aif.ru counter
49

Сергей Вахрин: "Лосось уйдет без разрешения"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16 15/04/2008

До начала лососевой путины всего полтора месяца. Но по каким правилам она будет проходить, неизвестно.

На Камчатке меняются губернаторы, в Москве - руководители "Госкомрыболов-ства", а в рыбной отрасли по-прежнему нет порядка.

Почему красная путина всякий раз начинается со скандала, возможно ли заниматься рыбным бизнесом, не нарушая закон, надолго ли хватит лосося в камчатских реках? Об этом наш корреспондент беседует с координатором коалиции "Сохраним лосось вместе", писателем Сергеем Вахриным.

Вычислить и изничтожить

- Назначение главой рыбного ведомства Андрея Крайнего на Камчатке восприняли с энтузиазмом. Он, казалось, был в курсе всех рыбацких проблем, делал громкие заявления о браконьерстве, беспределе чиновников, но изменить ситуацию, увы, не сумел.

- В лучшую сторону, уж точно, ничего не изменилось. Что там говорить, если порядок закрепления рыбопромысловых участков до сих пор не определен. Хотя сделать это надо было еще позавчера. После принятия Москвой решения о закреплении участков на подготовку путины потребуется минимум 60 дней. К этому времени рыбалка будет в самом разгаре, ведь лосось не спрашивает разрешения у российского правительства, когда ему можно идти на нерест, а когда нет.

Как в этой обстановке вести себя рыбакам? Надо перевозить людей, продовольствие, оборудование, при необходимости - брать кредит в банке. Но времени-то на все это не остается. И так происходит из года в год, бегаем по одному и тому же кругу. После завершения путины наступает затишье. А в следующем сезоне колесо начинает крутиться с новой силой.

- Но ведь в Москве это не хуже нас понимают. Неужели за столько лет нельзя было установить единые правила, которые были бы понятны для всех?

- Беда в том, что решение этих вопросов лоббируют две команды. С одной стороны - это рыбопереработчики (предприниматели, у которых есть береговые предприятия), с другой - добытчики (те, у кого этих предприятий нет). И те, и другие полагают, что именно они должны получить максимум квот. В столичных кабинетах они подкрепляют свои доводы упругими пачками наличности. Маятник то в одну сторону качнется, то в другую. А чиновникам выгодна подобная неопределенность. Если нет четкого порядка распределения - значит, к ним опять повезут чемоданы с деньгами.

Хотя, по моему мнению, решение этих вопросов давно пора передать региональным властям. Краевой парламент принял бы соответствующий закон, предварительно обсудив его с рыбаками, проанализировав экономическую деятельность каждого предприятия. Конкурс проходил бы гласно и открыто, широко обсуждался бы населением края.

- Учитывая, сколько в краевом Заксобрании рыбопромышленников, не трудно предположить, кому достанутся самые рыбные места.

- Тут уж ничего не попишешь. Другого "материала" у нас нет. Есть люди, которые удержали, сохранили и укрепили свой бизнес. Как они этого добились - не наше с вами дело. Во всяком случае, в тюрьму их не посадили. Значит, государство считает, что они работали правильно.

Большинство депутатов, поверьте, сами ненавидят эту систему, но вынуждены ей подчиняться. Это здравомыслящие циники. Они пришли, чтобы принимать законы, которые устраивали бы всех рыбопромышленников. А если кто-то попытается работать исключительно на себя, те же депутаты его быстро вычислят и изничтожат... В экономическом смысле.

- Известно, что рыбопромысловых участков на наших реках слишком много. Их надо сокращать. И рыбопромышленники это прекрасно знают. Представляете, какие деньги они понесут чиновникам, чтобы остаться в числе пользователей биоресурсов?

- Представляю. Поэтому поддерживаю идею вице-губернатора Корякии Куманцова, который говорит, что один рыбопромысловый участок должен быть равен бассейну реки.

Каждую реку необходимо закрепить за определенной ассоциацией рыбопромышленников. А они самостоятельно решат: столько выставлять неводов, как регулировать промысел. Бездумно опустошать водоем им станет невыгодно, сами ведь разорятся.

Психическая атака

- В советские годы рыбная отрасль была относительно благополучной. Когда в ней начались проблемы: борьба за квоты, лимиты, участки?

- В 90-е годы прошлого века, когда стали разваливаться крупные предприятия. Образовался избыток ресурса. Квоты и лимиты стали давать всем подряд, лишь бы их кто-нибудь освоил. Тем самым породили другую проблему - переизбыток пользователей. Бросались из крайности в крайность. А теперь и фамилия у председателя Госкомрыболовства говорящая - Крайний.

Что касается Охотского моря, то его потенциал основательно подорвали иностранцы. Россия подписала соглашение с США о закрытии для судов третьих стран конвенционного района в Беринговом море. В результате, польские, китайские, южнокорейские суда пошли ловить рыбу в открытой части Охотского моря.

Мне довелось бывать на промысле, видеть, как стеной идут черные китайские суда, серые - польские, и черно-желтые - южнокорейские. Впечатляющее зрелище, настоящая психическая атака. Вся эта громадина за 10 лет и пережевала охотоморский сырец.

- Возможно ли сегодня заниматься рыбным бизнесом и не нарушать закон?

- Думаю, нет. Рыбаки поставлены в такие условия, что им приходится давать взятки множеству инстанций. Ветеринарам, рыбоохране, таможенникам и им подобным. Деньги на взятки забиваются в стоимость выловленного продукта. Ни для кого не секрет, что и должности многочисленных контролеров, которые вроде бы должны охранять биоресурсы, продаются. Платят за это предприниматели, а потом возвращают деньги с помощью браконьер-ских уловов.

Интересно, что идет эта традиция из глубины веков. Еще в первой половине 18 века якутский воевода назначал на Камчатку приказчиков за определенную мзду. Это исторический факт. Нечто подобное происходит и в наше время. Разница лишь в том, что раньше с Камчатки вывозили пушнину, сейчас - икру и крабов.

- Считаете, что рыбная отрасль обречена?

- Я надеюсь, что при помощи государства отрасль могут спасти сами рыбаки. Для этого они должны научиться договариваться и с госструктурами, и между собой.

За 15 лет капитализма рыбаки научились решать многие вопросы цивилизованным путем.

Хороший пример - "Океанрыбфлот". Эта компания спокойно работала даже с прежней областной властью. Сейчас несколько ее представителей вошли в краевое Заксобрание. Генеральный директор Борис Сорокин - член Совета Федерации. Это предприниматели, которые ведут нормальный диалог с властью.

И я считаю, что это хорошо.

- А если "нормальный диалог" с властью не состоится, надолго ли хватит нашей рыбы?

- Лосося при таком раскладе, я думаю, хватит еще лет на пять, не больше.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах