aif.ru counter
273

Через тундру напролом, или Как врач преодолел изощренную полосу препятствий

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. «АиФ-Камчатка» 10/11/2015
Дружище Бакс.
Дружище Бакс. © / Виктор Кошель / Из личного архива

«Кочки, овраги, кусты, реки, болота — сплошная, изощрённая полоса препятствий. Сильная жара, собака пытается нырнуть в любую тень. Выползаешь на очередную двухметровую террассу, и — как награда — мордой лица, в прямом смысле, падаешь на огромную поляну морошки…»

Когда врач-фтизиатр из Олюторского района Виктор Кошель принёс в «АиФ-Камчатка» свой дневник с путевыми записями, то слегка обиделся на сравнение со знаменитым Фёдором Конюховым. «Попробовал бы он с 25 килограммами на спине по тундре в одиночку пройтись хоть пару сотен километров! В лодке сидеть и смотреть, куда тебя несёт океан — большого ума не надо».

Мы продолжаем публиковать заметки путешественника по нетронутой Камчатке, проложившего пеший маршрут более чем на 500 км…

Кружочек ада

…Рюкзак на плечах, тележка сзади отчаянно цепляется за все кочки и кусты. Жара, пот заливает глаза. Комары, слепни. Наконец наткнулся на старую дорогу. 28 июля по ней дошёл до домика оленеводов, стоявшего на бугре. Там были продукты. Сварил кисель, потом макароны — с собой потом взял их немного и 4 стакана сахара…

На следующем бугре, 29 июля, дорога превратилась в сейсмопрофиль. Но всё равно это было лучше, чем топать по кочкам и кустам. После геодезического знака № 57 на высоте 206 метров по карте (202 метра по навигатору) ночевал у реки Кичанваям. Поставил мелкую сетку.

30 июля. Рыбы нет. Подтянул спицы на телеге. Поднялся на бугор. Стало окончательно понятно, что с этой дорогой мне не по пути. Повернул направо и пошёл напрямую, напролом. С каким умилением вспоминался мне тот еле заметный след трактора, по которому хоть как-то можно было катить тележку с рюкзаком! Кочки, овраги, кусты, реки, болота. Сильная жара. Собака пытается нырнуть в любую тень. Сплошная, изощрённая полоса препятствий! И — как награда — выползаешь на очередную двухметровую террасу, и мордой лица, в прямом смысле, падаешь на огромную поляну морошки! Ягод столько, что негде ступить. За вечер и утро съел 13 полных горстей. Очень тяжело идти. Оставил там лишний груз — рогатку, запасные газовые баллоны и ещё кое-что по мелочи, около килограмма.

Тележку порой приходилось нести на руках.
Тележку порой приходилось нести на руках. Фото: Из личного архива/ Виктор Кошель

31 июля. Пекло. Малюсенький кружочек ада. Утром нагнулся и жёстким поясным ремнём нечаянно нажал на пипсель баллончика с перцовым газом в левом кармане брюк. И хотя на ближайшем болоте вывернул карман, промыв ткань и кожу, всё оказалось бесполезно: от сильнейшего жжения я периодически издавал дикий рёв и вопли. Одно хорошо: свистеть в свисток, чтобы не столкнуться нос к носу с медведем, теперь было не обязательно…

…Упёрся в дико труднопроходимый участок — полосы чередующегося густого кустарника и топких болот, которые из-за опасности провалиться периодически приходилось обходить, продираясь сквозь кусты. Вынужден был вернуться в долину реки и идти дальше по границе кустарника и тундры.

Тундра. Солнце подходит к зениту, спрятаться от него негде, изредка кусты по колено. Жара — градусов 28, ветер еле-еле. До реки — 1 700 метров по навигатору... Ещё одно упущение в экипировке — не было фляжки или хотя бы бутылки с водой. Когда до реки осталось 1 000 метров, свалился на очередную кочку и не смог встать — хватил тепловой удар. Сознание не терял, но всё было как ватное и как в полусне. Пришлось помочиться на перчатки и положить их на голову. Немного полегчало… Потом встал на четвереньки, постоял так минут пять, заполз на рюкзак, поставил его вертикально, встал возле на колени и, наконец, поднялся во весь рост. Пожевал солёного сушёного мяса, собаке дал — но Бакс есть не стал.

…Отдышался (дышал около 100 раз в минуту), взвалил рюкзак на плечи — и к спасительной реке. Шёл без остановок, но прочувствовал каждый из этих тысячи метров! Разделся и прыгнул в ледяную воду… Вот оно, блаженство!!!

Затем нацепил на копьё леску с блесной и целый час пытался поймать хоть одного хариуса, которые нагло шныряли по реке на глубине около метра. Но бесполезно: они были сыты от обжорства комарами. Ладно, думаю, пройду ещё немного и вечером поставлю мелкую сеть. Ещё раз искупался и двинул дальше. Но человек предполагает… По дороге моя мелкая сетка потерялась — выпала из бокового кармана. Возвращаться не стал.

Объяснение в любви

…1 августа двинул верх по реке. Здесь, ближе к водоразделу, характер тундры поменялся: трава стала выше, появились широкие полосы редкого, цеплючего кустарника. Всё чаще пустую тележку надо было проносить на руках через метровые заросли лозы. За час прошёл 887 метров. И вдруг вижу, среди кустарника идёт вверх прямая, как стрела, полоса зелёненькой травки шириной метров 100 и длиной метров 800. Решил пойти по ней и там поискать проход среди кустов. Чем дальше я шёл, тем выше поднимались кусты по сторонам. Наконец упёрся в кустарник метра 3 высотой. Попытался найти проход — бесполезно, сплошная стена. Но пришёл не зря. На водотоке, среди грязи, благоухала красивейшая изумрудно-зелёная клумба какого-то растения, с небольшими небесно-голубыми цветочками в центре. Прямо глаз не оторвать! И запах такой, что не передать словами. Полюбовался. Сфотографировал своим простеньким фотоаппаратом — ещё одно упущение в экипировке — и на снимке передалось лишь процентов 10 всей красоты.

Огромная поляна морошки.
Огромная поляна морошки. Фото: Из личного архива/ Виктор Кошель

Вернулся назад и взял левее, на седловину. Когда утром смотрел в бинокль, там кусты были не такие густые. Смотрю по навигатору — до Орановаяма 3 км, а до реки Якякваям (Чаячья) — километр. Решил спуститься на Чаячью, по ней дойти до горы Агильчикинан, чтобы, взобравшись на высоту, увидеть оленей. Наивные мечты!

1 000 метров спуска к реке прошёл за 3 часа 40 минут. Это был тройной пронос: относил рюкзак метров на 100, втыкал копьё, как ориентир и возвращался за тележкой, то есть фактически прошёл три километра. На этом водоразделе очень много морошки. Со смехом вспоминал, как пару часов назад с ненавистью думал о лозовых кустах — теперь вспоминал о них с лёгкой грустью. Понял, что кусты нельзя ненавидеть! Их, как и всю окружающую природу, надо любить — ведь это их дом, и они выросли здесь, как смогли…

Теперь я поменял тактику. Как только влезал в такие дебри, где непонятно было, как пройти, останавливался и разговаривал с ними. Сообщал им, какие они красивые, как хорошо, что выросли здесь, дают мне возможность ими полюбоваться и испытать себя — пройти через них. На это уходило несколько минут, я успевал отдохнуть, осмотреться и спокойно пройти дальше…

Продолжение следует.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах