aif.ru counter
90

Чудеса в заповеднике

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31 28/07/2009

Исполняющий обязанности директора ФГУ "Кроноцкий заповедник" Тихон Шпиленок - на Камчатке человек новый. Он приехал на полуостров в 2007 году, чтобы возглавить отдел охраны заповедника, и уже добился заметных результатов. Случаев браконьерской охоты на заповедной территории стало гораздо меньше, чем раньше.

В беседе с корреспондентом "АиФ-Камчатка" Тихон Игоревич рассказал о прошлом, настоящем и будущем одного из самых известных заповедников страны.

Медведь за копейки

- Тихон Игоревич, чем заповедник так привлекает браконьеров?

- В основном, рыбой и медведями. На горных хребтах браконьеры пытаются охотиться на снежных баранов, вдоль западной границы ставят капканы на соболя.

Буквально на днях мы задержали группу рыбаков из компании "Тертей", которые умудрились поставить в заповеднике ставной невод. Сначала они придумали наивное объяснение - место, мол, перепутали. А сейчас пытаются доказать, что это заповедник находится в другом месте.

Что касается медведей, то на них браконьеры обычно выходят весной. Загоняют снегоходами ослабленных после зимней спячки животных и отстреливают. Тушу выбрасывают, лапы и желчь забирают.

В этом году наши сотрудники сняли большое количество медвежьих самоловов, в том числе установленных несколько лет назад. В некоторых из них остались части медвежьих скелетов.

- Известно, что рыболовецкие компании, которые незаконно опустошают моря и реки, действуют под прикрытием чиновников. Даже выражение такое появилось - рыбная мафия. А медвежья мафия на Камчатке существует?

- Есть, конечно, организованные группы лиц, которые целенаправленно занимаются нелегальной добычей зверя. Известно, что в 2007 году с Камчатки ушел контейнер, в который загрузили 400 медвежьих лап.

Но доходы у охотников-браконьеров, конечно, меньше, чем у рыбаков.

Стоимость дериватов (органов - Ред.) одного медведя на "черном" рынке копеечная. Обычно незаконной охотой зарабатывают жители поселков, расположенных неподалеку от охраняемой территории. Хотя заниматься организацией туров, включающих в себя показ медведя в дикой природе, было бы для них гораздо выгоднее.

- Охота на медведей - занятие небезопасное.

- Я бы так не сказал. Весной, когда медведь в поисках пищи идет к рекам, к побережью океана, где негде спрятаться, не требуется особой доблести, чтобы его убить. Браконьеры расстреливают косолапых из нарезного дальнобойного оружия, как в тире.

Не рыбак и не охотник

- Только в этом году на территории Кроноцкого заповедника и Южно-Камчатского заказника выявлено более 80 нарушений природного законодательства. Раньше показатели у госинспекторов были скромнее.

- Потому что работа была поставлена, мягко говоря, неважно. Оперативной группы, например, вообще не существовало. Сидели инспекторы на кордонах, получали зарплату по 3-4 тысячи рублей в месяц. Зачем им за такие деньги особенно напрягаться?

Помню, пару лет назад я зашел в домик к одному из инспекторов. На стене висит марлевый мешок, в нем килограммов 15 икры. Спрашиваю: "Куда тебе столько?" Он говорит: "Покушать". Открываю его рабочий журнал. А оттуда деньги летят, больше ста тысяч рублей. Это при его-то зарплате! "Где взял?" "Книжки, - говорит, - продаю".

Сейчас этот инспектор, естественно, в заповеднике не работает. Мы основательно обновили штат, подняли людям зарплату, привлекли специалистов из других регионов. Наладили систему работы охранного отдела. Поэтому и показатели теперь другие.

- Вы сами-то на охоту ходите?

- Ни разу в жизни ни на кого не охотился. Я, впрочем, и не рыбак. Это принципиальная позиция. У меня и отец, и дед - госинспекторы. Отец создавал заповедник "Брянский лес". Дед, хотя ему уже за 70, до сих пор там работает. И браконьеры его боятся. Знают, что он человек серьезный.

В российском лесном хозяйстве династический принцип всегда приветствовался. Так повелось еще с царских времен.

- Вам приходится защищать не только животных от людей, но и людей от животных. С медведями и туристы, и сотрудники заповедника, я думаю, регулярно встречаются. Часто звери проявляют агрессию?

- В конфликтах между медведем и человеком в 90 % случаев виноваты люди. У нас есть проблемное место - Кроноцкий маяк. Медведи в нем и окна выламывали, и в помещении все переворачивали вверх дном. Мы прилетели разобраться, в чем дело. Во дворе обнаружили помойку пищевых отходов. Для медведя человеческая еда, как "сникерс", лакомство, к которому он быстро привыкает. Вдобавок, ее относительно легко добывать. А медведь, привыкший к человеческой пище, становится опасен.

В Долине гейзеров все пищевые отходы вывозятся, поэтому подобных проблем, как правило, не возникает. Хотя бывают и исключения. Как-то медведь, из любопытства, заглянул в открытую дверь дома, где находилась наша сотрудница Людмила Ефимовна. Получил тряпкой по морде и убежал. Необычный случай произошел пару недель назад. Только посетители подошли к вертолету, чтобы вылетать в город, из леса выбегает медведь и мчится прямо на них. Они за несколько секунд заскочили в вертолет, видят - еще один мишка несется в их сторону. Выяснилось, что это самец за самкой гонялся. А она, судя по всему, заметив людей у вертолета, побежала к ним искать защиты.

Стриптиз на фоне гейзеров

- Квоту на посещение туристами Долины гейзеров устанавливает Федеральное правительство?

- Ну что вы, берите выше.

- Президент?

- Еще выше.

- Неужели Господь Бог?!

- Именно так. Все зависит от количества солнечных дней. Но, кроме этого, научные сотрудники постоянно ведут мониторинг антропогенных нагрузок на экосистемы. Их данные могут стать основанием для уменьшения или увеличения квоты. Так как май и июнь наиболее уязвимое время для живой природы, на посещение заповедника в этот период вводятся строгие ограничения, а в некоторых районах и полный запрет. Это так называемый месячник тишины.

Обычно в Долине бывает не более трех тысяч человек ежегодно.

Наша задача - не только показать Долину, но и сохранить. В советские годы, когда туризм был плановым, ее чуть не затоптали и по кусочкам не растащили. Поэтому было принято решение: сократить количество посещений. А время показало, что вертолетные экскурсии приносят меньше вреда, чем пешие туры.

- Вы - противник возобновления пеших маршрутов?

- Почему же, при определенных условиях пеший туризм возможен. Но прежде чем поставить его на поток, необходимо провести большую подготовительную работу: организовать маршрут, оборудовать места для стоянок...

По большому счету, для нас туризм, в первую очередь, - инструмент экологического просвещения. С его помощью мы пытаемся донести до людей, что к природе нужно относиться бережно, что заповедники и национальные парки - это достояние нации. Как сказал классик: "Мы не получили природу в наследство от наших отцов, а взяли ее в долг у наших детей". И я с этим полностью согласен.

- Сегодня вертолетная экскурсия в Долину стоит слишком дорого. Подавляющее большинство жителей полуострова видели гейзеры только на фотографиях. В том числе и поэтому многие камчатцы довольно прохладно встретили в прошлом году новость о победе Долины гейзеров в конкурсе российских чудес.

- Нам в этой ситуации сложно что-либо изменить. Аренда вертолета стоит 86 тысяч 700 рублей в час. Заповедник же получает с каждого туриста 1450 рублей. Однако сейчас мы начинаем привлекать волонтеров. Мы готовы не брать плату с людей при условии, что они сделают для заповедника что-то полезное - приведут в порядок тропу, отремонтируют какие-либо постройки. Но даже в этом случае добираться до заповедника придется своими силами. А как вы это будете делать - на вертолете или пешком - выбирать вам.

- Не секрет, что Кроноцкий заповедник нередко посещают так называемые вип-клиенты. С ними происходили какие-нибудь инциденты?

- Нет, эти люди, как правило, ведут себя достойно. А инциденты, если и возникают, то с простыми туристами. Однажды в Долину прилетела девушка и начала раздеваться на фоне гейзеров. А мужчина с фотоаппаратом стал ее фотографировать в разных ракурсах. Мы, честно говоря, растерялись. С одной стороны, и запрещать вроде нет причин, с другой, захотят ли другие посетители за всем этим наблюдать...

- Тихон Игоревич, вы видели немало российских достопримечательностей. Согласны с тем, что Долина гейзеров - главное чудо нашей страны?

- Для меня Долина - такое же чудо, как и кальдера вулкана Узон, как лиственничники Кроноцкого озера, как само Кроноцкое озеро, как Тюшевский ледник, как лежбища сивучей и каланов. Уникален весь Кроноцкий заповедник, в котором сконцентрированы эти чудеса. А Долину гейзеров просто знают лучше, чем другие природные объекты.

Кстати, в этих местах давние заповедные традиции. Еще в позапрошлом веке аборигены старались реже заходить на эту территорию, чтобы сохранить запасы соболя. А на заре советской эпохи, если я не ошибаюсь, в 1923 году, реввоенсовет направил на патрулирование Кроноцкого заповедника своего уполномоченного. Причем, в приказе прямо говорилось, что расхитителей природных богатств он может расстреливать на месте.

Ценность этого уголка природы коренные жители Камчатки осознали давно. Поэтому и сберегли его для нас с вами. А наша задача сберечь его для наших потомков.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах