aif.ru counter
20.08.2010 00:05
87

Какой сок мы пьем

Телевидение, газеты и журналы – все как один начали борьбу за правильное питание россиян. И когда речь заходит о соках, то нас убеждают, что полезны только свежевыжатые соки, а все остальное – отрава: из-за ароматизаторов, красителей, стабилизаторов, заменителей сахара и консервантов. Но невыпитый в течение 20 минут после его приготовления свежевыжатый сок (или, как его теперь модно называют, – фреш) становится небезопасным для здоровья.

Так неужели настоящих соков совсем не осталось? Мы обратились к директору по качеству Группы компаний Росконцентрат (самого крупного российского производителя концентрированных соков) Н. М. Зайцевой с вопросом: можно ли верить тому, что указано на этикетке, если там написано «вишневый» или «смородиновый сок».

– Запомните! Не бывает вишневого, клюквенного, смородинового и других ягодных соков. Их невозможно пить из-за высокой кислотности. Из ягодных продуктов производят только нектары, морсы и напитки. Требования действующего Федерального закона «Технический стандарт на соки и нектары», который адаптирован к международным требованиям в отношении соковой продукции, являются еще более жесткими к качеству, чем за рубежом. Наш потребитель может быть уверен: если на упаковке написано «100% сок» – это значит, что в упаковке находится восстановленный натуральный сок без добавления сахара. Возможно, вас смутит слово «восстановленный» – не пугайтесь: их восстанавливают из концентрированных соков путем добавления специально подготовленной воды. И ничего более. Пусть вас также не смущает слово «концентрированный». Концентрация – это процесс выпаривания воды под вакуумом из выжатого сока при щадящей температуре 50–90 оС.

Замкнутый круг

По словам специалистов, качество производимых в России соков отменное, потребление их неуклонно растет. Но в то же время российские перерабатывающие заводы по производству концентрированных соков простаивают из-за нехватки сырья!

У нас в стране нет системы закупки фруктов у населения, аналогичной той, что была в советское время. При этом много яблок остается в садах и сгнивает или в лучшем случае идет на корм скоту. Крупные хозяйства отказываются поставлять яблоки на переработку по существующим низким ценам. А отечественные переработчики не могут платить за сырье больше, потому что вынуждены конкурировать с низкими ценами ввозимого яблочного концентрированного сока, на который в России установлены самые низкие в мире таможенные пошлины – 10%. Для сравнения: в странах Европы, США и в том же  Китае пошлина на аналогичный продукт  колеблется от 30 до 100%!

Не нашим!

Заводам по розливу соков – тех самых, которые мы видим на полках магазинов, – абсолютно неважно, какой концентрированный сок (российский или импортный) используется при производстве. Им важно другое: соотношение «цена–качество», а в условиях кризиса вопрос цены вообще вышел на первое место. И если с качеством у нас все в порядке и наш концентрированный сок не только не хуже, но порой и лучше импортного, то с ценой, как сказано выше, ситуация складывается никак не в пользу нашей продукции и из-за упадка в садоводстве (в России урожайность составляет 6–7 тонн с гектара, а в Европе – 40–60 т/га), и из-за высокой стоимости сырья.

Вот и использует отечественная  сокоразливающая промышленность концентрированный сок из дальнего и ближнего зарубежья. Вывод неутешительный: отечественная отрасль производства яблочного концентрированного сока, которая существует еще с советских времен, на грани вымирания, а российские сокоразливающие предприятия объективно поддерживают экономику других стран. Тех самых, из которых «течет рекой» дешевый концентрированный сок. И винить отечественного производителя готовых соков в этом нельзя – рынок есть рынок.

В чем проблема?

И еще немного о многострадальном российском яблоке. Сейчас много говорят и спорят о продовольственной безопасности России. И для нас, россиян, конечно, очень важно, что мы едим, что пьем, как отражается на нашем здоровье все то изобилие продуктов, которое стало для нас привычным.

Но дефицит есть и сегодня: это дефицит российских фруктов и овощей. Только его не видно, он закрывается импортом. Но покупатель-то чувствует, что испанская клубника какая-то неклубничная, а китайские яблоки – неяблочные. Вот и переплачиваем мы из собственного кармана за все это красивое с виду, но совершенно безвкусное. Кому переплачиваем и почему? – вопрос государственный.

Что делать?

Если подходить к этой проблеме с точки зрения интересов государственной продовольственной безопасности, то в первую очередь необходимо прикрыть широко распахнутые российские ворота и повысить ввозные пошлины на импортный яблочный концентрированный сок. Это в свою очередь позволит сделать реальный шаг в сторону импортозамещения и оживит отечественное садоводство.

Заработает собственная промышленность, потребуется российское сырье, появятся новые сады, частник понесет свое яблоко производителю, а не отдаст на корм скоту. В результате вкусные, питательные, недорогие фрукты из российских, а не зарубежных садов и огородов появятся на наших с вами столах. Но для всего этого требуется политическая воля и конкретные действия государства.

Наша справка

Объем товарного производства плодов в России в 2008 г. составлял 468 тыс. тонн (данные МСХ РФ), а объем импорта в 2009 г. только свежих яблок и груш – более 1 млн 100 тыс. тонн. Это первое место в мире! Мы закупаем более 20% всего мирового экспорта на сумму более 17 млрд руб.

По данным ГМЦ РОССТАТа, объем производства яблочного концентрированного сока в 2009 г. составил у нас в стране 12 188 тонн, а объем импорта – 82 822,10 тонн на сумму более 2,6 млрд руб.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество