aif.ru counter
39

Суд вынес оговор?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38 21/09/2010

...В декабре 2000 года в торговом павильоне "Мишка" на Пограничной было совершено двойное убийство. От бандитских пуль погибли охранник и продавщица.

Милиция сработала оперативно, быстро нашла злоумышленников. Их оказалось четверо - Константин Князев, Алексей Богачев, Виктор Мишин и Сергей Борисов. В суде они свою вину отрицали, но им, естественно, никто не поверил. Все получили серьезные сроки: от 10 до 23 лет. Справедливость, казалось бы, восторжествовала. Однако в 2008 году в убийстве охранника и продавщицы признались совсем другие люди, которые в подробностях рассказали о событиях восьмилетней давности. И экспертиза их показания подтвердила...

Мы уже писали об этом в марте 2009 года. И наивно полагали, что граждан, осужденных по ошибке, быстро выпустят на свободу. Куда там! За полтора года в жизни, по крайней мере, двоих из них ничего не изменилось. Следственный комитет закончил расследование "ввиду новых обстоятельств" и пришел к выводу, что уголовное дело надо возобновлять. Краевая прокуратура отправила документы в прокуратуру генеральную "для решения вопроса о внесении мер реагирования в Верховный Суд РФ". Но генпрокуратура свою санкцию не дала. Наши стали готовить новые документы. Так и летают бумаги с Камчатки в Москву, из Москвы на Камчатку. А люди продолжают сидеть. Богачеву осталось оттрубить еще полтора года, Князеву - 14 лет. Мишин и Борисов уже на свободе. Свои сроки они отсидели, что называется, от звонка до звонка...

...Алексею Богачеву было 19 лет, когда его осудили за разбой в павильоне "Мишка". Сейчас ему 28, но он продолжает пребывать в колонии по ложному обвинению. Журналистам "АиФ-Камчатка" удалость с ним побеседовать.

При попытке к бегству...

- Когда вас арестовали?

- 1 января 2001 года. Родителям оперативники сказали, что я вернусь через полчаса, мол, из военкомата пришли какие-то документы, надо разобраться. Меня привезли в ГУВД на Партизанской и сразу начали избивать.

- Вы сознались в преступлении?

- Я долго отказывался, говорил, что не имею отношения к убийству. Но меня постоянно били, душили, надевали целлофановый пакет на голову. Однажды меня вывезли на кладбище и заставили раздеться догола. Один из сотрудников ГУВД навел на меня пистолет и сказал, что, если я не возьму это преступление на себя, он меня убьет и напишет, что я был застрелен при попытке к бегству. Был случай, когда меня вывозили на бухту, там тоже заставили раздеться и держали полчаса на морозе...

Я весь синий был от побоев. Меня в таком состоянии даже в ИВС отказались принимать. Несколько суток меня таскали по отделениям милиции, оставляли ночевать в каких-то каморках, чтобы синяки сошли.

- Кроме вас по делу проходят еще три человека. Все вы должны были участвовать в следственном эксперименте, рассказывать подробности преступления. Ваши показания, по идее, совпасть не могли. Да и экспертиза бы их не подтвердила.

- Арестовали-то нас четверых, но на следственный эксперимент возили только одного Князева. Поэтому сверить наши показания было невозможно. Кстати, ни одна экспертиза нашу вину не подтвердила. Но следователь сказал мне: "Если ты даже откажешься от своих показаний, мы все равно сделаем так, что ты будешь сидеть. А если не откажешься, мы тебе поможем. Тебе дадут шесть лет, а через три года ты условно-досрочно освободишься..."

На самом деле, после того как я просидел в тюрьме два года и три месяца, мне вменили особо опасный рецидив и отправили в город Верхне-Уральск Челябинской области. Там месяц держали в изоляторе. Опера меня постоянно били. Если, говорят, откажешься от показаний, останешься инвалидом.

- Адвокаты вам чем-нибудь помогли?

- У нас были бесплатные государственные адвокаты. От них толку мало. Какие-то ходатайства они писали, но прокурор их отклонял.

- Как себя вел судья, он ведь должен был досконально разобраться в этом деле?

- Мне казалось, что ему все по барабану. Он не задавал вопросов по существу, не слушал сторону защиты. Даже родственники погибших ему говорили: "Уважаемый судья, мы не можем понять - причастны эти люди к преступлению или нет? Какой-то цирк здесь устроили".

Судья сначала хотел отправить дело на дополнительное расследование, но прокурор его убедил, что дело надо закрывать.

- Когда вы узнали, что в убийстве признались другие люди?

- В 2008 году в колонию приехали сотрудники УВД. Они сообщили мне, что найдены лица, которые совершили убийство, сказали, что сделают все возможное, чтобы доказать нашу непричастность к этому уголовному делу.

- Когда стало известно, что вы не виновны, в колонии для вас создали более или менее комфортные условия?

- Да какой там! Как-то приезжал прокурор Вячеслав Говоров, сказал, что он в курсе событий, но максимум, что может для меня сделать, это предложить уйти на условно-досрочное освобождение. Прошло уже больше года с тех пор, но ничего не изменилось.

- Вы поддерживаете связь со своим подельником Князевым, которого осудили на 23 года?

- Он содержится в другой колонии - строгого режима - на 31 километре. Но мне известно, что у Князева серьезные проблемы со здоровьем. Он болен туберкулезом...

Какие тайны у следствия?

О беседе с Алексеем Богачевым мы рассказали одному из сотрудников милиции. Тот сразу начал возражать. Мол, все заключенные оговаривают доблестных милиционеров и прокуроров.

За всех заключенных мы, конечно, не можем поручиться. Но Алексею, на наш взгляд, стоит поверить. Если бы его не пытали, зачем бы он признавался в преступлении, которого не совершал? Ведь речь-то шла не о краже мешка картошки, а о разбойном нападении и убийстве. Конечно, лишившись рассудка, люди порой берут на себя чужие преступления. Но в данном случае признался не один человек, а сразу четверо.

Либо все они сошли с ума, либо их действительно допрашивали с пристрастием...

Прокомментировать ситуацию, в которую попали А. Богачев и три его подельника, мы попросили представителей суда, Следственного комитета и прокуратуры. Официальные лица высказывались очень скупо, по-деловому. "Есть вступившее в силу решение краевого суда. Комментировать его мне не позволяет кодекс судебной этики. А отменить его может только Верховный суд", - сказал и. о. председателя краевого суда Дмитрий Войницкий. В Следственном комитете говорить вообще отказались. Сотрудница пресс-службы начала ссылаться на тайну следствия. Мол, мы передали все материалы в прокуратуру, пусть они и комментируют. Удивительно, когда следователи возбуждают какое-нибудь дело, трубят об этом на весь свет. А тут люди уже 10 лет незаслуженно находятся за решеткой, и это - тайна следствия. В краевой прокуратуре, к слову, тоже были не особенно разговорчивы. Сообщили, правда, что в данном случае имеются основания для обращения в Верховный суд о пересмотре приговора. И что состав подсудимых вполне может измениться. Однако ускорить этот процесс камчатские прокуроры не в состоянии.

Да и стоит ли им спешить? Пока кто-то хлебает баланду и выплевывает зараженные туберкулезной палочкой легкие, правоохранители сидят в удобных кабинетах, получают зарплату по 100-200 тысяч рублей в месяц, ездят на дорогих джипах.

Прокурор города С. Волосюк, например, рассекает по Петропавловску на "Хаммере" (такие у нас стоят от 40 до 80 тысяч долларов). Сытому голодного понять сложно...

Подход к делу

8 лет назад за "раскрытие" убийства в "Мишке" кого-то из сотрудников правоохранительных ведомств, наверное, наградили премией, должностью или досрочным званием. Судья В. Кича, который вынес приговор, уже давно на заслуженном отдыхе. Получает "скромную" пенсию (у судей она может превышать 100 тыс. руб. в месяц). Спокойно и обеспеченно живет на материке...

Сегодня наши силовики разводят руками. Мы, дескать, ничего не можем поделать. Это раньше, когда надо было отчитаться о раскрытии преступления, чтобы улучшить статистику, они придумывали нестандартные ходы - напяливали подозреваемым мешки на головы, вывозили их на кладбище, запугивали. Куда теперь подевались смекалка и творческий подход к делу?

Завершить материал можно было бы фразой - "редакция просит считать эту статью обращением в прокуратуру и т. д.". Но прокуратура обо всем знает, но ничего не может поделать. Какой смысл в нее обращаться? Поэтому мы обращаемся к губернатору и депутатам Заксобрания.

Уважаемые господа! Скоро на Камчатку приедет Президент РФ Дмитрий Медведев. Замолвите перед ним словечко о людях, незаслуженно осужденных за убийство. Президент, надо полагать, сможет ускорить процесс их освобождения. Вы ведь не раз говорили, что ваш долг - забота о каждом жителе Камчатки. Позаботьтесь и о тех, кто находится в местах не столь отдаленных...

Из ответа прокуратуры края на запрос А. Богачева

"...12 декабря 2008 года в Прокуратуру Камчатского края из следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре РФ по Камчатскому краю поступили материалы, содержащие сведения о совершении преступления, за которое осуждены Вы, а также Князев К. Н., Борисов С. А., Мишин, В. В., другими лицами.

Постановлением заместителя прокурора Камчатского края от 17 декабря 2008 года возбуждено производство ввиду новых обстоятельств. Для расследования новых обстоятельств 18 декабря 2008 года указанные материалы направлены в следственное управление Следственного комитета при Прокуратуре РФ по Камчатскому краю.

30 марта 2010 года в прокуратуру края из следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре РФ по Камчатскому краю поступили материалы оконченного расследования новых обстоятельств.

Изучением данных материалов установлено, что по результатам расследования новых обстоятельств по уголовному делу N 222081 имеются основания для подготовки мотивированного заключения о возобновлении производства по уголовному делу.

03.06.2010 проект заключения о возобновлении производства ввиду новых обстоятельств и материалы расследования новых обстоятельств направлены в Генеральную прокуратуру РФ для решения вопроса о внесении мер реагирования в Верховный Суд РФ...".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах