62

"Пожалуйста, выживи!"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24 15/06/2010

Медсестра реанимационного отделения Вилючинского госпиталя Светлана КАЗЕМИРОВА в этом году отмечает три раза по тридцать. 30 лет на Камчатке, 30 лет супружеской жизни и 30 лет медицинского стажа - с тех пор как окончила Ленинградское медучилище.

Из них Светлана Николаевна 22 года проработала в реанимации - на два года больше, чем требуется для выхода на пенсию по выслуге лет. В ее профессии год идет за полтора...

- Сначала поработала постовой сестрой, потом мне предложили должность процедурной, а это очень ответственно, - вспоминает Светлана Николаевна. - Я была очень молода и боялась: вдруг в вену не попаду? Ведь специфика работы процедурной сестры - сплошь уколы и капельницы. Раньше шприцы были железные, мы их кипятили, а иголки носили с собой - как свой профессиональный инвентарь. Каждой сестре хотелось иметь острые иглы, которые хорошо колют. Объем работ был большой, иногда по 20 капельниц в день, плюс инъекции внутривенные и внутримышечные...

Из декрета в реанимацию

Но все у нее получилось. Уже в 1984 году на профессиональном конкурсе Светлана заняла первое место среди медицинских сестер городской больницы. А в 1986 году, когда ввели в эксплуатацию новое здание, Каземирову повысили: предложили работу старшей медсестры в терапии.

- Это - административная должность, очень ответственная. Не хватало персонала, штаты были не укомплектованы. И сумки с лекарствами сами таскали из аптеки, и ведра с помоями. А я была беременна уже, на 6 месяце. Но мне повезло с коллективом - и тогда, и теперь. Медицинские работники очень отзывчивые. Мы помогали и заменяли друг друга. С этой должности я и ушла в декрет - ждала свою старшую, Дашу. В то время отпуск по уходу за ребенком давали на полтора года. А после декрета вышла уже в реанимацию. Ставка звучала так: медсестра по уходу за тяжелобольными хирургического отделения. В 1989 году появились специализированные койки палаты интенсивной терапии и реанимации, соответственно ввели и штатную единицу на эту палату. Так я стала медсестрой интенсивной терапии и реанимации.

...В тяжелые 90-е, когда повсеместные сокращения с неплатежами коснулись и центральной горбольницы, Светлана Николаевна перешла в госпиталь. На ту же специальность. От работы, которую она полюбила всей душой, ее было уже не оторвать.

- Реанимация непредсказуема. Там самые тяжелые больные, за которыми нужен глаз да глаз: послеоперационные, с нарушениями работы жизненно важных органов. С травмами, отравлениями, тяжелыми заболеваниями почек, воспалением легких, сложными переломами. С инфарктами и инсультами. С большой потерей крови. Все эти люди нуждаются в интенсивной терапии. Самые "легкие" больные - послеоперационные, плановые. Они к операции подготовлены, и, как правило, там известно, чего ждать. А тяжелые случаи - это инсульты с нарушением дыхания, инфаркты и закрытые черепно-мозговые травмы, как правило, после ДТП. Сейчас, по сравнению с 90-ми годами, инфарктов и инсультов стало больше, и они помолодели: если раньше типичным возрастом для таких больных было 60-70 лет, то сейчас - 45-50-летние поступают.

"Задышал - это счастье"

- Был феноменальный случай: поступил военнослужащий с травмой после ДТП - множественные переломы ребер с сопутствующим кровотечением, черепно-мозговая травма, сильный ушиб мозга. Он был практически безнадежен. Приезжала комиссия из Москвы, сказала - не выживет. А мы не хотели верить. Он лежал недели без сознания, терял мышечную массу, постепенно превращаясь в скелет. Мы кормили его через зонд - сначала детскими смесями, потом, когда пришел в сознание, протертым мясом, кашами и супом. Не раз делали переливание крови... И наше общее желание что-то сдвинуло там, наверху. Мы его вытащили! Когда восстановилось дыхание и парень пришел в себя, перевели его в хирургию. Долго там ходил... скелет скелетом! А сейчас вижу его в городе - поправился, румяный, высокий и здоровый мужчина.

И еще, в пору работы в ЦГБ, поступила к нам после родов молодая мама, 21 год, Света. У нее - тяжелый сепсис, заражение крови. А малышка-дочка здорова. Мама была очень "тяжелая", после сложных родов - остановилось дыхание, кома. Мы не отходили от нее ни днем ни ночью. Кормили через зонд. Помню, делаю укол и разговариваю с ней, прошу: "Выживи! У тебя маленький ребенок, сама ребенок еще! Пожалуйста, выживи!" Смотрю - у нее слеза из глаза покатилась. Наверное, услышала меня, хоть и была без сознания. Она пришла в себя только через неделю...

- А как вы определяете, что критический момент в состоянии больного уже прошел?

- Задышал, кишечник заработал - это счастье. Если работает кишечник - есть стул, есть нормальный диурез, то есть соответствующий объем мочи - значит, можно вздохнуть с облегчением.

...Реанимация - это отделение, где забота, ответственность и внимательность - в крови у персонала.

- У нас молодой замечательный коллектив. Все - мастера своего дела, энергичные, знающие, отзывчивые, любящие свою работу и переживающие за каждого больного. Так что родственники могут быть совершенно спокойны за наших военнослужащих - поднимем на ноги любого!

ДОСЬЕ

Светлана Николаевна Каземирова родилась в поселке Старцево Кировской области. По окончании Ленинградского медучилища вышла замуж за односельчанина, который проходил срочную службу в Вилючинске, и уехала на Камчатку. Награждена грамотой министра здравоохранения РФ. Ветеран труда. Двое дочерей и один внук. Муж - мичман ВМФ.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах