aif.ru counter
191

Три кита камчатской экономики: на что сделают ставку власти края

Вадим Митюра / АиФ

Валовый региональный продукт (ВРП) Камчатского края в 2023 году должен составить 319,3 млрд рублей, что на 27% больше, чем в 2019 году; инвестиции вырасти на 32% до 62,5 млрд, объём промышленного производства – на 24% до 213,5 млрд, средняя заработная плата – на 23% до 85,3 тысячи рублей. Люди перестанут уезжать с Камчатки, а средняя продолжительность жизни увеличится до 72,7 лет (в 2019 году – 70,6).

Таковы данные базового варианта прогноза социально-экономического развития региона на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов. Проект документа летом без замечаний прошел общественные обсуждения, а в сентябре был представлен на заседании правительства края.

Власти Камчатки рассчитывают, что налоговые доходы вырастут на треть, однако это не поможет краю выйти из числа глубоко дотационных. Почти на 50% он по-прежнему будет зависеть от дотаций из федерального бюджета.

Рыбный локомотив

Ведущую роль в экономике региона играет рыбохозяйственный комплекс. На его долю приходится более 50% объемов промышленного производства, действуют порядка 500 предприятий, из них более 200 занимаются непосредственно ловом. Основой отрасли является добывающий флот: это около 650 крупно-, средне- и малотоннажных судов.

12 лет Камчатка лидирует по объёмам добычи водных биоресурсов среди регионов не только Дальнего Востока (доля около 45%), но и России в целом (выше 30%). Шесть лет камчатские предприятия добывают более1 млн тонн рыбы, при этом последние два года вылов превысил 1,5 млн тонн. По прогнозу, в 2020-2023 годах камчатские рыбаки будут добывать порядка 1,1 млн тонн рыбы.

Объём переработки при этом имеет тенденции к росту. В крае планируется реализовать ряд инвестпроектов, в результате рост мощностей после модернизации и строительства новых производств должен составить 1,6 тысячи тонн в сутки. В частности, Рыболовецкий колхоз им. Ленина намерен переоборудовать суда РС-600 «Капитан Муковников», РС-600 «Капитан Малякин» и фабрики береговой обработки рыбы с ростом мощности на 330 тонн/сутки, а также построить комплекс по переработке минтая и иных видов рыб (увеличение производственных мощностей на 486,2 тонн/сутки).

Несмотря на кажущиеся радужные перспективы, краевое Минэкономразвития указывает на ряд рисков для отрасли. Это и «сложность» прогнозирования промысловой ситуации и ожидаемых подходов тихоокеанских лососей к берегам Камчатки, в том числе из-за отсутствия актуальных результатов исследований вследствие недостаточного финансирования «промысловой науки», и состояние рыбопромыслового флота предприятий.

Также власти Камчатки опасаются, что местные предприятия могут потерять ресурсную базу. Во-первых, из-за «перерегистрации» пользователей долей квот на добычу водных биоресурсов в другие субъекты Российской Федерации. Во-вторых, – из-за изменения «исторического принципа» при наделении долями квот на вылов водных биологических ресурсов (ВБР) посредством изъятия отдельных высокорентабельных видов на аукционы.

Более того, по прогнозам Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного центра (ТИНРО), российские рыбопромышленники могут столкнуться с нехваткой наиболее ценных ресурсов уже в 2025 году. Сокращение популяции, увеличение мощностей флота и расточительный характер промысла грозят снижением общего допустимого улова краба и минтая в несколько раз.

Президент Всероссийской Ассоциации рыбопромышленников, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ) Герман Зверев в интервью PrimaMedia Live констатировал, что увеличение промыслового пресса, капитализация отрасли возможна только до определённого предела. «В рыболовстве нужно учитывать и биологические факторы (не навредить природе), и экономические факторы (заработать деньги для обновления), и социальные (не разрушить прибрежные сообщества)», – отметил он.

Надежда на недра

«Добыча драгоценных металлов является одним из наиболее перспективных направлений развития горнодобывающей отрасли и экономики Камчатского края», – отмечено в проекте прогноза социально-экономического развития. Ожидается, что производство золота из камчатских недр к 2025 году возрастет до 11,5 тонны, тогда как в 2019 году было извлечено 6,348 тонны. В целом, власти рассчитывают, что в 2023 году в крае будет добыто полезных ископаемых почти на 28 млрд рублей, что на 34% превышает показатель 2019 года.

Прирост добычи драгоценных металлов (золота и попутного серебра) в прогнозируемом периоде будет обеспечен:

– наращиванием АО «Аметистовое» (входит в ГК «Ренова») объёмов добычи золота до 4 тонн в год на месторождении Аметистовое в рамках реализации второго этапа инвестиционного проекта по строительству подземного рудника;

– выходом на проектную мощность горнодобывающего предприятия на месторождении Бараньевское проектной мощностью до 200 тысяч тонн руды и производительностью до 1,5 тонн золота в год, которое станет основной сырьевой базой для золотоизвлекательной фабрики ГОКа «Агинский» (также входит в ГК «Ренова»);

– строительством горно-обогатительного предприятия «Кумроч» («Золото Камчатки», входящее в ГК «Ренова») мощностью до 500 тысяч тонн руды и производительностью до 4 тонн золота в год;

– выходом на промышленную мощность – до 600 тысяч тонн руды в год – горно-металлургического комбината на Озерновском золоторудном месторождении (АО «СиГМА»).

Суммарные инвестиции в эти проекты превышают 40 млрд рублей.

Кроме того, Транс Сибириан Голд (операционная компания АО «Тревожное зарево») уже в ближайшее время намерена запустить на Асачинском месторождении второй рудник мощностью до 200 тысяч тонн руды, а в перспективе начать освоение Родникового месторождения, из руд которого будет производить 2 тонны золота и 15 тонн серебра. Будущие инвестиции в проект оцениваются в 13 млрд рублей. Освоение Родникового также обеспечит около 13% прироста занятости в горнопромышленном секторе края.

Экономисты отмечают, что в ближайшие годы поступления в бюджет Камчатского края от предприятий горнопромышленного комплекса могут увеличиться в несколько раз, а доля его вклада в ВРП – достигнуть 15-20%.

Новый драйвер развития

Развивающейся отраслью, на которую власти делают ставку, является туризм. На конец 2019 года на Камчатке насчитывалось 88 туристических операторов, 208 компаний-турагентов, 2630 гостиничных номеров. Наплыв туристов на полуостров в связи с капризными погодными условиями очень сильно зависит от сезона: летом (за исключением этого года, омрачённого пандемией коронавирусной инфекции) – густо, зимой – пусто. Но даже в разгар сезона нельзя сказать, что экономика региона опирается на туризм. В прошлом году полуостров посетили более 240 тысяч гостей, в том числе свыше 36 тысяч иностранных, из них более половины прибыли на полуостров на круизных судах. Для сравнения за прошлый год, например, в Иркутскую область, известную величественным озером Байкал, приехали порядка 1,7 млн туристов, Сочи с его черноморскими побережьями посетили более 6 млн.

Безусловно, уникальная природа Камчатки, как магнит, притягивает и россиян, и зарубежных гостей. Но здесь туризм не массовый, не отдыхательно-пляжный, избирательный. Туристический сезон длится не более 4 месяцев. Да и на пути становления новых, высокодоходных видов регионального туристско-рекреационного бизнеса существует ряд принципиальных проблем. Это удалённое положение региона и ограниченная транспортная доступность; сложная планировочная структура и низкое качество городской среды; инженерная инфраструктура, не учитывающая специфику местных условий.

Основным источником финансирования проектов развития инфраструктуры в точках притяжения туристов в регионе является краевой бюджет. Однако его средства ограничены и не позволят реализовать все необходимые мероприятия. Частные инвесторы вкладывают и готовы вкладывать деньги в развитие туризма. Например, в рамках ТОР «Камчатка» ООО «Спутник» реализует проект по строительству и эксплуатации рекреационно-гостиничного комплекса, в СПВ ООО «Новый дом» возводит гостиницу в центре Петропавловска-Камчатского. Но это – относительно небольшие проекты.

Глобальный проект активно продвигает бывший генеральный директор ООО «Роза Хутор» Сергей Бачин. Парк «Три Вулкана» должен расположиться на 280 кв. км и будет включать в себя курорт на 1000 мест, горнолыжные трассы, канатные дороги, глэмпинги, дороги и даже морской порт для приёма круизных лайнеров. Стоимость проекта – более 39 млрд рублей, из них инвестор готов вложить 15 млрд. Остальное – за счёт государства, но по каким программам пока нет решения. Реальность и экономическая целесообразность проекта под большим вопросом. Даже в Сочи инвестиции в размере 69 млрд рублей, большую часть из которых в рамках подготовки к Олимпиаде вложил ВЭБ РФ, в «Розу Хутор» не окупятся десятилетиями, а на Камчатке тем более нет таких «тепличных» условий. Да и вопрос наполняемости курорта в зимний туристический сезон вызывает недоумение у местных специалистов, когда на Камчатке «не проехать, не пройти».

Экологи – против

Подробного проекта парка «Три Вулкана» ещё нет, но «Гринпис» уже забил тревогу. Организация обратилась к генпрокурору РФ Игорю Краснову с просьбой «провести меры прокурорского реагирования по признанию недействующим постановления врио губернатора Камчатки, согласно которому из границ природного парка «Южно-Камчатский» (входит в объект всемирного наследия ЮНЕСКО «Вулканы Камчатки») выведена территория площадью более 15 тысяч гектаров.

«Участок, исключённый из природного парка, является местом обитания 20-40% редких и находящихся под угрозой уничтожения объектов животного и растительного мира, занесённых в Красную книгу Камчатского края», – отмечено в обращении «Гринпис». Развитие нового парка «Три Вулкана» приведёт к потери статуса природного парка «Южно-Камчатский» как объекта всемирного наследия ЮНЕСКО.

По расчётам Сергея Бачина, в год «Три Вулкана» смогут посещать 400-600 тысяч человек (при этом население Камчатского края 313 тысяч). Если произойдёт чудо, и планы воплотятся, как это скажется на природе Камчатки? «Природная территория может выдержать без безвозвратных изменений определённое количество туристических посещений, когда эта условная черта превышена, начинается деградация и постепенное уничтожение этой уникальной природной территории», – констатируют экологи.

Безусловно, любая деятельность человека, в том числе и туризм, и промышленное рыболовство, и добыча полезных ископаемых наносят ущерб экологии.

Неоднократно активисты выступали против разработки месторождений драгметаллов, особенно россыпных. Сейчас камчатские предприятия, осваивающие коренное золото, переходят на подземную добычу, минимизируя воздействие на природу. При соблюдении всех современных проектных требований и условий рекультивации территории золотодобыча не оказывает губительного эффекта для экологии. Законодательство и практика в области охраны окружающей среды достаточно надёжно защищают и экологию, и местное население, заставляя золотодобытчиков ответственно подходить к каждому аспекту освоения месторождений.

При этом экологические протесты, к сожалению, нередко имеют под собой не только благую заботу о природе, но и зачастую основываются на попытках шантажировать предприятия. Большинство экологов и СМИ опираются на искажённые факты, либо на те, которые имели место достаточно давно. Взять, к примеру, недавние нападки на камчатские предприятия, в частности на Транс Сибириан Голд, разрабатывающее Асачинское месторождение. На деле, как отметил в интервью «Вестнику золотопромышленника» глава российского Союза золотопромышленников Сергей Кашуба, сегодня компания чётко соблюдает все природоохранные требования, более того, она одна из немногих которые внедряют метод обратной закладки породы и использования технологии вторичной переработки сухих хвостов.

Если же верить данным, опубликованным в проекте Прогноза социально-экономического развития, основными источниками, оказывающими негативное воздействие на качество окружающей среды Камчатки, являются и субъекты теплоэнергетики, и автотранспорта, и рыбопереработки, а также суда военно-морского, рыбодобывающего, торгового и транспортного флотов. Отдельной экологической проблемой остаются войсковые части, объекты и предприятия Министерства обороны Российской Федерации.

Так, основными источниками загрязнения водных объектов в Камчатском крае традиционно являются предприятия ЖКХ, на которые приходится 40% или 10,2 млн кубометров сброшенных загрязнённых сточных вод. Построенные в 60-70-х годах прошлого века водозаборы, водопроводные очистные сооружения и сети имеют высокий амортизационный износ, достигающий по отдельным населенным пунктам 90-100%. В частности, система водоотведения Авачинской агломерации не отвечает экологическим и санитарным требованиям: большая часть сточных вод без очистки (44 выпуска) сбрасывается в Авачинскую бухту. На создание современной системы водоснабжения и водоотведения Камчатскому краю необходимо направить порядка 54,7 млрд рублей.

Треть загрязнений воды приходится на предприятия, отнесённые к разделу ОКВЭД «Сельское, лесное хозяйство, охота, рыболовство и рыбоводство» – 8,1 млн «кубов» загрязненных сточных вод. Еще 23,2% – на предприятия энергетического комплекса – 4 млн кубометров.

Основные загрязнители воздуха – предприятия топливно-энергетического комплекса и автотранспорт: на долю последнего приходится около 60% суммарных фактических выбросов загрязняющих веществ в атмосферу.

Жители многих населенных пунктов Камчатки, где расположены рыбоперерабатывающие производства, ежедневно, из года в год, страдают от тошнотворного запаха гниющих рыбных отходов. Как отмечает ИА REGNUM, свалки отходов привлекают к поселениям голодных медведей, что несёт угрозу жизни и здоровью людей. Ещё два года назад бывший главный санитарный врач РФ, действующий депутат ГД РФ Геннадий Онищенко предостерёг власти полуострова: такая антисанитария чревата вспышками опасных болезней.

Лучше синица в руках, чем журавль в небе?

Безусловно, можно закрыть все промышленные производства, развивать исключительно экологический туризм в расчете на толпы китайских туристов, а камчадалов расселить по берегам водоёмов в избушках, которые будут отапливаться за счёт геотермальной энергетики, дать в руки удочки и объявить Камчатку зелёной зоной. Но насколько такое качество уровня жизни будет отвечать запросам современного человека? И не надо ли сначала внимательно разобраться, а готовы ли сами жители Камчатки отказаться от рабочих мест в горной промышленности ради далёкой мечты о заснеженном туризме, если власти сделают ставку на него?

Очевидно, есть другой выход: рациональное использование природных ресурсов и руководство законами. Общечеловеческими и государственными, законами здравого смысла. В краевом правительстве признают, что главным сдерживающим фактором развития экономики региона является отсутствие современной инфраструктуры. При этом неразвитая энергетическая и транспортная инфраструктура продолжает оставаться основным ограничителем осуществления любых видов деятельности в Камчатском крае, причиной низкой конкурентоспособности произведённых продукции, товаров и услуг.

Согласно Национальному рейтингу состояния инвестиционного климата, составленным в этом году Агентством стратегических инициатив (АСИ), Камчатский край занимает 27 место. В соответствии с поручением главы региона Владимира Солодова, по итогам 2020 года регион должен войти в ТОП-20 рейтинга. А значит, будущее экономики Камчатки – развитии инфраструктуры и диверсификации хозяйственной деятельности, в частности, за счёт горнодобывающей промышленности.

Кирилл Игнатенко

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах