aif.ru counter
13.07.2011 00:05
68

Остров Залит. Сюда с болью в сердце, а уезжают окрылёнными

Крохотный участок суши почти полвека был пристанищем старца Николая Гурьянова. Домик в одно окошко осаждали тысячи паломников. Нередко к батюшке Николаю их отправляли другие известные старцы. Так, архимандрит Иоанн (Крестьянкин) советовал: «Езжайте к отцу Николаю. Он видит всё - от земли до неба»

«Без креста нельзя!»

Сам старец Николай Гурьянов говорил: «Меня не станет, приезжайте на могилку. Я вам ещё больше помогать буду». Скоро 9 лет, как батюшка преставился, а люди продолжают ехать на остров.

- С отцом Николаем я встречался в конце 90-х годов. У меня, 17-летнего, были проблемы со здоровьем, - рассказывает паломник Андрей из Пскова. - Батюшка потаскал меня за чуб, и я про болячки забыл. На могилку приехал помолиться о жене и детях.

Паломников батюшка часто шлёпал: по щеке, по лбу. «А меня по носу, - рассказывает Елена. - Сначала не поняла, а потом заметила, что опухоль в носу, от которой я страдала, исчезла. Я приехала на остров в середине 90-х гг. Стояла у домика батюшки вместе с другими паломниками. Старец появился и начал помазывать паломников иерусалимским маслицем, которое ему передавали со Святой Земли духовные чада. Вместо кисточки батюшка использовал обыкновенную канцелярскую скрепку. Я ждала своей очереди и думала: «Какой батюшка старенький. Помрёт ведь скоро». Вдруг он повернулся в мою сторону и сказал: «Да поживу ещё. Поживу». Я опешила. Потом перестала удивляться, что батюшка читает мысли, отвечает на вопросы, которые паломник и произнести не успел. Остров Залит стал для меня самым желанным местом на земле. Я переехала сюда жить из Петербурга».

Ёще одна петербурженка, Людмила, по благословению старца купила на Залите домик. Она вспоминает: «При первой встрече батюшка направился ко мне с вытянутой вперёд рукой и ткнул в грудь: «А где же крестик?!» Я удивилась, как он смог разглядеть, что крестика нет, ведь на мне был свитер и застёгнутая куртка. Крестика не было, потому что в поезде цепочка порвалась. Батюшка достал свой крестик: «Вот видишь, у меня на верёвочке. И ты так сделай. Без креста нельзя!»

На острове есть дом певицы Ольги Кормухиной. Известность пришла к Ольге в конце 80-х гг., а в середине 90-х гг. она практически исчезла с эстрады. «Я задумывалась об уходе в монастырь. За благословением поехала к старцу Николаю», - рассказала она корреспонденту «АиФ». Однако батюшка предрёк певице замужество. Через год на ступеньках одного из московских храмов Ольга познакомилась с музыкантом Алексеем Беловым, лидером группы «Парк Горького». В апреле 1999 г. они обвенчались, а в мае 2000-го Ольга стала мамой: «Когда я просила благословения у старца на монашество, призналась - единственное моё искушение, что не стала матерью. Он ответил: «Не будет у тебя детей». Я понимала, что мне это дано в наказание. И не обижалась. Но страшно расплакалась. И тогда он стал молиться. Я видела, как у него дрожали руки, - какое это было переживание за меня! А потом вдруг повернулся и сказал: «Но Господь сделает всё, как ты хочешь». Отец Николай напутствовал, чтобы крестили ребёнка на второй день после возвращения из роддома. Если мальчик - назвать Анатолием, а девочку - Анатолией. Ольга понесла дочку в церковь и ахнула: в святцах значился день св. Анатолия.

На острове корреспондент «АиФ» встретился с москвичкой, мамой пятерых ребятишек. В конце 90-х гг. она с мужем приехала к батюшке за помощью. Обоим супругам было меньше 30 лет, с точки зрения медицины абсолютно здоровы, а детей Бог не давал. Отец Николай прикрикнул на пару: «Чтобы завтра же был ребёнок!» И ровно через 9 месяцев появился первенец. «А про капитана вы знаете? - спросили меня местные жители. История началась 25 лет назад. К батюшке приезжала верующая женщина из Одессы. Зинаида переживала, что её муж, капитан дальнего плавания, невоцерковлённый человек. Она уговаривала Владимира повидаться с батюшкой. Наконец приехали они на Залит вместе. Капитан, как только увидел батюшку, неожиданно упал на колени и пополз к нему. Потом старец повёл его в храм, где они разговаривали несколько часов. Вскоре батюшка обвенчал супругов. Они приезжают на Залит каждый год, ждём их и в этом».

У батюшкиной калитки можно было встретить людей разных возрастов, профессий и званий: уборщицу, банкира, генерала, семинариста, политика. Местные жители в разговоре с корреспондентом «АиФ» называли фамилии очень влиятельных людей, которые пытались попасть к старцу. Но деньги и власть ничего не значили для батюшки. Он был редким бессребреником. Ходил в выцветшем, заплатанном подряснике. Всё, что ему дарили, сразу же старался передавать другим. Со всеми был одинаково прост в общении, но не все получали его благословение. Некоторым говорил: «Посмотрели на дурака. И идите с Богом!» А бывало, выходил к толпе и как побежит, словно полетит по воздуху. Запыхавшись, паломники догоняли старца у храма, а он: «Вы бы в храм так каждый день бегали, как за мной сейчас!» И часто повторял: «Кому Церковь - не мать, тому Бог - не отец».

«Наш гостёк!»

На острове в храме св. Николая Чудотворца батюшка начал служить в 1958 г. Так сбылось предсказание, которое старец услышал ещё в юности. Родился батюшка 24 мая (по старому стилю) 1909 г. здесь же, на Псковщине, в селе Чудские Заходы, недалеко от места, где св. Александр Невский одержал победу в Ледовом побоище. В 20-е гг. местный приход посетил митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин (Казанский), ныне прославленный Церковью в лике новомучеников и исповедников российских. Отец Николай вспоминал: «Я мальчишкой ещё был. Владыка служил, а я посох ему держал. Потом он меня обнял, поцеловал и говорит: «Какой ты счастливый, что с Господом...» Семья будущего старца была верующей, сам он с 5 лет помогал прислуживать в храме. В 14 лет Николай Гурьянов впервые оказался на Залите, где у него произошла встреча с блаженным Михаилом. Островитяне почитали Михаила за прозорливца. Увидев мальчика, блаженный воскликнул: «Наш гостёк! Наш!» А через десятки лет, когда Николай Гурьянов был уже в сане священника и приехал за советом в Псково-Печорский монастырь, старец иеросхимонах Симеон (Желнин) произнёс: «В Талабск! В Талабск! В Талабск!» (До революции о. Залит назывался Талабск, советская власть переименовала его в честь революционера Яна Залита. - Ред.)

«За любовь!»

Талабчане добывали знаменитую на всю Россию рыбу снеток, которую поставляли в Москву, Ригу, Варшаву и даже к императорскому двору. В 1790 г. на народные деньги здесь построили каменную Никольскую церковь. Затем на острове появилось ещё три часовни. Храм да часовни - единственное, что уцелело, когда во время войны фашисты подожгли остров. Талабск стал пустыней - ни деревца, ни кустика. Всех жителей угнали в рабство. После победы те, кто уцелел, возвращались домой и начинали строиться на пепелище. Когда батюшка прибыл на Залит, дома там уже стояли, а вот деревьев по-прежнему не было. И отец Николай взялся за озеленение острова. Для поливки саженцев носил из озера по 100 вёдер воды в день. Главной помощницей батюшки была его мама. Матушка Екатерина Стефановна рано овдовела, одна растила четверых сыновей. Три брата старца погибли на войне. «А батюшка в эти суровые годы принял священнический сан. До этого Николай Гурьянов прошёл тюрьмы и лагерь, где вместе с другими арестантами прокладывал железную дорогу на Воркуту», - рассказала «АиФ» Людмила Азаркина. Последние семь лет она собирала документальные свидетельства о судьбе батюшки, которые вошли в книгу «Служитель Божий». На имя Людмилы уже после кончины отца Николая пришло архивное свидетельство о том, что батюшка был реабилитирован. «Батюшка попал в тюрьму в 30-х гг., будучи молодым человеком двадцати с небольшим лет. Причина - не скрывал веры, выступал против закрытия храмов, - рассказывает Людмила. - О лагерном периоде он говорил скупо. Духовные чада старца вспоминают такой рассказ батюшки: «Идёшь узкой тропинкой по снегу. Повсюду трупы заключённых. Кто-то ещё жив. Тянут руки: «Хлеба, хлеба...» А хлеба-то нет. Кормили нас похлёбкой с червями». Однажды группе заключённых пришлось день простоять по пояс в реке, которую уже начала стягивать ледяная корка. Все, кроме Николая Гурьянова, погибли.

Батюшка говорил, что в лютый мороз, когда не было ни обуви, ни варежек, его всегда согревала молитва: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго». Когда пришло время батюшкиного освобождения, его выставили за ворота лагеря. Кругом полярная ночь и бескрайняя тундра. А он измождён до такой степени, что на ногах еле стоял. С Божьей помощью Николай Гурьянов, где пешком, где на поезде, добрался в родные края. Батюшка не роптал. Часто повторял: «Не забывай никогда, даже в самые тёмные дни твоей жизни, благодарить Бога за всё. Он ждёт этого и пошлёт тебе новые блага и дары. Человек с благодарным сердцем никогда и ни в чём не нуждается».

Эти слова, записанные батюшкой, и сейчас можно увидеть в его домике. Вход свободный. Каждый может посмотреть на обстановку, которая окружала старца на острове почти полвека. Когда однажды батюшку спросили, за что он сидел в тюрьме, то услышали: «За любовь, мои драгоценные! За любовь!»

Ушёл домой

Люди приезжали к батюшке с израненными сердцем и душой, а уезжали домой окрылёнными. Как-то на вопрос, чего нам всем не хватает больше всего, батюшка ответил: «Любвеобильности». Старец проявлял любовь ко всему живому. Во дворе его дома постоянно жило и кормилось около сотни голубей. Сегодня много голубей слетается на могилку старца. Их подкармливают и местные жители, и паломники. Здесь корреспондент «АиФ» встретила духовное чадо отца Николая - паломницу Марину. Она рассказала: «Я ездила к батюшке из Тюменской области с середины 90-х гг. по 3-4 раза в год. В первую встречу он сразу назвал меня по имени, рассказал моё прошлое и приоткрыл будущее. Приехала я на каблуках, накрашенная. Но батюшка не посмотрел на внешность. На острове мне дали косыночку, галоши. Старец взял свою фотографию, где он рядом с храмом стоит, и этой фотографией мне по лбу: «Теперь у тебя в голове храмик». Я у батюшки исповедалась, причастилась. На острове испытала невероятное состояние безмятежности и счастья. Такая вдруг лёгкость пришла, что в 40 лет захотелось петь, прыгать, бегать. Как в детстве».

Уже здесь, на земле, Бог открыл старцу, какие они - ад и рай. Рассказывает схимонахиня Варсонофия (Александра Танаева): «Это было в моей мирской жизни, я приезжала из Москвы на остров помогать батюшке в храме. Однажды он говорит: «Сашок, а я в раю побывал!» - «Как, батюшка?» - «Пришли два парня, молодые, высокие, красивые, подхватили меня, и я очутился в раю. Такая красота, такое пение, это не передать, нужно самим видеть и слышать!» В келье батюшки висит картина Страшного суда, он часто подводил к ней посетителей и, показывая на рай, говорил: «Нам с тобой обязательно надо сюда попасть». И показывал на ад: «Но только не сюда». Эти простые слова производили на людей сильнейшее впечатление.

Паломников батюшка принимал до последних дней. Он отошёл ко Господу 24 августа 2002 года, на 94-м году земной жизни. По рассказам очевидцев, во время отпевания отца Николая остров окутал белый густой туман. И присущая этому месту тишина стала ещё пронзительнее. «Здесь, на земле, мы только гости. А дом наш там, на Небе», - говорил старец.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество