aif.ru counter
373

«Никто не плакал и не стонал». От грузчика до начальника района

Почти 100 тонн приходилось на одного грузчика за смену.
Почти 100 тонн приходилось на одного грузчика за смену. © / АиФ

«Здорово, что вы пишете о людях, работающих на производстве — будь то рабочий, инженер или руководитель. 25 лет они все были забыты! На слуху только бандиты, банкиры и политики».

С таких слов начался наш разговор с ровесником Камчатского морского торгового порта, ведущим инженером-технологом такелажного цеха Иваном Капраловым.

Романтика и проза

…О море он мечтал с детства — зачитывался «солёными» книгами в сельской библиотеке. А в их деревне был только пруд. Поэтому после окончания средней школы Иван поехал поступать в мореходную школу в Балтийск. А в начале июня 1962 года молодой матрос Капралов оказался на Камчатке. Пару лет отработал на теплоходах пароходства. Сначала был «Аральск», потом «Луга» и «Вычегда».

– Посмотрел я на жизнь моряков, какова она не в книгах и мечтах, а наяву, — рассказывает Иван Арсеньевич. — И увидел всю прозу: отсутствие семей, безотцовщину, проблемы с верностью жён и подруг… Юношеская романтика прошла, и я решил получить профессию, которая позволяла бы мне иметь настоящую семью. Поэтому окончил Сахалинское мореходное училище. И вновь вернулся на полуостров.

Татьяна Боева, kamchatka.aif.ru: Камчатка так понравилась?

Иван Капралов: Очень! А вот жизнь моряков, которые ходят в море — нет. И я решил, что буду работать на берегу. 10 октября 1968 года приехал в морпорт по распределению, заместителем начальника склада.

Город в то время был, конечно, другой. На 6-м километре и на Океанской асфальта не было — гравийная дорога. В районе нынешнего ЦУМа строились «хрущёвки», на Горизонте — совхозные поля, зимой мы там на лыжах катались. А знаете, где тогда обувь снимали? На лестничной площадке! До 70-х годов во всём городе так было! И никто не брал чужую! Менталитет людей был другой — более общественный, коллективный, хотя жили труднее — и со снабжением, и с жильём.

Хождение по метрам

– Кстати о жилье. Куда вас поселили?

– Это целая эпопея! По распределению после училища нас приехали семь выпускников, трое с маленькими детьми, я в том числе — у меня уже дочка была двухмесячная, с женой познакомился на Сахалине, во время учёбы.

Поселили нас сначала в морвокзале, в комнате матери и ребёнка — жён с детьми. А нас, мужчин, — в общежитие. Потом была комната в бараке на Партизанской, пока там не завалилась печка. Затем комната на Океанской, в так называемом «фестивальном доме», в коммуналке с одним туалетом на 6 семей. Самым весёлым, сами понимаете, было утро в этой квартире. Зато какая людская дружба! Однажды, когда жены не было дома, дочка заплакала — собрались сразу пятеро женщин, и никто никого не звал! Общими усилиями ребёнка убаюкали…

Потом нам дали на Курильской квартиру на двух хозяев, и только в 1974 году — отдельную, на 17 квадратов, в молодёжном доме на АЗС. Это нам ещё повезло — людям по 12 квадратных метров давали. И мы были счастливы: отдельный вход, отдельный туалет, отдельная кухня. Можно было не одеваться, чтобы выйти из своей комнаты в душ…

А история получения двухкомнатной квартиры — той, в которой сейчас живём, тоже примечательная, и характеризует отношение к производственникам в советские времена.

В 1975 году я уже был начальником первого грузового района порта. В один из выходных — их я обычно проводил на работе — в порт приехал первый секретарь обкома партии Дмитрий Иванович Качин.

– Где вы живёте? — спрашивает.

– На АЗС.

– Долго добираться?

– Минут сорок.

– Неудобно!

– Да, но что поделаешь?

Ну, я и забыл этот разговор. Потом, месяца через три, приглашает меня к себе начальник пароходства. Прихожу и думаю: за что же меня будут долбать? А тот протягивает мне ключи и говорит: «Съездите на Ленинскую, посмотрите там двухкомнатную квартиру, её сейчас ремонтируют, если подойдёт — переезжайте!». Вот так, через семь лет работы в порту, мне дали настоящую квартиру.

Когда поддубный отдыхает…

– Расскажите о работе — почему не было выходных?

– Начинал я на складе генеральных грузов — там было всё: от швейных иголок до сахара и шампанского. Через несколько месяцев назначили стивидором — организатором грузовых работ бригады докеров, потом — старшим стивидором. В мои обязанности входили: расстановка людей, размещение груза, его транспортировка, работа техники — в общем, вся, как сейчас говорят, логистика. Тогда механизация минимальная была — таскали всё на плечах, и не только мешки.

Например, из Кореи приходил цемент, затарированный в мешки по 50 кг. Тогда были комплексные нормы, и заработок исчислялся из перегруженных тонн. Чтобы нормально заработать, нужно было и перегрузить немало. Работали обычно с восьми до двух часов дня, все в пыли и грязи. И за это время умудрялись выгрузить 660 тонн цемента — это был рекорд. На одного человека — почти 100 тонн, и никакой механизации! Вот какие мужики были!

– Да, Поддубный отдыхает…

– И мы всегда смеялись, когда по телевизору с придыханием рассказывали, что тяжелоатлет за тренировку поднимает 16 тонн. Но эта потогонная система норм приводила к травмам и подрыву здоровья, конечно. И, несмотря на маски и респираторы, после смены по часу проводили под душем, чтобы вымыть всю цементную пыль. А после душа — ритуал снятия стресса: на подводных лодках выдают вино, а наши грузчики после смены с цементом пили водку.

– Вам тоже приходилось работать грузчиком?

– Конечно, на практике месяц таскал мешки и с цементом, и с мукой. И потом тоже, даже когда был начальником района. При запарке никто не считал зазорным, вплоть до заместителя начальника порта, взвалить груз на плечи, если позволяло здоровье, и была такая необходимость — работали все. Сейчас такой категории работников, как грузчики, нет вообще — только докеры-механизаторы, которые работают на технике, механизация работ практически 100 %.

40 пароходов

– Нестандартные ситуации были?

– Я вам говорил про 40 судов в порту? Мы обязаны были одновременно по норме обработать 7-8 пароходов. Однажды в феврале, на рубеже 70-80 годов, на рейде стояли около 40 пароходов, в непогоду. И по два у 10 причалов! Чтобы разгрузить эту «пробку», были мобилизованы все портовики. Только главный и сменный диспетчеры работали на своих местах, все остальные — на трюмах. Вот тогда была нестандартная ситуация, почти месяц работали все, без выходных и праздников, никто не плакал и не стонал, потому что понимали, что надо делать — и сделали! Это очень яркий пример!

– Как-то я брала интервью у гендиректора порта, он сказал, что порт — индикатор экономической ситуации в крае и стране…

– Абсолютно верно! Ведь хорошему шпиону достаточно посмотреть, что въезжает и выезжает из порта. Специалисту сразу ясно, какая отрасль работает, а какая хиреет. Почему рыбаки стонут, почему 41 рыбацкое предприятие ушло с Камчатки и где-то в другом месте платят налоги? И даже губернатор не может решить эту проблему, раз поднял её на госсовете.

Я задавал вопрос лет 10 назад в Петербурге — как портовики согласовывают работу с таможней? Мне рассказали: пограничники — обязательные члены диспетчерского совещания, таможня присутствует при планировании работы порта и её обеспечивает! А у нас всё наоборот! Мы — портовики, флот, моряки — подстраиваемся под контролирующие службы, которые выставили настоящие рогатки при оформлении грузов.

– Как вы считаете, ситуация изменится?

– На мой взгляд, она может переломиться так, как часто происходит в России, — жестоким и бессмысленным бунтом. Хотя у нас, на Камчатке, ничего такого не будет — просто люди будут уезжать… Искать жизни лучше. А вы разве сами не видите?

– Вижу, конечно. Но я надеюсь!

– И я надеюсь! Ничего другого не остаётся! Что касается порта — у многих осталась гордость за свой коллектив, они добросовестно выполняют любую работу. Традиции трудовой чести сохранились.

Досье
Иван Арсеньевич КАПРАЛОВ. Родился 10 января 1943 г. в Белоруссии, в деревне Юрковка Могилёвской области. 21 год отработал начальником первого грузового района камчатского морского торгового порта. Ветеран труда, ветеран порта, заслуженный работник Министерства морского флота, заслуженный работник транспорта, награждён медалью «За безупречный труд и отличие III степени» Министерства транспорта РФ. Женат, двое детей, трое внуков.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах