aif.ru counter
2730

Дезертир Дуркин. Куда завело солдата отсутствие родительской любви

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. «АиФ-Камчатка» 08/12/2015
Сейчас Леонид Дуркин ждёт своей участи.
Сейчас Леонид Дуркин ждёт своей участи. © / Татьяна Боева / АиФ

Леонид Дуркин, сбежавший из армии 11 лет назад, всё это время скрывался, в основном, в лесу, перебивался случайными заработками. В районе пригородного  поселка Радыгино мужчина построил дом, выкопал колодец и наладил хозяйство. Там его и задержали сотрудники полиции. Корреспондент «АиФ-Камчатка» узнал у мужчины, почему он решил покинуть воинскую часть и как он жил все эти годы. 

К этой зиме он приготовился, как всегда, основательно. Выкопал картошку с огорода, заложил в подвал на хранение.

Огурцы из теплицы тоже давно в заготовках, ягода собрана, грибы насушены. Топливо для генератора есть, вода в колодце тоже. Что ещё для жизни надо? Но не было только одного — спокойствия. И когда к нему пришли двое и спросили: «Вы — Леонид?», он всё понял. Потому что знакомые звали его Лёшей.

Визита полицейских солдат-срочник Леонид Дуркин, самовольно оставивший войсковую часть в Вилючинске, где он успел отслужить 9 месяцев, ждал почти 11 лет. И не было дня, чтобы он не корил себя за нелепый юношеский проступок и не обдумывал решения сдаться. Но он боялся ответственности. Поэтому испытал облегчение, когда его «взяли» — устал жить изгоем. А его ведь уже почти признали умершим, но сослуживцы в найденном трупе не опознали Леонида, и приостановленный было розыск возобновили.

На маленьком плоту

Мы сидели в кабинете военного следственного отдела Вилючинска, куда Леонида доставили для встречи с журналистом «АиФ» из госпиталя — там дезертир проходит медицинское освидетельствование. Никаких препятствий мне не чинили. Переполох был накануне, когда, узнав о местонахождении экс-служивого, я отнесла ему в госпиталь фруктов и конфет. Одна из сестёр опознала во мне корреспондента и, несмотря на подписанный пропуск, настоятельно предложила покинуть помещение: «Журналистам нельзя!». Хорошо, апельсины не отобрали…

Поглаживая стриженую голову, Лёня рассказывал.

– Родился в Таганроге. Родители разошлись, когда был ещё маленьким. Жил с отцом и мачехой. Потом попал в интернат — отца лишили родительских прав, он был тяжёлым человеком. Забрала из интерната бабушка, я рано начал работать. В общем, окончил всего шесть классов. А перед самой армией крепко поссорился с отцом. Но всё равно, когда попал на Камчатку, ждал от него письма — девять месяцев! Отец так и не написал…

Что послужило спусковым крючком для того, чтобы удариться в бега, Леонид сейчас уже и не вспомнит: в части к нему относились нормально, не обижали. Как сам говорит, молодой был, дурной. И дезертировать вовсе не собирался. Просто очень ждал письма из дома.

– Тогда не так строго было, как сейчас — расположение части я покинул легко, никто не заметил. Ничего у меня с собой не было — ни еды, ни документов. Только то, что на мне.

– А как же КПП в Вилючинске?

– Речку переплыл подальше, на самодельном плотике — валежника в лесу достаточно. И — пешком в Петропавловск. Первую ночь переночевал в лесу. Когда пришёл в город, нужно было что-то есть: собрал бутылки, сдал. Потом устроился на подработку. Работал грузчиком в порту, на шабашках, на рынке — где не требуют документы. Зарабатывать стал, одно время даже квартиру снимал в Петропавловске. И всё время мечтал вернуться в Таганрог, помириться с отцом, но понимал, что это нереально.

Кое-что с кое-чем

– Как можно выжить в одиночку в городе без паспорта?

 — А вы думаете, я один такой? Да сколько угодно! И в лесу места много.

– А если не поздоровится?

– К врачам ни разу не обращался. Здоровье позволяло. А с квартиры пришлось съехать — слишком дорого. Присмотрел себе заброшенный дачный участок под Радыгино и обосновался там.

– С домиком?

– Нет, голое место, почва — щебень на штык лопаты. Так что всё разрабатывал с нуля — таскал и возил землю, строил дом, теплицу, сарай.

Когда я спросила, многое ли он умеет делать своими руками, услышала: «Кое-что». Это «кое-что» — все виды строительных работ, ремонт мебели, выращивание овощей. Собранный из запчастей на свалке снегоход, выкупленная с разборки и отремонтированная «Нива», бэушный скутер. Для техники он построил отдельный сарай. Выкопал колодец. Пробовал кроликов разводить, думал о приобретении коз… Необходимые знания добывал из книг и Интернета. А мебель в трёх комнатах его апартаментов была тоже сборной. «Вы не представляете, сколько мебели люди выбрасывают — только отремонтировать!» — говорит Леонид.

Он иногда смотрел один из пяти телеканалов, что ловились на комнатную антенну. Но больше любил читать книги, которые давали знакомые. Кстати, о его истории они не знали, как и пожилой сосед по «даче». А когда узнали, никто не отвернулся. В отличие от сводной сестры, испугавшейся за наследство умершего общего отца.

Но Леониду наследство не нужно. Сейчас он ждёт своей участи — ему грозит до 7 лет лишения свободы. Ещё мечтает получить образование, профессию, обзавестись семьёй. И с сестрой он увидеться хотел бы — всё-таки единственная родная душа.

Покидая кабинет следователя, я не могла отделаться от мысли: а как сложилась бы судьба парня, если бы его папа всё-таки написал сыну письмо?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах