aif.ru counter
207

Родина слышат, Родина знают...

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21 24/05/2011

Когда в ноябре 2009 года в первый раз состоялись общественные слушания по поводу размещения в Вилючинске плавучей АТЭС, один человек резко выступил против.

Это был он, капитан второго ранга в запасе, главный специалист отдела защиты города военных моряков Валерий РОДИН. Дипломированный военно-морской химик-дозиметрист, знающий об опасности атомных технологий не понаслышке, Валерий Анатольевич своё мнение тогда высказал чётко и безапелляционно: строить ПАТЭС в сейсмоопасной зоне, вблизи населённого пункта, - неоправданный риск.

Накануне Дня химика, который страна празднует в последнее воскресенье мая, корреспондент "АиФ-Камчатка" встретился с бывалым морским волком в его кабинете на третьем этаже здания городской администрации, ощетинившегося датчиками радиационного контроля. После аварии на Фукусиме такие приборы установлены на нескольких зданиях в Вилючинске. И все они - на контроле Родина. Пока, как уверяет главспец, уровень радиации не превышает естественного фона.

...О море Валера мечтал с детства: часами простаивал у причала, встречая и провожая корабли и представляя себя капитаном, стоящим на мостике. Перед глазами был пример отца - военного моряка Краснознамённой Каспийской флотилии. Папа был крут и суров. "Если бы не круглый стол и бабушка, меня бы уже не было в живых", - шутит Родин. - Флотский ремень - вот и всё воспитание!".

Перо, гитара, атомы...

Школу Валерий окончил в Туркмении, где служил в то время отец. А в 1973 году поступил в Каспийское высшее военно-морское училище им. С. М. Кирова, в Баку, на отделение дозиметристов химфака. Они не простую химию там изучали. Ядерную. И это наложило отпечаток на всю дальнейшую судьбу Родина. Ведь Валерия Анатольевича с полным основанием можно назвать ядерным человеком - настолько он активен. Причём его энергия, как радиация, распространяется удивительно широко и повсеместно...

Пять лет в училище молодой курсант писал заметки в газету "Каспиец" - это было его хобби. И не единственное. Ещё одно увлечение - музыка. В Доме пионеров была только мандолина - на ней и учили играть юного ленинца. А гитару он уже сам осваивал, с помощью бывших зэков. До сих пор помнит те блатные песни и свои первые аккорды. В училище же Родин стал соло-гитаристом ансамбля "Позитрон", одного из лучших тогдашних бакинских ВИА. Они играли "патриотику" и джаз. Нот Валерий не знал и все партии шпарил наизусть. Он и сейчас свои песни - а их более 50 - знает только на память. И слова, и аккорды.

...Окончив училище в 1978-м, лейтенант Родин получил распределение на Камчатку, в Рыбачий. Здесь ему сразу предложили служить... в газете Второй Краснознамённой флотилии АПЛ "Залп". Так новоиспечённый моряк-подводник стал на два года военным корреспондентом-организатором. Его репортажи с торпедных и ракетных стрельб, глубоководных погружений по достоинству оценило не только руководство флотилией: редакции военных газет "Суворовский натиск", "Боевая вахта" и даже центральная "Красная звезда" нередко поручали ему спецзадания. И всё же, набив руку на литературном поприще, старший лейтенант Родин при первой возможности ушёл служить на подлодку: "Моряк должен расти!".

Его приняли на подводный атомоход начальником химической службы.

- Первое поколение атомоходов - это же был чистый эксперимент! Там устанавливалось оборудование, которое прошло стендовые испытания. Естественно, были аварии: например, протекали парогенераторы, "текли" стержни и охлаждающие контуры. Личный состав облучался, в первую очередь - офицеры радиационной безопасности. Льгот и поощрений за проведение дезактивационных работ тогда не было. Просто мы знали, что кроме нас этой работы никто не сделает, и, может быть, даже гордились этим...

"Радиация - это моё!"

...В начале 80-х, когда случилась авария на ПЛ К-175 в бухте Крашенинникова, радиоактивность была такая, что многие приборы зашкаливало. Лодку после аварии, несмотря на все усилия по дезактивации, из-за сильного гамма-излучения и радиоактивного загрязнения не удалось ввести в строй. Но одна серьёзнейшая задача была решена: не допущено радиоактивное загрязнение акватории бухты, базы и города Вилючинска. Многие вилючинцы до сих пор не знают об этом!

А начальник химической службы сам обходил все отсеки, прежде чем позволить зайти личному составу, проверяя уровень радиации практически на себе.

Тогда, возвращаясь домой со службы, Валерий Анатольевич прикладывал руку к датчику: тот показывал 3,5 тысячи β-распада на квадратный сантиметр! А химики-подводники шутили: "Радиация в малых дозах полезна в неограниченном количестве!".

Когда на следующем этапе службы офицер ушёл с подводной лодки на берег - в службу радиационной безопасности, в его распоряжении оказались все жидкие и твёрдые радиоактивные отходы, хранящиеся на базе. Все реакторы (около 60!) были опечатаны печатью капитана 3 ранга В. А. Родина. А ещё в его подчинении было по 100 бойцов-срочников, но дедовщины не было даже в зародыше - руководитель работал на опережение. Он приходил на службу, когда все ещё спали, а уходил - когда уже спали ...

- Всё, что касается радиации, - моё! Сейчас атомные подлодки третьего и четвёртого поколения, внутри - как купейный вагон, всё чисто, красиво, приятно зайти. На заводе "Малахит", выпускающем атомоходы, даже за вредность не платят. А тогда - никаких бытовых условий. К примеру, во времена гонки вооружений, в 80-х, лодки из Мурманска шли на Камчатку подо льдом. В перегоне двух атомоходов, кстати, участвовал и нынешний мэр Вилючинска Александр Маркман - он был командиром БЧ-5. Лодки приходили с помятыми рубками: настолько узко было пространство между вековым многометровым льдом и морским дном. А если подводный корабль вынужден был сесть на грунт, его уже не спасти! Потому и получали Героев в мирное время.

С песней по жизни

Без чувства юмора на флоте не выжить. Как-то приехал министр обороны, а с ним 14 корреспондентов. "Смотри, - сказало начальство Родину, - чтобы радиоактивная муха не пролетела!". Когда из подлодки вышел последний корреспондент, Валерий Анатольевич его остановил и проверил дозиметром, который заранее соответственно настроил... Прибор запищал. "Выпивал вчера?" - спросил Родин встревоженного корреспондента.

- Да! - растерянно ответил тот. - И сегодня немного с утра...

- Тогда всё ясно.

- Вот это техника у вас! - восхищённо сказали гости.

"Если служишь - службе нужно отдавать всё! Однажды жена говорит, мол, у дочери выпускной в школе. У меня был шок: когда успела вырасти? У меня надёжный тыл. Жену знаю с детства - учились в школе вместе. Поженились, когда я был на 4-м курсе училища. Мы вместе уже 34 года, и нашему браку ничего не грозит. Главное в женщине - чистота помыслов и чистота в доме, - смеётся Родин. - И супруга обладает этими качествами в полной мере!"

Второе после литературы увлечение химик-ядерщик пронёс через всю жизнь. В 2010 году вышла его первая книга "Вилючинск - мой дом", где напечатаны тексты более чем 20 авторских песен. Сейчас Валерий Анатольевич готовит к публикации следующее издание, которое будет сопровождаться аудиоприложением - записью песен на диске.

А главной задачей Валерия Родина остаётся безопасность Вилючинска, давно ставшего для него родным. Как поётся в одной из его песен:

Там, где бетоном укрытый могильник

Стронций и кобальт надёжно хранят,

А радиометр зашкалит от дозы -

Это касается лично меня.

ДОСЬЕ

Валерий Анатольевич Родин родился 12 ноября 1953 года в станице Клецкая Волгоградской области в семье военного моряка. Окончил химический факультет Каспийского высшего военно-морского училища им. С. М. Кирова. С 1978 года - на Камчатке. Капитан второго ранга в запасе. Награждён орденом "За военные заслуги", медалью ордена "За отличие в воинской службе" I степени и ещё 15-ю медалями... Женат, двое детей, двое внуков. Сын служит по контракту в ВМФ.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах