aif.ru counter
19.09.2012 09:12
881

Известный доктор-онколог приехал на Камчатку

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. АиФ-Камчатка 19/09/2012
Фото: АИФ

…Эта встреча произошла случайно. На первом рыбацком фестивале, который состоялся в конце августа в Усть-Большерецке, мне, замотавшейся с фотоаппаратом и диктофоном в погоне за лучшими кадрами и интервью, вдруг задали простой вопрос: «Есть хотите?» «Да!» – сказала я, растерявшись, и была приглашена в оранжевую палатку, где обедали гости фестиваля – камчатские онкологи. 

Здесь, за чашкой вкуснейшей ухи, мы и познакомились. Моим визави за столом оказался кандидат медицинских наук, доцент, оперирующий хирург-онколог из Сочи Андрей ТКАЧЁВ. Известный доктор приехал на Камчатку по приглашению коллег-онкологов, чтобы прооперировать самых сложных и тяжёлых больных.

- Я уже лет 10 занимаюсь тем, что оперирую 4-ю стадию. Начал ездить к вам в гости ещё из Хабаровска, каждое лето, во время отпуска. А год назад ушёл на пенсию и поселился в Сочи, – сказал доктор Ткачёв. – К моему приезду коллеги специально готовят больных – тех, которым уже помочь невозможно… Я оперирую в сложных случаях, когда опухоль проросла 2-3 органа, метастазы в печени, поджелудочной железе. Например, при раке толстого кишечника, прямой кишки метастазы в печени – это не приговор...

Восточный метод

- По устоявшемуся мнению, если опухоль прорастает метастазами, она уже неоперабельна?

- Это обывательское мнение. Ещё в 1969 году вьетнамский профессор Ван Тунг предложил разделить печень руками: дигитоклазия – пальцевое разделение печени. Я в 1992-1993 годах жил и работал в Японии, изучил восточный метод. Они, грубо говоря, руками печень разламывают, быстро, за 4-5 минут, кровопотеря при этом минимальная – 300–400 миллилитров. А если европейским методом оперировать, операция может длиться до 12 часов, и кровопотеря бывает до 20 литров, то есть 3-4 раза кровь меняют! Это для нас неприемлемо. Поэтому на Дальнем Востоке я и оказался основоположником этой техники хирургии печени и поджелудочной железы. Конечно, это не единственный метод. У меня в Хабаровске было много методик. Например, ультразвуковое разбивание печени, так называемый аппарат гидроджет – вода подаётся под давлением, и печень разделяется, остаются только сосуды. В итоге иногда приходится до половины печени убирать, но больные, которые должны были умереть в течение 2-3 месяцев, живут 5-6 лет! В 2007 году в Хабаровском крае методику стали применять широко, потом уже у меня ученики появились, а я ушёл на пенсию. Уехал в Сочи…

Армянский доктор

В Сочи медицина, конечно, совсем не такая, как у нас: пока больной няньке 150–200 не сунет, никто к нему не подойдёт. Бывает, что врач занимает своё место по праву того, что его дедушка здесь работал… Вот он знает химиотерапию, а радиологию не знает. Или знает радиологию, а химиотерапию – нет, хирургию тем более. У нас на Дальнем Востоке комплексный подход: то есть каждый врач знает и владеет всем арсеналом методов.

Прооперировал – надо ещё добавить где-то лучи, где-то химию или гормоны. То есть у нас намного более эрудированные врачи. Мне в сочинской онкологии сказали: «Вам с такими объёмами здесь делать нечего, надо ехать или в Москву, или в Краснодар…» Но я же на море квартиру купил, недалеко от Бочарова Ручья. Я вижу из окна, когда Путин приезжает – там лодка сразу подводная стоит…

Я стал работать на дежурствах в экстренной хирургии. Однажды смотрю, лежит армянка, женщина моих лет – с 1963 года. Гемоглобин 27 – то есть она умирает! Её прооперировали по поводу рака матки – и совершенно неправильно. Матку с яичниками убрали, а шейку оставили. Нельзя этого делать! В шейке – рецидив, прорастает в мочевой пузырь, в прямую кишку… Погибает женщина. Я говорю: «Ребята, давайте переливайте кровь, я её прооперирую». У них – глаза на лоб. Но я настоял.

Одним словом, прооперировал, хотя в тех условиях это было рискованно – там не специализированное учреждение, экстренная хирургия. Но я её по экстренной и оперировал. И она поправляется! Теперь я там главный армянский доктор. Но не устраивает меня сочинская система! Я понял, что рано завязал с хирургией. Так что на следующий год собираюсь приехать к вам на более долгий срок.

- А как вообще вы попали на Камчатку?

- Идея была Натальи Зиганшиной. Ваш главный внештатный онколог – это моя однокурсница, одногруппница, комсорг группы. А Эрик Зиганшин – вообще мой друг. У меня здесь друзей побольше, чем в Хабаровске. Одним словом, уговорили, да и сам созрел. Приезжаю в Петропавловск уже два года.

- Вы уже прооперировали всех камчатских больных?

- Да, приезжал на две недели, прооперировал 12 человек. Это были гинекологические, урологические, проктологические больные, с онкологией желудка – сложные случаи и не только 4-я стадия. Рак почки у нас прошёл – первая стадия, в этом случае больной умрёт от старости, а не от рака. Из прошлогодней серии, когда было прооперировано также 12 больных, все на сегодняшний день живы.

- Случаи достаточно сложные и серьёзные, – прокомментировала рассказ коллеги Наталья Викторовна. – Андрей Васильевич, кроме операций, принимал участие в комиссии ВК, которая даёт решение о направлении за пределы края. Но целесообразность такого направления должна быть обоснованной. В запущенных случаях пациенты просятся за границу… И мы просто обязаны объяснить, что часто можем здесь, на месте, сделать то же самое, причём бесплатно! Сейчас модно в Корею ездить. Но там это делают за деньги!

Андрей Васильевич проводил ещё мастер-классы для наших молодых специалистов-хирургов. Для них это был большой профессиональный опыт – ведь до ухода на пенсию Ткачёв преподавал в Хабаровском институте повышения квалификации врачей…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество