aif.ru counter
914

«На вершине Лходзе я обнаружил, что пальцы рук намертво примёрзли к перчаткам, но что происходит, я не понимал…»

Цена победы (фото из личного архива В. Каратаева)

Владимир Каратаев прожил на Камчатке целый месяц. Но мало кто знал, что заслуженный мастер спорта, мастер спорта международного класса по альпинизму находится на полуострове — свой приезд он не афишировал — гостил у сына, встречался с единомышленниками, нянчил семимесячного внука. Встречу с ним удалось организовать по чистой случайности. Она состоялась в краевой библиотеке в последний день пребывания Каратаева на Камчатке. 

Опытный альпинист Валерий Карпенко, больше известный камчатцам как заслуженный врач России, заместитель председателя Правительства Камчатского края, шутя представляет близкого друга как известную в России «суицидальную личность»… Поначалу, такая формулировка смущает, но рассказ Владимира Александровича полностью её оправдывает.

На встрече — не более 40 человек. Это альпинисты, почитатели мастерства и таланта, те неравнодушные, кто услышал о собрании по радио или прочитал в интернете. На протяжении трёх часов длится встреча с человеком-легендой, но никто не уходит. Встать и выйти просто невозможно — так увлекает рассказ Владимира Каратаева.

О своих подвигах Владимир Александрович говорит как об обыденных событиях трудового дня. Много шутит. Зритель то улыбается, то смеётся в голос… А иногда утирает платками несдерживаемые слёзы…

Непреодолимая страсть

Страсть изведывать что-то новое и не всегда преодолимое преследовала Каратаева с детства. В 10 лет он переехал из Украины в городок Дивногорск Красноярского края. Со школьной экскурсией посетил знаменитые Столбы (скалы в одноимённом заповеднике) и… влюбился в горы. Никаких альпинистских кружков специально не посещал, но в 11 лет попал в лагерь альпинистов, где матёрые инструкторы диву давались, мол, «парень ни одного нашего узла не знает, а лазает отлично».

Детское увлечение довольно скоро переросло в нечто куда более серьёзное. Работая на инструментальном заводе, Каратаев самостоятельно мастерил себе снаряжение и покорял всё новые вершины. «Самые сложные маршруты я любил всегда», — признаётся Владимир Александрович.

Параллельно он серьёзно занимался горными лыжами и подводным плаванием. Летом пропадал в горах, зимой — лазал по пещерам, удивляя всех отличной физической подготовкой и невероятной выносливостью. В конце 80-х Каратаев оказался в списке тех, кому предстояло готовиться к покорению неприступной Южной стены Лходзе.

Серьёзнее чем космос 

Советское правительство собрало около 60 опытных альпинистов со всего Союза. Случайных людей там не было. Готовили специалистов в течение трёх лет! «Подготовка, испытание, отсев, подготовка, испытание, отсев…— по такой схеме нас «проверяли», — вспоминает Каратаев, — нам давали задания на дом, отправляли на медицинские обследования, запускали в барокамеры, тестировали. Тех, кто сдавался, кто не проходил тесты, кого подводило здоровье, без разговоров отправляли домой. Нас сталкивали лбами, каждый из нас испытывал сильнейшую конкуренцию, но поверьте, впоследствии людей роднее, чем члены команды для меня не было и уже не будет».

В результате из первоначальных 60-ти на Лходзе отправились 17 советских альпинистов.

Невозможное возможно!

Южный склон горы Лходзе, расположенной в Гималаях, пытались одолеть многие спортсмены со всего мира. 

Легендарный итальянский альпинист Райнхольд Месснер, первый покоритель всех 14 восьмитысячников планеты на гору всё-таки забрался (1986 г.). Но её Южную стену не покорил и назвал её «Стеной XXI века», потому что был уверен, что в веке XX она никому не покорится. В 1989 году его теорию попытался опровергнуть спортсмен из Польши Ежи Кукучка, второй член «Клуба 14-ти восьмитысячников». Восхождение закончилось для него трагически — альпинист погиб.

«На Южном склоне было много народу… Но никто не доходил даже до середины. Там были самые крутые европейские спортсмены, но всё тщетно. Их проблема в том, что всем им не было известно, что такое настоящая команда» — делится с нами Каратаев.

В далёкие 80-е в Советском Союзе удалось создать команду, которая опровергла теорию Месснера. Главной целью 17-ти альпинистов было покорение вершины хотя бы одним из них.

Неприступная Лходзе

О том, как альпинисты разбивали десятки лагерей, прокладывали сотни метров верёвочных «дорог», как многие из 17-и травмировались и покидали непокорённый склон — о легендарном восхождении можно написать целую книгу в несколько томов. Их стоило бы прочесть, чтобы узнать, как два человека всё же достигли главной цели экспедиции — вершины Южной стены. 

Невероятные и в тоже время драматические события развернулись на последних четырёхстах метрах восьмитысячника — здесь и без того сложная гора показала свой крутой норов. Преодоление нескольких метров ввысь занимало порой несколько часов и требовало огромных усилий. Владимир Каратаев вместе с напарником Сергеем Бершовым всё-таки покорили вершину, но Владимир Александрович признался: «Я наверняка остался бы там навсегда, если бы не друзья — Миша Туркевич и Гена Копейка…». Именно эти альпинисты ценой собственного невосхождения спасли национального героя, помогая ему спускаться с сурового склона.

Советские альпинисты покорили Южную стену лишь благодаря крепкой связке, в которой все психологически были готовы отказаться от собственного успеха ради успеха 1-2 друзей.

Восхождение Каратаева – Бершова по праву стало наивысшим спортивным достижением мирового альпинизма.

Слава и ампутация 

«На вершине Лходзе я обнаружил, что пальцы рук намертво примёрзли к перчаткам, но что происходит, я не понимал. Вместе с этим онемели и пальцы ног, я не чувствовал боли. Эйфория была полная…».

Уже на обратном пути Каратаев понял, что самостоятельно спускаться ему невероятно сложно. Ноги были ватными, пальцы рук его уже не слушались, а от сильного истощения спортсмена то и дело сдувало сильными порывами ветра. 

И тогда Каратаев принял решение: идти, во что бы то ни стало. «Я разрешил себе упасть только тогда, когда умру. Собрал все силы и пошёл»,— вспоминает спортсмен. Спуск альпинистов с Лходзе занял пять суток. 

В больницу Каратаева доставили довольно оперативно — за 48 часов. А дальше его ждали народная слава, 40 операций и совсем другая жизнь.

Право на депрессию 

За восхождение на Лходзе Владимир Александрович получил (одним из последних в Советском Союзе) орден Ленина. Все пальцы рук и ног спасти не удалось — в 36 лет он стал инвалидом первой группы.

«Каждый мужчина имеет право на депрессию, — считает спортсмен, — Я —не исключение. Я собрал вещи и ушёл жить в тайгу, дикарём, в одиноко стоящей избушке и … запил… Нашли меня городские власти, когда решили сделать почётным жителем Дивногорска. Отмыли, одели и вручили награду».

Выйдя из депрессии, Каратаев вернулся к прежнему образу жизни: вот уже 17 лет спортсмен занимается горными лыжами, дельтапланеризмом, акробатикой, не раз он покорял горные вершины.

«В любой, даже самой сложной ситуации, я умею правильно принимать решение. Хотя иногда случаются промахи: однажды два дня я валялся под скалой после неудачного прыжка с парапланом с “оторванным” плечом и сломанными костями таза… Но такие неудачи не способны сломать спортивный дух».

Никогда не сдаваться 

Повторять свои подвиги Каратаев никому не советует. «Южную стену Лходзе вряд ли сможет покорить кто-то ещё, — говорит он. — Для этого нужна особая подготовка. Да и цена такова восхождения может оказаться слишком высокой. Свои главным достижением считаю не тот факт, что я взошёл на вершину, а что мы все оттуда вернулись живыми. Это главное…»

Напоследок просим Владимира дать совет всем тем, кто сейчас находится в трудной ситуации… «Всегда в нашей жизни есть те, кому хуже, чем нам. Никогда не нужно сдаваться. Пусть меня вспоминают, когда им плохо», — улыбаясь, отвечает спортсмен и отправляется домой. Впереди дорога в родной Дивногорск и новые подвиги…  

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах