aif.ru counter
13.06.2012 03:25
Владимир ХИТРОВ
182

Невиновные — в тюрьму, прокуроры — на повышение

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. АиФ-Камчатка 13/06/2012

В истории правоохранительной системы России много славных страниц. На Камчатке, например, «силовики» с гордостью рассказывали об успешном раскрытии двух громких преступлений – поджоге казино «Паллада», при котором погибли 7 человек, и разбойном нападении на магазин «Мишка», где были расстреляны охранник и продавщица.

Однако факты говорят о том, что следователи, прокуроры и судьи, мягко говоря, просчитались. За решётку они отправили невиновных, а убийцы до сих пор разгуливают на свободе...

Поджог казино «Паллада»

Сергея Петросова арестовали 11 апреля 2003 года за участие в поджоге казино «Паллада» в Петропавловске-Камчатском. По версии следствия, ранним утром преступник забрался на крышу игорного дома, залил бензин в вентиляционную шахту и бросил туда горящий предмет. Охранники казино заметили убегающего поджигателя, но задержать его не смогли. Он запрыгнул в джип «Мицубиси-Паджеро» и скрылся в неизвестном направлении. По документам, автомобиль принадлежал владельцу автосервиса Сергею Петросову. Этой «улики» оказалось достаточно, чтобы его сначала задержали, а потом приговорили к 23 годам колонии строгого режима. На прошлой неделе мне при содействии родственников Сергея удалось задать ему несколько вопросов.

- Вы помните, при каких обстоятельствах вас арестовали?

- Милиционеры приехали ко мне на работу и отвезли в отделение. Там меня проверили на полиграфе, но он ничего не показал. Тогда начались угрозы: «Ты знаешь, кому принадлежит это казино? Твоё счастье, если они тебя в живых оставят. Подумай о родителях, о жене, о детях. Они и их не пожалеют…»

(Один из совладельцев сгоревшего казино «Паллада», которым опера пугали Петросова, теперь, судя по всему, не такой опасный человек, как раньше. Несколько лет назад он вступил в партию «Единая Россия» и даже стал депутатом Законодательного собрания Камчатского края. – Ред.).

- Кроме угроз, на вас оказывалось ещё какое-нибудь давление?

- Конечно. Опера надевали мне на голову пакеты, чтобы я не мог дышать, душили меня, избивали, выворачивали руки и ноги. Два раза приезжала скорая, потому что я терял сознание. Врачи определили у меня перфорацию перепонки, перелом нескольких рёбер, повреждение гортани. Позднее, в медчасти, доктор спросила: «Ты что, после аварии сюда попал?». Я говорю: «Нет, после допроса».

Глухарь на 7 трупов

- Вы, насколько я знаю, не признали свою вину?

- И не буду признавать. Хотя в милиции меня уговаривали: «Если возьмёшь всё на себя, получишь пять лет. А если откажешься, всё равно сядешь, только на полную катушку. Нам не нужен глухарь на 7 трупов. Твоя машина – ты и будешь сидеть…» Дело вёл следователь Пузырёв, который почему-то сразу решил назначить виновным именно меня. (Сейчас Алексей Пузырёв возглавляет следственный отдел Петропавловска-Камчатского. – Ред.). Я обращался с жалобами в прокуратуру, но прокурор Камчатки Войтович лично ставил резолюции – в жалобе отказать.

(Вскоре после расследования дела о поджоге «Паллады» Александр Войтович пошёл на повышение – его назначили прокурором Челябинской области. Но всероссийская известность к нему пришла в 2010 году, когда он торжественно отметил своё 50-летие в московском ресторане «Марио». По оценкам экспертов, банкет обошёлся прокурору в 6 миллионов рублей, что составляло примерно 46 ежемесячных прокурорских зарплат. – Ред.).

- В чём конкретно вас обвинили?

- В том, что я привёз преступника к казино, дождался, пока он его подожжёт, и помог скрыться.

- Какие доказательства в суде приводила сторона обвинения?

- Говорили, что якобы охранники «Паллады» меня опознали. Потом, правда, стало понятно, как проходила процедура опознания. Охранникам показали мою фотографию, сказали, что я преступник и им нужно указать на меня...

- Как ваша машина оказалась на месте преступления?

- Её угнали. Или взяли покататься, если угодно. И я даже знаю, кто это сделал – авторитетный в Петропавловске предприниматель Ткаченко (более известный по прозвищу Семён – Ред.). Но мои показания сегодня никому не интересны. Мне объяснили, что у этого человека – железное алиби. В момент поджога казино его видели в другом месте. Хотя я и не говорю, что он – поджигатель, но машину взял он...

- О чём вы говорили в своём последнем слове?

- Я обратился к родителям погибших. Сказал, что спокойно могу посмотреть в глаза каждому из них. Потому что ни в чём перед ними не виноват. Я сам отец и никогда бы не совершил того, в чём меня обвиняют…

Всё равно виновен…

Вместе с Петросовым в деле о поджоге игорного дома фигурирует ещё один человек – чемпион Европы и Игр доброй воли по боксу Паата Гвасалия. В 2003 году он работал начальником охраны в петропавловском казино «Колизей», которое, по мнению следствия, конкурировало с «Палладой». Место работы и предопределило дальнейшую судьбу знаменитого боксёра – его объявили поджигателем и отправили в колонию «Белый лебедь» отбывать пожизненное заключение…

В ходе расследования уголовного дела были собраны ряд вещественных доказательств. С крыши здания «Паллады», а также с подножки джипа, на котором скрылся преступник, изъяли следы обуви, а с наружной ручки двери автомобиля – след ладони и отпечатки пальцев убийцы. Более того, выяснилось, что, залезая на крышу, он поранил себя. В салоне «Мицубиси-Паджеро» обнаружили его кровь. Эксперты пришли к выводу, что и следы обуви, и отпечатки пальцев, и кровь не принадлежат Гвасалии. Однако боксёра всё равно признали виновным, основываясь на показаниях двух охранников.

Пожизненное заключение, по сути, – высшая мера наказания. Если бы в нашей стране не действовал мораторий на смертную казнь, Гвасалию бы уже давно расстреляли. Но Паата, славу богу, жив. Хотя его состояние оставляет желать много лучшего. По мнению адвоката, который с ним встречался, экс-чемпион Европы близок к помешательству...

Двойное убийство в магазине «Мишка»

…А вот ещё один пример правосудия по-камчатски. Двенадцатый год в колонии строгого режима сидит Константин Князев, осуждённый за преступление, которого он не совершал.

Константина и трёх его «подельников» обвинили в разбойном нападении на продуктовый магазин «Мишка», в ходе которого погибли охранник и продавщица. Все участники «банды» получили серьёзные сроки. Князеву, как главарю, дали больше всех – 22 года строгого режима.

Однако в 2008 году в двойном убийстве признались совсем другие люди. И экспертиза их показания подтвердила…

Прошлой осенью я побывал на свидании у Князева. Он рассказал, что был арестован с первого на второе января 2001 года. Его «подельников» к тому времени уже избивали. Один из них написал чистосердечное признание, будто бы Князев привёл их в магазин и открыл там стрельбу. Потом признательные показания дал и сам Константин.

«Меня четыре дня так лупили, что я готов был признаться во всех преступлениях, которые происходили на земле, – рассказал заключённый. – Оперативники, или, как их называют, убойщики, на мне просто отрывались. Они тогда Новый год отмечали, пьяные были, весёлые. Меня даже в ИВС (изолятор временного содержания. – Ред.) не хотели принимать, настолько я был изувечен. Но в итоге всё-таки приняли. 11 дней я пролежал в камере, где мне не давали ни хлеба, ни кипятка…»

В суде обвинение против Князева поддерживал прокурор Камчатки Константин Чайка, который вскоре пошёл на повышение в Москву и дослужился до заместителя генпрокурора страны.

Не выдержал пыток…

- На следственном эксперименте должно было проясниться, что не вы совершили убийство, – наивно предположил я во время беседы с осуждённым.

- За моей спиной стояли убойщики и задавали наводящие вопросы, – ответил он. – Я понимал, что если сделаю что-нибудь не так, меня опять будут лупить. Один убойщик так и сказал: «Вывезешь пятые сутки, пойдешь домой». Но я бы не смог их выдержать, меня бы забили до смерти… Получилось, что я смалодушничал, взял на себя убийство, а соучастие «подельники», которые меня вовлекли во всё это, между собой раскидали…

- Почему арестовали именно вас четверых?

- Не знаю. Но сначала взяли двоих. Одного из них я никогда раньше не видел, а с другим жил когда-то в одном районе. Он, видимо, не выдержал пыток. Чтобы не брать вину на себя, свалил на меня всё, что можно...

…«Подельники» Князева свои сроки уже отсидели. А один из настоящих убийц охранника и продавщицы сейчас содержится в одной колонии с Константином. Его «закрыли» по какому-то другому делу. Второй участник убийства в «Мишке», которого хорошо знают в полиции, до сих пор на свободе – формально он не виновен…

У Константина Князева непростая судьба. С 13 лет он жил один. Его мама долго болела, была парализована. Когда она умерла, выяснилось, что на квартире «висят» коммунальные долги. В ЖЭКе подростку порекомендовали погасить их как можно быстрее, припугнув выселением. Он решил продать квартиру. Тут же нашлись добрые люди, согласившиеся ему в этом помочь. Квартиру они переоформили на себя, а Костю вышвырнули на улицу. Он скитался по знакомым, ночевал на дачах, в бараках. Школу ему пришлось забросить. Учиться было некогда, потому что приходилось работать – в основном на полулегальных стройках. Там не требовали документов. Потом Константин устроился в шиномонтажку, скопил денег и договорился со знакомым, что купит у него в рассрочку небольшой домик. Большую часть суммы он уже заплатил, но был арестован. Так Князев во второй раз остался без жилья и без денег. Впрочем, последние 12 лет ни в том, ни в другом он не нуждался. В колонии о нём заботилось го­су­дар­ство, наградив туберкулёзом и букетом других заболеваний…

Факт имел место…

Кто-то, возможно, возразит, что зэки всегда рассказывают, будто бы осуждены незаконно. Поэтому не стоит принимать на веру их слова. Но в данном случае рассказы заключённых подтверждают и официальные лица. О том, что Константин Князев стал жертвой судебной ошибки, в своё время сказал мне один из руководителей Камчатского краевого суда. С ним согласен и прокурор края. У него, кстати, тоже фамилия Князев. Только имя другое – Анатолий.

«Такой факт имеет место, – прокомментировал ситуацию прокурор. – Я действительно считаю, что преступление в «Мишке» совершили другие люди. Для этого есть достаточно серьёзные данные. Поэтому мы будем добиваться окончательного разрешения вопроса». Со времени беседы с прокурором прошёл год. Но вопрос так и не разрешился...

Документы по делу о поджоге «Паллады» находятся сейчас в Москве. Поэтому в Камчатской прокуратуре давать какие-либо официальные комментарии отказались. Один из высокопоставленных сотрудников ведомства согласился поговорить на эту тему лишь на условиях анонимности. «Моё мнение, что преступление совершили не те люди, которые осуждены, – сказал он. – В материалах дела очень много вопросов, которые не исследованы. У следствия есть одно главное доказательство – подсудимых опознали два работника «Паллады»… Но существует расшифровка записи разговора между охранниками. Они говорят, что смогли опознать обвиняемых только потому, что им предварительно показали фотографии…»

Получается, что найти виновных в гибели семи человек в «Палладе» и двух в «Мишке» правоохранители не смогли, зато сумели искалечить ещё несколько жизней. Люди, осуждённые по ошибке, своими судьбами вымостили кому-то дорогу к звёздам на погонах, а кому-то к новым должностям и почётной пенсии. Пока Князев выплёвывает заражённые туберкулёзом лёгкие, а Гвасалия медленно теряет рассудок в камере смертников, судьи, прокуроры и следователи продолжают уверенно двигаться вверх по служебной лестнице, вершить правосудие – так, как они его понимают...

Дела о поджоге в «Палладе» и убийстве в «Мишке» имели большой общественный резонанс. Поэтому о них и стало известно журналистам. А сколько невиновных людей осуждены за менее громкие преступления, о которых не пишут в газетах? Сотни, тысячи. Или сотни тысяч?

На ошибках не учатся…

По идее, восстанавливать справедливость в случаях, когда правоохранительная система даёт сбои, должны правозащитники. У нас в стране существует специальный институт уполномоченных по правам человека.

Представительство этого органа действует и на Камчатке. Возглавляет его член «Единой России», экс-депутат краевого Законодательного собрания Ирина Орлова. Защищать права человека, как выяснилось, – довольно прибыльное занятие. Ирина Леонтьевна, например, заработала в прошлом году 2 млн 800 тыс. руб. Её заместитель – 2 млн 200 тыс. Все сотрудники аппарата получают зарплату в пределах 100 тыс. руб. в месяц и выше.

Связаться с правозащитниками оказалось непросто. Пятница для них – короткий день, они работают до 12.00. В понедельник и вторник никто в представительстве не подходил к телефонам. Дозвониться удалось только в среду. Но секретарь сказала, что Ирина Орлова и один из её заместителей находятся в командировке, второй заместитель – на совещании, а начальник отдела – в налоговой. Так что говорить – не с кем. Комментарий мы получили только в четверг. Хотя можно было бы обойтись и без комментария. Как выяснилось, о делах Князева, Петросова и Гвасалии камчатским уполномоченным ничего не известно. Соответственно, они ими не занимались. И это понятно.

У официальных правозащитников всегда находятся занятия поважнее – совещания, командировки, налоговая…

Следователи и прокуроры тоже завалены делами. Им нужно выполнять план по посадкам. А освобождать невиновных их не учили. Они вроде бы отправляют в Москву какие-то документы по «Мишке» и «Палладе». Оттуда бумаги футболят обратно. Волокита длится уже несколько лет. Но ничего не меняется. Система не любит признавать свои ошибки. Если человека посадили – он должен сидеть. Пока срок не кончится или пока не умрёт. Князеву осталось 13 лет, Петросову – 14. Сколько осталось Гвасалии – одному богу известно…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество