aif.ru counter
122

Ток - музыка

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. АиФ - камчатка 15/12/2011

Хороших музыкантов на Камчатке не так много. Скоро их станет ещё меньше. В начале следующего года полуостров оставит один из лучших джазовых пианистов страны, заведующий музыкальной частью Театра кукол Александр Малков

Свою музыкальную карьеру Малков начал в 15 лет в Юрмале в знаменитом ресторане «Юрас перле» (в нём в своё время выступали певица Лайма Вайкуле, танцор Борис Моисеев, Рижский эстрадный оркестр под управлением Раймонда Паулса). Затем он гастролировал с Тамарой Миансаровой (первой исполнительницей песни «Пусть всегда будет солнце!»), Леонидом Духовым (отцом основательницы «Тодеса» Аллы Духовой), другими известными артистами. В 1972 году Александр приехал с гастролями в Магадан и остался там, чтобы подзаработать. А спустя год по предложению Михаила Шуфутинского перебрался на Камчатку – играл в ресторанах, писал музыку для театра, создавал первое на полуострове варьете

В гостях у легенды

- Александр, где было комфортнее выступать музыканту в советские годы – на гастролях со звездой или в ресторане на севере?

- Конечно, в ресторане. Для нас это была единственная возможность прилично заработать. Музыкант в кабаке Петропавловска или Магадана получал больше, чем Генеральный секретарь ЦК КПСС в Москве. Поэтому на Дальний Восток съезжались лучшие инструменталисты страны. Был и ещё один плюс. Во время гастролей 50 % репертуара в обязательном порядке составляли патриотические песни, а в ресторанах можно было играть то, что хочешь. Например, джаз, который я любил с детства. Первое отделение мы, как правило, посвящали инструментальной музыке. А уже потом исполняли песни на заказ.

- Кто из известных музыкантов играл на Камчатке?

- Боря Гулько, Юрий Закатов, который пел в своё время в оркестре у Утёсова, великолепный барабанщик Серёга Старостин, Миша Шуфутин­ский. Были и другие, но всех с ходу не вспомнишь.

- Когда слушаешь песни Гулько или Шуфутинского, никогда не подумаешь, что они сильные музыканты.

- Репертуар у них, конечно, попсовый. Но Шуфутинский, например, – классный аранжировщик. Да и пианист хороший. А что касается песен Он никогда не претендовал на звание вокалиста. И даже говорил, что не поёт свои песни, а рассказывает. В Магадане я видел, как он может расположить к себе людей, рассказать им тот же блатняк так, что они готовы все карманы перед ним вывернуть.

Миша, как правильный еврей, приехал на север с семьёй. Сделал деньги – и улетел. Это мы здесь тратили всё, что зарабатывали.

- Когда вы работали в Магадане, там жил знаменитый российский шансонье Вадим Козин

- Мне посчастливилось бывать у него дома. Я тогда был молод и, откровенно говоря, не до конца осознавал, что нахожусь в гостях у легенды. Это сейчас бы я слушал Козина, раскрыв рот. А в то время мне хотелось поскорее убежать, чтобы посмотреть фильм «Семнадцать мгновений весны», который показывали первый раз. Вадим Алексеевич жил в однокомнатной квартирке рядом с музыкальным театром. У него дома стояли пианино и большой магнитофон «Тембр», на который он записывался. «Этот романс посвящается графине такой-то, которая в настоящее время проживает в Париже», – примерно так Козин представлял свои песни. Интересный был человек.

Эстрадная монополия

- Сегодня в камчатских ресторанах есть хорошие музыканты?

- Музыкантов там можно встретить крайне редко. В своё время товарищи из общепита пришли к выводу, что держать в ресторане ансамбль не имеет смысла. Гораздо выгоднее поставить одного диджея за пультом

За последние годы и музыка сильно изменилась. Когда я впервые услышал запись «Ласкового мая», сначала даже пожалел ребятишек из детдома. Но, поняв, насколько всё серьёзно, пришёл в ужас. Это же была настоящая музыкальная диверсия против нашей страны. Людей, которые её организовали, по-хорошему надо судить. Но, к сожалению, нет у нас такого суда.

- Прошло больше 20 лет, а «Ласковый май» до сих пор слушают

- Это не удивительно. Ведь они и им подобные певцы забили все эфиры. И народ на это клюнул

- Поэтому наша эстрадная музыка так сильно отличается от западной?

- Не только поэтому. Российская эстрада миновала период джаза, на котором основывалась вся западная поп-музыка. По этой же причине, на мой взгляд, в России и рока нет. Называть роком то, что делают Гребенщиков или Бутусов, у меня просто язык не поворачивается.

- Зато у нас есть барды

- Я с большим уважением отношусь к творчеству Высоцкого и Окуджавы, мне нравятся их стихи. Но слушать, как они поют, не могу. У Высоцкого, когда он сам себе аккомпанирует, гитара просто не строит. А у поющих бардов размер одного такта может быть три с половиной, другого – четыре, а следующего, допустим, – три. Я – музыкант, и мне сложно всё это воспринимать.

- Вы можете привести пример качественной российской попсы?

- Ну, Пенкин, наверное, качественный. Хотя это и не совсем попса А на советской эстраде номером один был Ободзинский. Последний диск, записанный им незадолго до смерти, я вообще считаю гениальным. В своё время Ободзинский был чрезвычайно популярен, собирал стадионы. Бог дал ему уникальный голос, на который не повлияли ни возраст, ни алкоголь, ни наркотики. Это признают даже его критики.

- Пугачёва – это качественная попса?

- Пугачёва исполнила много хороших песен, ставших классикой жанра. Но мне кажется, что в целом она принесла музыке большой вред. Шоу-бизнес в России, благодаря Алле Борисовне, сильно монополизирован. Человеку без связей пробиться на эстраду практически невозможно. Приведу пример. В прошлом году на фестивале «Большая разница» в Одессе гран-при взял парень, который великолепно пел голосами пяти мировых звёзд – Элтона Джона, Рея Чарльза и т. д. За год его ещё где-нибудь показали? Нет. Думаю, потому, что пародистом у нас уже работает Максим Галкин. Это и есть монополия.

Отвык от суеты

- Александр, вы вместе с коллегами-музыкантами приехали на Камчатку, чтобы подзаработать. Ваши коллеги уехали, а вы остались

- Я, откровенно говоря, давно отвык от суеты, в которой когда-то крутился. В Москве, например, я себя очень некомфортно чувствую.

А Камчатка мне нравится. После Магадана она вообще показалась раем. Климат мягче, природа – прекрасная. Раньше все здесь отлично зарабатывали, каждый год уезжали куда-нибудь отдыхать. Мы просто жили и получали кайф от этого.

- Но ведь любой артист, как говорят, хочет стать знаменитым.

- Власть, деньги, известность, конечно, большие искушения. Но меня они, к счастью, особенно не коснулись. Мне важнее собственное спокойствие.

Всё-таки главное в нашей жизни – сохранить душу. А здесь для этого было больше возможностей

В принципе, всё, что я мог получить в столицах, я в мини-дозах получил на Камчатке – звание, награды. По сути, я испытал те же чувства, которые испытывают музыканты в Москве или Петербурге. Алкоголик, знаете ли, будет так же рад найденной трёшке, как Абрамович – новой яхте. Чувства-то у людей одинаковые.

- Вы следите за тем, что сейчас происходит в музыке. Пианисты хорошие появляются?

- Появляются. Сейчас в 12-13 лет дети обладают такой техникой, которой у нас в их возрасте не было. Технически они нас опережают, а вот внутреннего содержания им не хватает.

- Почему?

- Сложно сказать. Выдающийся педагог Станислав Нейгауз говорил, что у пианиста звук – это электрический ток, который идёт от сердца к кончику пальцев. У меня создаётся впечатление, что у современных музыкантов этот звук не идёт от сердца, а уже сидит в пальцах.

- Какую музыку вы слушаете?

- Музыку я сейчас слушаю редко. Но у меня в машине всегда лежит диск с концертом Рахманинова.

- Почему вы всё-таки решили уехать с Камчатки?

- Для себя я здесь не вижу перспектив. А в небольшом городке Бугульма в Татарстане у моей жены живут родственники. И мы купили дом в этих краях. Там хорошие цены, спокойная обстановка. Комфортное место для того, чтобы провести старость

Владимир ХИТРОВ

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах