aif.ru counter
136

Формула жизни Давида Лернера

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38 15/09/2009

АЛХИМИКИ, мудрецы, звезды медицины во все времена пытались разгадать тайну долголетия. Но ни один из них так и не нашел ответа. Не знают его и те, кого мы с изумлением и обостренным любопытством именуем долгожителями...

У ДАВИДА Михайловича Лернера, который 20 сентября отметит в Москве свое 100-летие, тоже, как он признается, нет потаенных секретов, волшебных эликсиров, способных продлить энергию жизни. И все же...

Отдельная книга

ЖИЗНЬ его, Давида Лернера, требует, несомненно, отдельной книги. Почти весь ХХ век прошел на его глазах. Он помнит гражданскую войну, когда на высоком крыльце его дома в Жмеринке (отец держал в центре города фотоателье) ставили свои пулеметы то банды Петлюры и Махно, то красные. Он учился с будущими светилами музыкального мира и сохранил с ними на всю жизнь теплые отношения. В начале 30-х он с симфоническим оркестром гастролировал по Дальнему Востоку, и сам Василий Блюхер вручил пианисту значок почетного бойца Особой Дальневосточной армии. Он, Лернер, в послевоенные годы объехал все уголки Советского Союза, посетил многие страны, выступал в ансамбле с солистами Большого театра и мировыми знаменитостями вокала. Он стал таким непревзойденным мастером рояля, что великий Лемешев испросил разрешения у народной артистки СССР Марии Максаковой "поделиться" Лернером, и с 1958 года до кончины певца (1977) Давил Михайлович был его личным концертмейстером.

Камчатский этап в биографии Давида Лернера состоит условно из трех частей и является, пожалуй, самым трепетным, возвышенным и трагичным в его биографии. Ведь Лернер - именно тот легендарный пианист, который (после окончания Киевской консерватории) в 1936 году купил в Москве кабинетный рояль, погрузил его на поезд, во Владивостоке - на пароход и привез в Петропавловск. Спустя пару месяцев из студии Камчатского радио - в прямом эфире - зазвучали на весь полуостров фортепианные творения Шопена, Чайковского, Листа, которые блистательно исполнял музыкант... Здесь он повстречал свою первую любовь - Наташу Несмеянову, дочь председателя Камчатского радиокомитета Петра Ложникова (расстрелян в декабре 1937 года). Здесь сумел оживить музыкальную жизнь, организуя концерты, играя в театре, посещая разные уголки полуострова. И здесь же в начале 1938-го Давид Лернер был объявлен... японским шпионом и диверсантом, после чего мгновенно оказался в хабаровском каземате - в камере-одиночке, в которой содержались одновременно около 30 человек.

"Били, бьем и будем бить"

СЕГОДНЯ можно поражаться немыслимой абсурдности гособвинений. Удача лишь в том, что, отсидев два года, Лернер остался жив. И, реабилитированный, вновь вернулся в Петропавловск. Так начался второй период его камчатской жизни. Сила духа и талант позволили ему довольно быстро вернуться к творческой деятельности. В самом начале войны Давид Михайлович организовал ансамбль "Били, бьем и будем бить", сочинил на текст поэта Лебедева-Кумача гимн "Идет война священная", опередив тем самым появление легендарного творения композитора Александрова. Чуть позже камчатский музыкант оказался в военно-пехотном училище Владивостока, а потом - до конца войны - мичман Лернер служил в Ансамбле песни и пляски Тихоокеанского флота.

Дальнейшие встречи с Камчаткой (период третий) были эпизодические: он приезжал сюда на гастроли. Выступал на городских и сельских сценах, гостил у рыбаков и военных моряков, становился почетным участником местных фестивалей... Самое удивительное и дорогое: Лернер и сегодня - в столетнем возрасте! - по-прежнему на сцене (до 30 концертов ежегодно), а память столь безупречна, что он без труда перечисляет фамилии, даты, мелкие детали из своего очень отдаленного прошлого.

Мечта музыканта

ПОСЛЕДНИЙ - двенадцатый раз Лернер, как концертирующий музыкант, приезжал на Камчатку летом 1986 года и участвовал в праздничном концерте на стадионе "Спартак" в честь Дня рыбака. Помню, как после слов ведущей о том, что "сейчас выступит пианист Давид Лернер, который 50 лет назад привез на Камчатку первый рояль", стадион взорвался аплодисментами.

Теперь прошло уже не 50, а 73 года, как рояль Лернера служит Камчатке (он находится в писательской "Светелке"). А самому хозяину инструмента - 100!.. Когда осенью 2003 года, находясь в столице, я впервые пришел к Лернеру домой, предо мной предстал подлинный артист! Он радушно встречал меня на лестничной площадке в... концертном смокинге. Темно-бордовая бабочка, как на эстраде, подчеркивала важность момента.

На секунду я растерялся: зачем так официально, великосветски? Но тут же разгадал: Лернер приветствовал не просто почти незнакомого ему гостя с готовым к съемке фотоаппаратом. В моем лице он встречал саму Камчатку, одного из посланцев ее многоликой и любимой культуры. Он, Лернер, просто не мог в этот момент находиться в домашнем халате. Не имел права придать моему визиту характер обыденности... Часа три мы провели за праздничным столом, "раздавили" на двоих бутылку коньяка (его молодая супруга - на двадцать лет моложе! - Галина Павловна спиртного не касалась). Давид Михайлович перелистал все стародавние альбомы, афиши, виртуозно исполнил на домашнем пианино "Мефисто-вальс" Листа. И вспоминал, вспоминал...

Я любовался легендарным музыкантом. Дивился его жизнелюбию, мудрости и открытости души... О долголетии мы не говорили. Лишь в конце встречи Лернер признался: "Мечтаю еще, хоть разочек, повидать мою родимую землю камчатскую".

А мне подумалось: быть может, Камчатка - одна из тех целительных частичек, которая непременно входит в формулу того, до сих пор не найденного эликсира, способного одарить любого из нас столь заветной прибавкой жизненного пути?

Как знать...

P.S. Министерство культуры Камчатского края, коллектив Камчатского колледжа искусств, редакция "АиФ-Камчатка", все, кто верен искусству и дорожит культурными достижениями Камчатки, поздравляют великого музыканта России со 100-летним юбилеем. Так держать, многоуважаемый Давид Михайлович!

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах