aif.ru counter
16.12.2014 14:19
326

Камчатка теряет свой первозданный облик

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. «АиФ-Камчатка» 10/12/2014
Так тянут газовую трубу на Камчатке.
Так тянут газовую трубу на Камчатке. © / АиФ

Сегодня взят курс на индустриализацию Камчатки, делается ставка на минерально-сырьевую базу. Но насколько отражается промышленная деятельность на природе края? На исконно приоритетном направлении - рыбной отрасли? «Сегодняшний курс - ошибка!» — убеждён член учёного совета камчатского краевого отделения русского географического общества Вадим Дмитриев.

Священные места

…Мы встретились в редакции за чашечкой кофе. С собой Вадим Дмитриевич принёс текст своего открытого письма делегатам недавнего XV съезда Русского географического общества (РГО). В этом обращении он призывает прислушаться к мнению общественности и экологов полуострова по поводу нынешних способов освоения камчатских недр и газификации края.

Я сразу поняла, откуда у моего собеседника такое обострённое чувство справедливости. Вадим Дмитриевич — из категории «детей войны». В 1941-м его вместе со многими другими сверстниками эвакуировали из-под Ленинграда, и он попал в интернат близ Тюмени. В 42-м отец пропал без вести, а мать оказалась в фашистском концлагере «Саласпилс» за связь с партизанами. Ей удалось вернуться в Ленинград спустя годы после мытарств по уже советским фильтрационным лагерям. Воспитывала мальчишку бабушка, пережившая блокаду.

Потом был географический факультет университета. Во время полевых работ студенту Дмитриеву удалось побывать и на Камчатке. Она его потрясла и заворожила. И в 1965 году молодой специалист добился вызова на работу сюда. Он исходил вдоль и поперёк весь полуостров. Нефтяная экспедиция на Иче, южно-камчатская «золотая», гидрогеологическая, тематическая по изучению месторождений серы… А в 1990-м «демократическом» году Вадима Дмитриева выбрали депутатом областного Совета и председателем комиссии по охране окружающей среды, рациональному природопользованию и региональной безопасности.

– Мы хотели, чтобы Камчатка попала под такой же федеральный закон, как о Байкале, и была защищена. Дело уже двигалось, на очередном съезде в 1994 году нас поддержали, но… наверху произошла смена власти, и все инициативы похоронили. А когда шли работы по поиску углеводородов на восточном побережье и Карагинском шельфе полуострова, мы обращались в Москву, чтобы газовики учитывали священные места коренных народов. Но не получили ни ответа ни привета. Разговаривать с нами, к сожалению, никто не захотел.

Давление на природу

– Чем вы занимаетесь сейчас?

– С тех пор стал заниматься общественной работой. И в первую очередь — морскими нефтегазовыми разработками, в том числе у берегов Камчатки. Сначала всё казалось очень здорово: надо было просто сесть и договориться, кому что делать. Но вышло по-другому. Вот маленький пример — сколько лет подряд ставится вопрос о защите Охотского моря на конференциях по сохранению биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей! И каждый год почти слово в слово переписываются одни и те же предложения, а дело стоит. А ведь в своё время сами нефтяники предложили экологам, чтобы те сделали зонирование Охотского моря с чётким указанием, где следует заниматься нефтью, где рыбой, а где — только охранять. Я лично неоднократно выступал на международных конференциях, предлагал наклонное бурение с берега, которое сейчас активно внедряют на Сахалине. Это щадящее недропользование, которое применяется уже во всём мире. А у нас — нет.

Сейчас Север живёт надеждой получить большой газ и нефть. Но дело в том, что, например, для обеспечения добычи углеводородов в Северном Ледовитом океане, как подсчитал академик Велихов, потребуются такие энергетические мощности, выбросы от которых загадят весь океан! Ведь будут нужны источники питания для того, чтобы работали буровые, ходили суда, развивалась инфраструктура на берегу. Начнут активизироваться процессы таяния льда… Кроме того, защиты от разлива нефти подо льдом тоже нет!

Сегодня вроде бы хватает запасов газа и нефти на суше. А что завтра? В своё время губернатор Камчатки Владимир Бирюков утверждал, что с шельфа мы добывать газ не будем. А те, кто пришёл к власти после него, посчитали наоборот, что это наш серьёзный резерв, а может быть, даже и основной. И у газовиков уже есть лицензия на продолжение бурения...

– Но ведь газ считается экологически чистым топливом?

– Если говорить всерьёз о сохранении природы Камчатки и продовольственной безопасности страны, нужно оставить полуострову утерянную специализацию рыбного региона. И надо было проложить сюда газовую трубу с Сахалина или возить сжиженный газ танкерами. А сегодня взят курс на индустриализацию Камчатки, делается ставка на минерально-сырьевую базу. Это ошибка!

Каждый вид хозяйственной деятельности вносит в природу Камчатки свой негативный эффект, формируя суммарные техногенные нагрузки. Экологическая ёмкость полуострова во многом уже перегружена. Техногенный пресс на нашу землю огромен: при прокладке газопровода уничтожены десятки тысяч насаждений и множество лососёвых нерестилищ! А что взамен? Полноценная рекультивация не сделана!

Когда я узнал из материалов СМИ, что на первом месте по загрязнению земельных и болотных массивов в нашей стране Западная Сибирь, а на втором месте Корякия, я был потрясён! Хотя что удивляться?! Если посмотреть на западную Камчатку с вертолёта, увидишь сплошные следы вездеходов, я даже видел один след, тянущийся до мыса Лопатки! Они же так и остаются! А что мы знаем сегодня о состояниях оленьих пастбищ? Последняя их оценка была сделана в 90-х годах. Причём камерально, сидя в кабинетах… Сколько оленей нам надо? Может быть, существующие пастбища такого количества не выдержат? Тогда зачем серьёзно вкладывать туда средства? Экономисты должны посчитать, и надо, чтобы всё это было отражено на картах!

Пора подумать о том, что Камчатка теряет свой первозданный экологический облик. И Авачинский перевал, и Долина гейзеров уже не выдерживают наших нагрузок! В числе таких болевых точек и подземные горячие источники.

Дело — труба?

– И всё же чем конкретно вредит полуострову газовая труба?

– Магистральный газопровод (МГ) протяжённостью 392 километра был построен в августе 2010 года. А в январе 2011 года Дальневосточное управление Ростехнадзора установило «незавершённость строительства МГ в полном объёме», в том числе «отсутствие в проекте берегоукрепления на его переходах через реки и незавершённость рекультивации на 80 % его длины». Неудивительно, что уже в зиму-весну 2012 года состоялся первый капремонт перехода МГ через реку Авача, его стоимость составила 308,6 миллиона рублей, а дополнительный ущерб водным биологическим ресурсам был оценен в 13 миллионов!

В прошлом году в другой нерестовой реке в мае-июне, а не зимой, как положено, велись работы по прокладке газопровода в Елизово. Я всё сфотографировал, позвонил в Росприроднадзор. Но когда приехала проверка, трубу уже зарыли. А сейчас на этом месте идут размывы берега, потому что газовики отклонились от правил. И таких нарушений более чем достаточно!

Экологически чистая жизненная среда камчатцев из-за игнорирования особенностей ёмкости экосистемы и суммарных техногенных нагрузок деградирует и теряет биоразнообразие! Биоиндикатором нынешнего её состояния служит голодная двадцатитысячная популяция камчатских медведей, в очередной год подряд не набравших сил перед зимней спячкой и ищущих пищу в городах и посёлках. А с массово загубленных лесных и ягодных посадок на СОТы идёт активное наступление мучнистого червеца и ржавчинных грибов. Мы дожили до того, что в крупнейшем гидроэкорегионе страны в ряде населённых пунктов питьевая вода низкого качества, а состояние отдельных частей бассейнов лососёвых рек, на которых нынче беспрецедентный разгул браконьерства, можно отнести к критическому.

– И что делать?

– Право на экологическую информацию гарантировано Конституцией страны и федеральными законами. Но прояснить поднятые вопросы нам не удалось даже через публикации открытых писем в правительство Камчатского края. И я считаю абсолютно необходимым организацию круглого стола в Общественной палате страны с экспертной оценкой нарушений природоохранного законодательства и эффективности государственного экологического контроля в ходе проведения газификации на Камчатке.

Кстати
По данным ФГУП «КамчатНИРО», магистральный газопровод пересекает на Камчатке 524 водотока, 266 из которых — нерестовые, а на 132 непосредственно расположены нерестилища лососей. При этом 403 водотока пройдено подводным (траншейным) способом по дну русел, а 121 — надземным (мостовым или вантовым) способом. Наиболее щадящий метод микротонеллирования на Камчатке не применяется.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество