aif.ru counter
1026

Александр Гиль: жизнь в танце

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. «АиФ-Камчатка» 27/10/2015
Гиль крайне редко выходил на сцену.
Гиль крайне редко выходил на сцену. © / Валерий Кравченко / Из личного архива

Завтра, 29 октября, камчатцы вновь встретятся с «Мэнго» на сцене театра драмы и комедии. Корякскому государственному академическому – 50 лет! Будут овации и поздравления. Будут, несомненно, разные мнения. И это всё – хорошо, естественно, необходимо… 

«Корякский ансамбль «Мэнго» имени Александра Гиля – это уже ЭПОХА. И это, если хотите, лишь начало. Ведь только жизнь отдельного человека имеет границы. Подлинное искусство вечно! – убеждён известный на Камчатке пианист, журналист, писатель, общественный деятель и историк культуры Валерий Кравченко.

Тесно и… весело

Анастасия Беккер, kamchatka.aif.ru: Валерий Трофимович, вы знаете о «Мэнго» как никто другой и были другом Александра Гиля – основателя ансамбля. С чего началось это знакомство?

Валерий Кравченко: Впервые я увидел «Мэнго» в январе 1969-го, в заснеженной тундре близ Паланы. Какой-то заезжий спецкорр из Москвы фотографировал ансамбль, взгромоздившийся на вездеход. Я тоже сделал снимок. На меня смотрели молодые красивые лица, и я не догадывался, что в очень скором времени все они станут моими друзьями.

Саша Гиль стоял рядом, оценивал съёмку. А потом вдруг подошёл и… пригласил меня на репетицию.

Окружной дом культуры, куда я пришёл вечером, располагал большим зрительным залом, но маленькой и плохо освещённой сценой. Было видно, что танцорам тесно и… весело. Гиль мало отличался от своих учеников. Ему было 25, а молодость, как известно, не умеет выстраивать барьеры между людьми. Молодые танцоры воспринимали своего руководителя, как сверстника, друга, единомышленника. Сам Александр отличался внешней элегантностью, негромким словом и терпеливым вниманием к каждому артисту.

Первый снимок ансамбля, 1969 год.
Первый снимок ансамбля, 1969 год. Фото: Из личного архива/ Валерий Кравченко

Я уже знал, что «Мэнго» прославился своим первым корякским балетом, показав его в 1967 году в Петропавловске, Хабаровске и Москве. Шла работа над новым балетом – «Эмэм Кутх». Но в тот вечер они репетировали совсем другое: какой-то современный молодёжный танец с бутафорской гитарой в руках у Кати Уркачан (будущей Гиль), никакого отношения к корякским танцам не имеющий.

Конечно, в перерыве я играл им за кулисами на расстроенном пианино Шопена. Полагаю, что именно музыка помогла нам сразу сблизиться… А потом был декабрь того же, 1969 года. И совместная поездка в Монголию в составе комсомольской агитбригады. Никогда не забуду первый – правительственный – концерт в Улан-Баторе. Моё выступление не планировалось: только «Мэнго». Но в момент открытия занавеса в театре вдруг погас свет. Гиль мгновенно выкатил на сцену рояль, откуда-то принёс свечку и сказал: «Играй, пока не включат»…

А потом мэнговцы останавливались в моей однокомнатной квартире на КП. А потом – в 1973 году – вместе с Сашей Гилем они пришли на мою свадьбу в ресторан «Космос» (будущую «Камчадалочку»)… Так мы стали друзьями.

Молодые танцоры воспринимали своего руководителя, как сверстника, друга, единомышленника.
Молодые танцоры воспринимали своего руководителя, как сверстника, друга, единомышленника. Фото: Из личного архива/ Валерий Кравченко

Не заказывал статьи

- Именем Гиля назван ансамбль, учреждена премия им. Гиля. Посмертно он стал почётным гражданином Паланы, Петропавловска и всего Камчатского края. Установлены две памятные доски, написаны книги, сотни статей… А как сам Александр Гиль относился к славе? Мечтал ли он о ней?

- Любой артист нуждается в аплодисментах, добром слове, популярности. Ведь без присутствия зрителя, его оценки и сама работа становится ненужной. Другое дело, как стремиться к этому… К Александру Гилю известность шла естественно, без дополнительных с его стороны усилий. Он не заказывал статьи. Не рвался оказаться перед объективом. Больше того: он как бы стеснялся выраженных восторгов в свой адрес. А потому крайне редко выходил на сцену. Уговорить его дать интервью – тоже оказывалось делом почти безнадёжным.

В нём сочетались два качества, которые противоречили друг другу. Открытость в общении и – почти полная замкнутость, когда речь заходила о творческой кухне ансамбля, новых планах. Теперь я думаю, что он крайне осторожно относился к своим идеям, долго – наедине с собой – всё взвешивал, искал, перепроверял, сомневался. Но потом, когда ансамбль выплёскивал на сцену его новую постановку, это всегда вызывало удивление и восторг.

Любой артист нуждается в аплодисментах.
Любой артист нуждается в аплодисментах. Фото: Из личного архива/ Валерий Кравченко

Конечно, Гилю было трудно. Быстро осмыслить, впитать в себя многовековую культуру северян и безошибочно трансформировать своё понимание, свои чувства в конкретные художественные решения – тут нужно быть Мастером. Таким он и был. Хотя и у него возникали ошибки. Помнится, после премьеры балета «Эмэм Кутх» корякский поэт и писатель Владимир Коянто в своей статье «Пусть не кончается путь» весьма резко критикнул Гиля. Александр не обиделся! Более того: ещё ближе сошёлся с поэтом… 

- Как складывались отношения «Мэнго» с советской властью?

- Полагаю, что «Мэнго» и лично Гиля очень поддерживали. Ведь ансамбль воочию и всему миру демонстрировал мудрость ленинской национальной политики. Это не означает, что в тиши партийных кабинетов не звучала критика и наставления. В ансамбле действовала и своя комсомольская организация. В краевом архиве сохранились протоколы собраний, когда самых известных на сегодняшний день танцоров (не будем называть их имена), как говорится, «вызывали на ковёр» и критиковали за выпивку и другие прегрешения.

Поддержка властью ансамбля виделась в выделении средств на костюмы, аппаратуру, гастрольные поездки и даже на выезд за границу, что в 70-е годы прошлого столетия считалось скорее исключением, чем правилом. Важным событием для ансамбля стало строительство грандиозного (по тем временам) в Палане дома «Мэнго», в который корякские танцоры заселились в 1982 году. Огромный репетиционный зал, квартиры для каждого…

Гиль очень любил своих артистов, защищал, как мог. И всегда стремился отметить их труд и талант. Ему не отказывали. За период с 1977 по 1986 годы восемь государственных наград украсили артистов «Мэнго». Заслуженными артистами РСФСР стали Николай Лазарев, Иосиф Жуков, Екатерина Гиль, Татьяна Романова. Петру Яганову вручили орден Дружбы народов, Даниил Яганов стал заслуженным работником культуры РСФСР. Да и сам Александр Гиль был отмечен: званием заслуженного артиста и – по итогам участия «Мэнго» в культурной программе Олимпиады-80 – медалью «За доблестный труд».

Александр Гиль во время гастролей в США, 1976 год.
Александр Гиль во время гастролей в США, 1976 год. Фото: Из личного архива/ Валерий Кравченко

Молчание обкома

- Об известных артистах всегда чего только не говорят… Давал ли он поводы для сплетен?

- Ну, раз вас это интересует… Рождение слухов, вранья далеко не всегда зависит от конкретных фактов. Тем более, если они возникают в небольшом посёлке, где каждый, как им кажется, знает друг друга. Единственное могу засвидетельствовать: Александр крепко и до конца жизни любил свою несравненную Екатерину, боготворил детей. А Тарасика таскал по концертным дорогам чуть ли не с пелёнок и в качестве солиста выводил на сцену с самого юного возраста.

- Гиль «без галстука»… Каким он был вне сцены. Любил ли застолья? Украинские песни?

- А кто не любит застолья с друзьями? А кто – даже если родом не с Украины – не любит украинскую «мову», её песни?! Как Саша Гиль полюбил культуру Севера, так и его подопечные северяне влюбились в украинские мелодии. Эти мелодии ветераны ансамбля поют и сегодня, когда встречаются и вспоминают великого основателя своего ансамбля.

Во время застолий артисты пели и украинские песни.
Во время застолий артисты пели и украинские песни. Фото: Из личного архива/ Валерий Кравченко

- Как он погиб? Даже в Интернете не найти обстоятельств его ухода…

- Это случилось 7 июля 1988 года в украинском селе Шелестово Харьковской области, куда он поехал посмотреть, как строится его будущий – «для пенсии» – дом. Далее процитирую по своей книге «Мэнго», ибо другой информацией не располагаю да и свидетелей того трагического события фактически нет:

«Весть о трагической гибели Александра Гиля долетела до Камчатки по каналам неофициальным. Обком партии, не располагая подробностями, не спешил давать согласие на некролог в местной печати. Так ни в одной газете (кроме «Корякского коммуниста») и не появилось сообщение о том, что ансамбль «Мэнго», вся Камчатка потеряли человека, который своей творческой силой не просто создал всемирно известный коллектив, но определил само направление развития национальной хореографии Севера…

Людям свойственно интересоваться подробностями – и знать их необходимо. В противном случае возникают версии, слухи. Выстрел психически больного человека в маленьком украинском селе (на почве бытовой ссоры) предназначался совсем другому – приезжему строителю, который возводил дом и крепко конфликтовал с соседом. По страшной случайности Гиль именно в этот момент подъехал к дому, и его жизнь пересеклась с выпущенной пулей. Александру было всего 45 лет».

«Первые мои друзья», - так подписал этот снимок Александр Гиль.
«Первые мои друзья», - так подписал этот снимок Александр Гиль. Фото: Из семейного архива

- Вы писали, что Гиль не любил говорить о планах. Не потому ли, что чувствовал – не всем им суждено сбыться?

- Об одной мечте он, всё же, рассказал. Александру Васильевичу хотелось объединить свой ансамбль с другими творческими силами Севера и создать некий единый коллектив, в котором сплелись бы в единый «северный венок» талантливые представители всех коренных жителей огромного российского Севера. Не знаю, представлял ли Гиль во всей реальности этот проект. Возможно, он встретил бы сопротивление местных элит. Не знаю, как бы отнеслась сама Камчатка к этой идее… Ясно одно: Гиль перерос возможности «Мэнго», ощутил в себе потенциал для решения более масштабных творческих проектов. Лично мне нравится, что «Мэнго» не растворился в просторах Севера и верно служит любимой Камчатке вот уже 50 лет.  

Досье
Александр Васильевич ГИЛЬ (18.03.1943 – 07.07.1988). Родился в селе Краснокутск Харьковской области (Украина). Окончил Полтавскую музыкально-драматическую студию (1961), Высшие режиссёрские курсы (отделение балетмейстеров) Государственного института театрального искусства (1971). В 1961–1965 годах работал артистом балета Полтавского музыкально-драматического театра, Целиноградского концертно-эстрадного бюро, народного ансамбля песни и пляски «Целинник». На Камчатке – с 1965 года. Был художественным руководителем и балетмейстером ансамбля «Мэнго».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах