aif.ru counter
381

Топтали мы ваши санкции! Лёгкая промышленность возрождается на Камчатке

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. «АиФ-Камчатка» 20/10/2015
Каждый шовчик должен быть идеальным!
Каждый шовчик должен быть идеальным! © / Татьяна Боева / АиФ

«Ищу инвесторов! Хочу свой трикотажный центр открыть на Камчатке, объединив вокруг себя всех умельцев. Знаете, сколько у нас талантливых людей? Ко мне в цех просятся вязальщицы, они ютятся по углам, потому что нет помещений!»

В середине октября на экономическом форуме «Россия зовёт!» президент говорил о первых признаках стабилизации и, в очередной раз, о необходимости поддержки предпринимателей. О том, как выживает у нас некрупный частный бизнес, корреспонденту «АиФ-Камчатка» рассказала создатель единственного на полуострове собственного предприятия лёгкой промышленности Елена Воронина.

Как сложились звёзды

Познакомились мы на осенней ярмарке. На небольшом лотке были разложены и развешаны гирлянды ярких разноцветных носков с обязательной надписью «Камчатка» и небольшими рисунками-символами: вулканами, лососем, веточкой сосны с шишкой, рябинкой. Надписи на этикетке утверждали: сделано на Камчатке из высококачественного натурального сырья.

– А краска не полиняет? — засомневалась я, выбирая белоснежные дамские носочки с алыми ягодками рябины и зелёными ажурными листочками по бокам.

– Рисунок не красками сделан, а вывязан цветными нитками, — обиделась хозяйка. — Не выцветают, не линяют и форму не потеряют: стирать можете как угодно.

Честно — не поверила. Но взяла на всякий случай пять разноцветных пар по 75 рублей. Только дома убедилась, что всё сказанное — правда. И напросилась в гости, посмотреть производство.

Рисунок вывязан цветными нитками.
Рисунок вывязан цветными нитками. Фото: АиФ/ Татьяна Боева

Это потом она скажет, что если бы знала, что так тяжело будет основать свой небольшой, но такой полезный и привлекательный бизнес, — ни за что не начала бы всё сначала. И сейчас иногда руки опускаются: хочется всё бросить и продать станки. Так и сделала бы давно, если бы не подруга, которая уверяет: «Потерпи! Звёзды сложатся как надо, и у тебя всё получится!».

…Мысль открыть свой бизнес пришла к Елене не от скуки жизни. Просто в один «прекрасный» момент она поняла, что личная жизнь не складывается так, как хотелось бы. И может статься, она окажется с двумя детьми у разбитого корыта. Филологическое образование и знание английского к высоким доходам не располагали. Было ещё увлечение — вязанием. Она даже машинку вязальную купила. Но ни советская «Нева», ни японская, с программным управлением, не вдохновили: мороки много, а на выходе — стандарт.

Выручил Интернет. После тщательного изучения вопроса Елена решила основать небольшой трикотажный цех по вязанию носков на итальянских станках. Деньги на их приобретение дал муж, работающий в одной из рыбных компаний, — два года назад он мог себе это позволить.

На мине

Выбирать технику она поехала сама. Встретилась с одним из хозяев фирмы, и, когда в разговоре с ним легко перешла на английский, отказавшись от переводчицы, солидный итальянец был немало удивлён. Ещё больше он удивился, когда молодая женщина… попросила инструкцию и стала её тщательно изучать — тоже на английском. И стала задавать вопросы, которые под силу не каждому инженеру разрешить. Лицо у переводчицы «потекло» вниз: «Сколько работаю с русскими, первый раз такое вижу!».

Вскоре на Камчатку пришёл контейнер с пятью хромированными «итальянцами». Помещение в аренду снять удалось, но не отапливаемое, без ремонта, в нежилом районе (по предписанию саннадзора, хотя станки работают на электричестве и шума практически не издают) и на птичьих правах. Хозяин выставил здание на продажу за неподъёмные для начинающего фабриканта деньги и с условием освободить помещение по первому требованию, как только найдётся реальный покупатель.

Мы сидели в маленькой подсобке с облупленными стенами, пили кофе под мерный стрёкот станков, плетущих разноцветные заготовки для будущих носков, и разговаривали о жизни.

– А если завтра меня отсюда попросят — представляете, каково это, переносить всё оборудование — оно же тонны весит! И снова всё налаживать… И куда? В общем, сидим, как на мине. И своего магазина у меня тоже нет, где я смогла бы продавать носки по нормальной цене. Накрутка бывает у барыг — до 300 %! И не стесняются!

Оборудование весит тонны.
Оборудование весит тонны. Фото: АиФ/ Татьяна Боева

– И какой же вы видите выход?

– Я долго добивалась участка под строительство цеха — не представляете, как это сложно! Вообще у нас выбить клочок земли — почти невозможное дело! Правдами и неправдами мне это всё же удалось — боюсь сглазить, но сейчас документы оформляются. Правда, на болоте — но не до жиру!

Центр притяжения

– Значит, бизнес развивается успешно?

– Совсем недавно вышли, наконец, из минусов на ноль. То есть зарабатываем ровно столько, сколько вкладываем. Ну, чуть-чуть больше — как говорится, только чтобы покушать. Я получила второе высшее — экономическое. Живём надеждами! Вот на последней выставке в Москве закупила новую машину, плоскошовную, за 150 тысяч рублей — она уже идёт в контейнере сюда. Будем вязать колготки! Правда, пока только детские. А вообще я мечтаю открыть свой трикотажный цех, чтобы объединить вокруг себя всех умельцев, своеобразный центр притяжения — и выставки, и производство! У меня вообще очень короткий путь взаимодействия с клиентами, поэтому и цена моих изделий не «кусается», несмотря на качество! Делаю носки по индивидуальному заказу, начиная от 10 пар. С любой надписью! Станки у меня программируемые, племянник мой, Слава, разрабатывает дизайн, настраиваем соответственно программу, и выходит индивидуальное изделие с такой, например, надписью: «Любимому зятю Володе». Или просто именные носки с фамилией, именем и отчеством — чтобы не перепутать и не потерять. Для сотрудников одной известной организации изготовили на заказ партию с названием и логотипом предприятия — люди радовались, как дети! Заказывают юбилейные носки и даже свадебные — с датой торжества.

А под один из неофициальных визитов на полуостров премьер-министра мы сделали сюрприз: 4 пары чёрных носков лично для тандема с эмблемой российского триколора сбоку и белой надписью на подошве: «Топтали мы ваши санкции!». Передали с оказией. Как нам потом сказали, премьер поблагодарил и улыбнулся…

Дмитрию Медведеву подарили эксклюзивные носки.
Дмитрию Медведеву подарили эксклюзивные носки. Фото: АиФ/ Татьяна Боева

– Своего магазина у вас нет. Как же реализуете обычную, не заказную продукцию?

– Знаете, как я начинала продавать? Взяла корзинку, положила в неё носки и пошла по торговым точкам с предложением поставить стенд с моей продукцией. Встречали меня по-разному. Запомнилась одна дама из носочного бутика с китайским товаром. Долго рассматривала мою продукцию, разговаривая свысока, в конце концов, сказала, что не возьмёт на реализацию, потому что товар неконкурентоспособен. Мне стало так обидно! Я пошла на принцип: договорилась с владельцем торгового центра и поставила стенд с моим товаром рядом с торговой точкой этой дамы. Вскоре у неё продажи упали, потому что покупатели оценили качество и дизайн моих носков!

– Кстати о качестве. Каковы его составляющие?

– А вот пойдёмте, посмотрим!

И мы пошли в цех. Блестящие детали новеньких станков, огромные бобины с нитками всех цветов радуги затмевали серые стены с облупленной штукатуркой. В корзинку возле каждого агрегата время от времени падали цилиндрические трикотажные заготовки — будущие носки.

– Основа носка — хлопковая нить, из Узбекистана. Но закупаем мы её в Турции или Корее, а в России, к сожалению, качественный текстиль не делают. А вот полиамид — русский, его добавка позволяет держать форму. Благодаря небольшой добавке спандекса изделие хорошо облегает ногу. Обратите внимание на шовчик на мыске: он должен быть идеальным, и выполняется на другой машине. А нитки на изнанке рисунка, видите? Они закручены особенным образом, чтобы картинка не распустилась и не деформировалась.

У меня много идей и манёвров для продвижения бизнеса — потребность в продукции есть! Вот ещё бы помощь государства!

– Кроме бизнеса, какие у вас ещё интересы в жизни?

– Было у меня не раз состояние, близкое к истерике, когда оперативная память забита под завязку — слишком многое нужно держать в голове, от глобальных задач и целей до мелких проблем: какую нитку вставить?

Но вы знаете, что я поняла? Много для счастья не надо! Купить лекарство для мамы, дать детям достойное образование и развитие. И свободное время, на которое я пока не могу себе заработать. Потому что мои задачи — разобраться в пряже, с работой техники, довести до ума творческую составляющую — не может выполнить никто другой.

Досье
Елена Николаевна ВОРОНИНА. Родилась 8 мая 1976 года в г. Благовещенске, на Камчатке — с 1978 года. Два высших образования: педагогическое (факультет иностранных языков) и экономическое. Двое детей: сын 16 лет и дочь — 5.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах