aif.ru counter
92

По зову предков. Будни городской девушки в тундре с оленеводами

Летовка в тундре длилась с мая по октябрь.
Летовка в тундре длилась с мая по октябрь. © / Римма Плепова / Из личного архива

Желание сохранить родовые традиции и ценности есть у многих из нас, но для некоторых семейные воспоминания – это нечто большее, чем создание генеалогического древа.

«Летовка в табуне» – проект молодёжной общественной организации Камчатского края «Дружба Северян». Для оленей летовка – это период, когда табун отправляют к морю, поскольку у животных возникает потребность в солёной воде. С мая по октябрь прошлого года активистка организации, руководитель направления «Сохранение традиционных знаний» Римма Плепова прошла интересный и непростой путь в качестве чумработницы. Девушка поделилась своим опытом с редакцией еженедельника «АиФ-Камчатка».

Родная кровь

– Идея возникла во время другого нашего проекта – «Молодёжный десант в родные сёла», – рассказывает Римма. – Когда «Дружба Северян» посетила частный табун в селе Ачайваям Олюторского района, я поняла, что мне хотелось бы погрузиться в эту атмосферу глубже.

Кроме того, мне всё известно о жизни береговых коряков – воспитание, обряды, быт. Но мой прадедушка по маминой линии был оленеводом, и об этой части жизни предков мне не было известно практически ничего, я была далека от этого. Однако узнать об этом всегда хотелось, ведь нельзя просто взять и отказаться от своего прошлого. Я всегда чувствовала, можно сказать, зов крови – мне хотелось понять, как жили мои предки.

Мысль зрела несколько лет, и в прошлом году получилось осуществить задуманное. В нашей организации мне выделили спальный мешок и каремат, собрали вещи первой необходимости, и я с бригадой профессионалов отправилась в интересный и непростой путь.

Екатерина Довгалёва, kamchatka.aif.ru: Как ваши близкие отнеслись к такому смелому решению?

Римма Плепова: Я веду активную жизнь с детства – всегда танцевала, рисовала, участвовала во всевозможных мероприятиях. И родные давно привыкли к тому, что я самостоятельно принимаю все решения, определяю, что буду делать, а от чего – откажусь. Так что никто из близких особо не волновался, главное, как они обычно говорят, чтобы кушала хорошо.

Я на самом деле благодарна своим родным за такое отношение – никто и никогда не заставлял меня делать то, что мне не нравится и не противоречил моим решениям. Родные прислушиваются к тому, что важно для меня, и поддерживают, это замечательно и дорогого стоит.

Девушке хотелось понять, как жили её предки.
Девушке хотелось понять, как жили её предки. Фото: Из личного архива/ Римма Плепова

Мужское и женское

– Летом оленям нужно прийти к морю, поскольку их начинает манить его аромат. По пути они питаются разными травами и набирают жир, который как раз может дольше сохраниться в организме, если попить солёной воды, – рассказывает Римма. – Из села Ачайваям мы дошли до побережья Берингова моря, а после летовки отправились в долину реки Апука.

Конечно, территориально мы могли быстрее прийти к морю, но во время летовки оленей необходимо накормить и напоить таким образом, чтобы они набрали жир, которого хватит на всю зиму.

– Расскажите, как организован маршрут – кочёвки, стоянки…

– Весь путь мы прошли пешком, кочевали практически каждый день и, порой, могли остановиться раз в три дня. Груз везли на лошадях, поэтому очень важно было правильно упаковать его. Вещи, посуда, продукты – всё с собой.

Во время стоянки окружающая природа становится, образно говоря, твоей квартирой. Поэтому очень важно относиться бережно к миру, убирать мусор и всё лишнее. Чтобы обжить стоянку нужно сразу развести и «накормить» костёр. Мужчины идут за дровами, а женщины – за водой.

В бригаде оленеводов живут и дети.
В бригаде оленеводов живут и дети. Фото: Из личного архива/ Римма Плепова

– Все обязанности строго делятся на мужские и женские?

– Да, и это принципиально важно. Женщины ходят за водой, разделывают, пластают, чистят и сушат мясо и рыбу. Помимо этого, им нужно успевать готовить на всех стол. Проснулась с утра – и за работу. Но и на этом обязанности женщин не заканчиваются – необходимо также стирать, шить и подшивать одежду пастухам. Так что женщины должны обладать многими способностями.

Пастухи в первую очередь следят за табуном, они должны кормить, поить, укладывать оленей. Невероятно важно хорошо знать все пастбища на пути, контролировать жизнь табуна. Мужчины знают каждого оленя буквально в лицо – они видят, как у них расположены рога, знают их характеры. Потому что олени на самом деле тоже очень разные – есть спокойные, есть вредные. Так что за ними нужно следить.

Работа во время летовки строго организована: есть дневальные, которые дежурят днём и ночные дежурные. К мужским обязанностям также относится добыча еды и заготовка дров.

– В современном мире подобного, казалось, уже не встретишь…

– Я понимала, что попала в национальное село, где сильны традиции. Сразу было ясно, что к условиям нужно будет адаптироваться. Да и, если честно, атмосфера располагала.

Все обязанности делятся на мужские и женские, и работа строго организована.
Все обязанности делятся на мужские и женские, и работа строго организована. Фото: Из личного архива/ Римма Плепова 

– А что стало для вас самым сложным во время пути?

– Есть несколько наиболее сложных моментов, которые я для себя отметила. Например, я не очень хорошо была готова к тому, что будет так много физического труда, из-за чего сильно уставала. Кочёвка, разделка, готовка – это совсем не просто.

Однако ни с чем таким, с чем было бы невозможно справиться, я не встретилась. Очень многое, конечно, зависит от осознанного отношения к делу – когда человек понимает, что он едет не развлекаться, всё обязательно получится.

Кстати, моральной усталости я не чувствовала, скорее, наоборот, насыщалась происходящим. Новая атмосфера сформировала во мне другое мировоззрение, воспитала иное понимание. То есть я могла устать физически, но морально – перезагрузиться.

– Не могу не спросить о том, как вы справлялись с личной гигиеной…

– Летом проблем практически не возникало – солнечно, можно было нагреть бидон воды, снять внутренний полог из палатки, соорудить своеобразный «душ» и установить спираль от комаров.

А вот осенью, конечно, посложнее было, но ничего, справлялись. Я была готова ко всему. Так что и вы, если когда-нибудь соберётесь на летовку, будьте готовы к суровым условиям (смеётся).

"Мужчины знают каждого оленя буквально в лицо". Фото: Из личного архива/ Римма Плепова

Из каменных джунглей

–  Вы планируете когда-нибудь повторить такой опыт? Или это уже пройденный этап?

– Я точно знаю, что хотела бы поехать на какие-нибудь обрядовые действия, например, весной на «Килвэй» – рождение оленят. Это культовое событие, к которому мне бы хотелось приобщиться. Не знаю, получится ли у меня когда-нибудь воплотить это, по крайней мере, конкретных планов на ближайшее время я не строю.

– Римма, с момента вашего возвращения прошло несколько месяцев. Что вы чувствуете сегодня, когда этот путь уже позади?

– Прежде всего, я чувствую, как изменилась. Скажем, на отношения с мужчинами взгляд уже совсем другой. Я поняла, что мужчинам – мужское, женщинам – соответственно, женское. Мне стало намного проще воспринимать это, и наши отношения с молодым человеком изменились. Если раньше я, порой, противостояла такому разделению, то сейчас понимаю, насколько становится легче, когда доверяешь мужчине быть добытчиком, а сама – следишь за уютом. Общественная деятельность у меня всегда была на первом месте, и я иногда могла не приготовить дома еду, например. Сейчас же для меня важнее порядок в доме, то есть фокус моей жизни направлен на семью.

И, вообще, восприятие жизни стало другим. Ко мне до сих пор приходит осознание того, почему там люди чувствуют себя значительно свободнее, чем здесь. Думаю, в городе мы сильно ограничены – даже взгляд всё время останавливается на зданиях, на стенах. А там – смотришь далеко и подпитываешься этим… Так что, да, что-то точно для меня изменилось.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах