aif.ru counter
118

Кто заказал "Камголд"?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44 31/10/2006

Экономисты и промышленники региона все чаще задумываются над его судьбой: как жить дальше, если горной промышленности на Камчатке ЕЩЕ нет, а рыбы УЖЕ нет? Но перспективы выхода из такой ситуации все-таки есть.

"Рыбная отрасль сегодня пока еще составляет основу экономики Корякии и Камчатской области, но второй составляющей экономического роста, безусловно, могли бы стать ресурсы недр. Уже к 2010-2012 годам горная промышленность на Камчатке будет производить валового регионального продукта столько же, сколько рыбная. Добыча полезных ископаемых не только помогла бы рыбакам поднять планку, но и в будущем стала бы официальным их партнером". Это лишь одно из высказываний члена Совета Федерации Виктора Орлова, председателя Комитета по ресурсам и природопользованию, который посетил полуостров в сентябре этого года во главе комиссии, инспектирующей состояние дел в горнодобывающей отрасли Камчатки.

Однако, судя по массовым попыткам дискредитировать молодую отрасль, способную стать лидером и вывести Камчатку на новый экономический уровень, в регионе есть силы, которые отнюдь не заинтересованы в динамичном развитии промышленности полуострова. И потому особенно показательным стал скандал, организованный вокруг ЗАО "Камголд" в первых числах сентября, аккурат к приезду московской делегации.

С чего разгорелся сыр-бор?

"26 августа в один из притоков реки Ича близ вахтового поселка Ага произошел аварийный сброс гипохлорида кальция..." "Около 8 т цианидов стали причиной массовой гибели рыбы в нерестовой реке..." Примерно так в начале сентября начинались репортажи о "чудовищном преступлении" золотодобытчиков на Агинской производственной площадке (АПП).

Авторов не смущало, что все предположения, по их же словам, основываются на слухах, а также то, что в качестве экспертов "по Агинской проблеме" выступали представители экологических общественных организаций, которые постоянно пугали обывателей "аварийными залповыми сбросами загрязняющих веществ и систематическим поступлением взвешенных веществ в р. Агу и ее притоки".

Чтобы окончательно убедить население "в катастрофических последствиях освоения недр на Камчатке", экологи прослеживали хронологию событий в камчатской геологоразведке, делая вывод, что сброс вредных веществ и гибель лосося - лишь малая часть многолетних "природоохранных нарушений руководства ЗАО "Камголд", в результате которых наносится дополнительный сверхпроектный ущерб водным биологическим ресурсам". "Год-два-три кажется, что ничего не происходит. И только когда река становится безжизненной и безрыбной, люди понимают: произошло страшное", - рассуждал зам. председателя Камчатского облсовета Всероссийского общества охраны природы А. Улатов.

Мнений по поводу рыбьего мора, возможно, было бы гораздо больше, если б не совещание 20 октября, которое провел руководитель Управления Ростехнадзора по Камчатской области и КАО Валерий Зуев. Это была не просто встреча экологов, прессы, представителей природоохранных структур и "Камголда" - Ростехнадзор подвел итоги экспертиз и проверок состояния АПП и прилегающих территорий, которые проводились при участии контролирующих структур. Кстати, как заметили инициаторы совещания, на фоне печатных "страшилок" о пагубном влиянии горнодобывающих предприятий на среду обитания, которые культивируются в течение последнего десятилетия, это событие почему-то осталось практически незамеченным. Тем не менее, присутствующих волновал главный вопрос: действительно ли на золотодобывающем предприятии произошел выброс гипохлорида кальция (в быту - хлорки, используемой для дезинфекции помещений), вследствие чего погибла рыба?

В. Зуев начал с того, что посетовал на необъективность в отношении к горнорудной промышленности Камчатки, а "самым активным нападкам", по его словам, "подверглось золотодобывающее предприятие "Камголд". Именно по этой причине представители Ростехнадзора решили огласить подробный отчет проверок, включая итоги расследования "гибели 56 штук молоди лосося, названной в прессе "массовой", - сказал В. Зуев.

Хлора не обнаружено

История с гибелью мальков началась 29 августа, когда по сигналу зам. прокурора Мильковского района об обнаружении в водоемах, расположенных на территории вахтового п. Ага, мертвой рыбы на место происшествия прибыла группа проверяющих в составе работников Россельхознадзора, милиции и ФСБ. В среднем пруде-отстойнике, одном из очистных сооружений АПП, куда сразу, без колебаний, отправилась инспекция, она обнаружила 47 штук гольца, кроме этого, из ила, осажденного на дне отстойника, извлекла лососевую молодь в количестве 11 штук.

Так отчего умерла рыба в отдельно взятом отстойнике (притом, что там же была обнаружена и живая молодь) и откуда взялся хлор? Ведь говорить о том, что его не было, значит, навлечь на "Камголд" очередное обвинение в сокрытии фактов. Как сообщила на совещании начальник Ростехнадзора по экологии Людмила Нефедьева, комплексная проверка ЗАО "Камголд", проведенная в присутствии специалиста Центра лабораторного анализа и контроля природной среды, показала, что в реагентном отделении, где готовится раствор гипохлорида, пролива не произошло, т. к. вокруг помещения сразу же взяли пробы грунта и воды, и следов активного хлора в них обнаружено не было.

У членов комиссии возникло предположение, что хлорка могла попасть в ручей при дезинфекции очистных сооружений на станции физико-химической очистки в вахтовом поселке. Здесь также были взяты пробы, показавшие полное отсутствие хлора в любом его виде. Стоит отметить, что в этом же месте брала воду на анализ и группа инспекторов, обнаружившая мертвых мальков. И эти пробы также оказались без хлора.

Позже на основании лишь одного анализа Россельхознадзора, взятого на месте впадения ручья Ветвистый в Агу, комиссия пришла к выводу, что присутствие небольшого количества хлора в ручье все-таки имелось. Расследование показало, что на территории склада реагента лежала тара, которую не успели утилизировать, и кто-то из работников решил использовать ее в хозяйстве, предварительно прополоскав в ручье, после чего в нем были взяты пробы. Однако связи между этим инцидентом и гибелью рыбы экспертиза не увидела.

Причина инцидента установлена, но...

О том, что уровень предельно-допустимой концентрации веществ не превышал норму, говорят акты проверок, один из которых был составлен

9 сентября госинспектором управления Федеральной службы Росприроднадзора по Камчатской области и КАО в сфере лесного хозяйства и землепользования Олегом Терсковым. Согласно этому официальному документу, во-первых, "признаков массовой гибели рыб лососевых пород на предприятии не установлено", а во-вторых, "причиной гибели молоди лососевых пород, обнаруженной оперативной группой 1 сентября, могла стать сильная замутненность водотока р. Ага после выпадения большого количества осадков в период с 25 по 29 августа". В акте сказано, что максимум дождей пришелся на 25 августа, когда за сутки выпало

33 мм осадков (в 2 раза больше, чем за весь период с начала месяца). Прохождение "бурного пенящегося мутного потока" в эту ночь подтверждает и техник-гидролог. "Вполне вероятно, - сказано в документе, - что взвешенные частицы глины могли забить жабры обнаруженной молоди, что и послужило причиной их гибели".

Здесь же эксперт Росприроднадзора предположил, что дезинформировать население о массовой гибели рыбы могли работники вахты, выезжавшие 28 августа в Мильково. "Сильная замутненность водотока в результате дождей могла быть принята очевидцами за аварийный сброс водных растворов реагентов, к примеру, таких, как гипохлорид кальция и известь".

Как отметил технический директор ЗАО "Камголд" А. Русанов, "повышенная мутность воды в весенне-летний период - естественное явление для камчатских рек. Более того, в период интенсивного снеготаяния и дождей допустимы даже превышения предельной концентрации по взвешенным веществам, что, впрочем, предусмотрено проектом". Еще он добавил, что в своё время сами экологи загнали предприятие в горы на 1100 м над уровнем моря. Если бы производство располагалось на более ровной площадке, как изначально предлагали специалисты "Камголда", выемка грунта и, как следствие, образование мути в прилегающих водах были бы минимальными. То же следует и из акта госинспектора Терскова: "Сильная замутненность водотока р. Ага во время дождей объясняется наличием большой площади нарушенных земель в результате строительства Агинского ГОКа".

Характеризуя "сомнительные", по мнению зампреда КОС ВООП А. Улатова, итоги проверки, эколог (кстати, ни разу лично не бывавший на Аге, но смело о ней рассуждающий и пишущий) сослался на то, что "заключение о забивании жабр рыб илом не мог дать ни один специалист. Это больше походит на служебный подлог, - считает Улатов, - чем на заключение компетентной организации". Выходит, акт проверки специалиста Росприроднадзора (который, по словам представителей "Камголда", по долгу службы не склонен приукрашивать реальность), равно как и материалы других экспертиз, не является для общественных экологов итогом компетентного расследования?

Целенаправленное вредительство?

Итак, то, что взаимосвязи между производственными процессами на Агинской производственной площадке и обнаружением мертвой молоди гольца нет, документально доказано. Более того, представители Ростехнадзора заявили, что за 2005-2006 гг. только их организацией было проведено 8 проверок Агинского рудника. "Комиссия не обнаружила ущерба "сверх меры", якобы нанесенного природе предприятием, - сказал В. Зуев, - и никаким гигантским штрафным санкциям Агинский ГОК никогда не подвергался".

Откуда же такое желание возвести горно-обогатительное предприятие в ранг производств, "негативно влияющих на все живое"? Как верно заметил член Совета Федерации, глава комитета по землепользованию и природным ресурсам В. Орлов, побывавший на полуострове в начале сентября, новое дело камчатских горняков рубится на корню.

А между тем, Камчатка уже не та рыбная держава, какой она казалась несколько десятилетий назад, и чтобы вывести полуостров на передовые позиции, по мнению специалистов, нужно развивать именно минерально-сырьевой комплекс. "Одна только рыба нас не спасет", - сказал в интервью нашему корреспонденту директор "Камголда" Василий Кноль. "Ориентация на одну лишь рыбную отрасль приводит к тому, что у нас становится все больше проблем..."

Сегодня ЗАО"Корякгеолдобыча", по оценкам специалистов, является основным налогоплательщиком в бюджет Корякии (от 40 до 50% доходной части бюджета округа). А "Камголд", как сообщил Виктор Орлов, "вносит в казну области пятую часть доходов от всей рыбной промышленности". Но при осуществлении своей деятельности "недропользователям, - сказал он, - приходится преодолевать массу препятствий мест-ного характера". Насколько вероятно то, что эти препятствия возникли спонтанно, без определенной цели?

Что до экологов, то они по роду занятий склонны преувеличивать опасность от работы горняков. Хотя, по мнению руководителя управления "Росприроднадзора" Ю. Гаращенко, экологи бывают разные. "Роспотребнадзор", например, тоже экологическая организация, которая контролирует использование природных ресурсов, - сказал он. - Но если на Камчатке предусмотрено развитие горнорудной отрасли, мы не станем этому препятствовать. В свою очередь, задача некоторых общественных экологических объединений - запретить любую производственную деятельность на Камчатке. На мой взгляд, это неправильный подход".

Опровергнуть эти слова экологические организации пока не смогли - равно, как и продемонстрировать свою объективность в оценке ситуации. И самым объективным судьёй в полемике вокруг разработки ресурсов на сегодня является Время. И нужно его не так много - около пяти лет. Ведь именно к этому сроку, по словам главы комитета Совета Федерации по ресурсам и недропользованию

В. Орлова, горнорудная промышленность должна стать равнозначным партнером тех отраслей, которые пока еще считаются основополагающими.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах