работы в России выполняют только альпинисты. К сожалению, сегодня на Камчатке промышленный альпинизм практически не развит.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах