Примерное время чтения: 8 минут
1006

Северное сердце: как погода влияет на здоровье камчатцев

Людмила Шитова / АиФ-Камчатка

150 лет назад, в январе 1872 года в России появилась служба прогноза погоды. 13 января в «Петербургских ведомостях» вышел первый метеобюллетень. Годовая подписка на него стоила 12 рублей. За такие деньги в то время можно было купить, например, телёнка.

Температуру, давление, силу и направление ветра рассчитывали тогда по данным 26 российских и двух зарубежных станций слежения. И целой армии добровольцев – от гимназистов до священников. С тех пор в определении прогноза погоды всё изменилось кардинально. Кроме, пожалуй, анекдотов, про то, что синоптик, как сапёр, ошибается один раз, но каждый день.

А если серьёзно, то суточный прогноз погоды метеорологи научились определять практически со 100-процентной точностью. Все данные обрабатывает суперкомпьютер в российском Гидрометцентре со скоростью 1300 триллионов операций в секунду. В будущее наука заглядывает уже на 12 дней, но добавляет: в климатическом уравнении всегда будут неизвестные. Атмосфера – это хаос, поэтому природа и капризна до истерики.

Камчатская сеть метеорологических наблюдений насчитывает сегодня 34 станции и 78 постов. Информация от них по локальной сети стекается в центр, где и создаётся прогноз погоды. От него зависит функционирование большинства производственных сфер региона, обеспечение работы аэропортов, судоходства и обязательно, медицины.

Отдалённость в рублях и градусах

Всем известно, что Камчатский край полностью отнесён к району Крайнего Севера, со всеми вытекающими отсюда гарантиями и привилегиями в виде, например, районного коэффициента, на который увеличивается заработная плата работника.

Дополнительные выплаты за работу на неосвоенных территориях появились во времена первых пятилеток. В 1923 и 1925 годах были приняты декреты «О льготах для командируемых на работу в отдалённые местности РСФСР», при этом «отдалённость» определялась не расстоянием от столицы, а именно суровостью метеоусловий и их влиянием на человека. С 1932 года под льготы, главной из которых являлся двойной оклад, попадали уже все северяне.

Сегодня на тех, кто живёт и трудится в отдалённых местностях, распространяется закон «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях». В ноябре 2021 года правительство утвердило единый перечень районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей. Главным критерием признанием регионов отдалёнными, по-прежнему, являются климатические условия.

Гипоксия – обычное явление

Так что же в камчатской погоде мешает комфортному существованию человека? Большую научную работу, посвящённую этой теме, много лет проводил на полуострове кандидат медицинских наук, врач судебно-медицинской экспертизы Виктор Шаркун.

Виктор Васильевич с супругой, тоже выпускницей мединститута, приехали на Камчатку молодыми специалистами в 1960 году. Семь лет они проработали в посёлке Октябрьском на западном побережье полуострова. Довольно скоро доктор стал улавливать явную взаимосвязь смертности и метеоусловий. При неблагоприятных состояниях погоды, особенно накануне и во время циклонов, количество обращений за экстренной медицинской помощью и летальных исходов, причиной которых становились сердечно-сосудистые заболевания, увеличивалось.

С переездом в Петропавловск-Камчатский у врача появилась возможность сопоставить информацию о смертности населения и сводки метеобюро за 20 лет. Проанализировав данные за 7305 суток, судмедэксперт пришёл к выводу: наибольшее количество летальных исходов в Петропавловске-Камчатском отмечалось при среднесуточной температуре -5…-1, атмосферном давлении ниже 900 миллиметров ртутного столба, относительной влажности воздуха более 85 процентов. Рост числа случаев скоропостижной смерти регистрировался в дни, когда наблюдались осадки от умеренных до сильных, перепады атмосферного давления и влажности, а скорость северо-восточного и восточного ветра превышала 11,5 метра в секунду.

Помимо этого учёный акцентировал внимание на проблеме гипоксического эффекта атмосферы. Оказалось, содержание кислорода в воздухе напрямую зависит от изменений погодных условий. Даже в равнинных районах полуострова в отдельные дни наблюдается разряжённость воздуха, которая характерна для высоты 500-1000 метров над уровнем моря. С изменением погоды в течение 3-5 часов количество кислорода может стать равнозначным показателю на высоте 1500-2000 метров.

Автор типов погоды

Продолжая исследования, которые в итоге стали основой научной работы и кандидатской диссертации, Виктор Васильевич сделал выводы, что погода влияет не только на людей, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями. Метеотропной патологии оказались подвержены страдающие бронхо-лёгочными, почечными, неврологическими, психиатрическими заболеваниями, суставными и даже кожными болезнями.

Полученные доктором результаты стали основой для включения в метеопрогноз камчатского региона в 1980 году четырёх типов погоды. Старожилы хорошо помнят, как  дикторы радио, завершая метеопрогноз, сообщали: «Завтра в Петропавловске-Камчатском второй медицинский тип погоды». Во время циклонов тип погоды ухудшался до третьего или даже четвёртого. Жителей региона в такие дни призывали особенно внимательно относиться к своему здоровью, держать под рукой медицинские препараты и снизить нагрузку на организм.

Ещё одной темой исследования Виктора Шаркуна стала адаптация человека к условиям жизни на Севере. Тем, кто намеревался переехать жить на Камчатку, врач настоятельно рекомендовал пройти глубокое медицинское обследование. Людям с заболеваниями лёгких, печени и особенно сердечно-сосудистой системы, по мнению учёного, от смены места жительства следовало оказаться. Это же касается и детей, особенно девочек-подростков. У них адаптация к северу не должна накладываться на период созревания. В противном случае доктор говорил о возможных проблемах развития репродуктивной системы и впоследствии вынашивания беременности.

«Северное сердце» – это диагноз

В своей научной работе Виктор Васильевич отметил, что в организме человека, переехавшего в районы Крайнего Севера, происходит усиление функций нервной, сердечно-сосудистой, иммунной, эндокринной систем. Иногда после 2-3 лет проживания в новых условиях наблюдается образование так называемого «северного сердца» с увеличением размера, веса органа и ускорением кровотока до 14 литров в минуту. Для сравнения, сердце жителя центральных районов России перекачивает в минуту 9-10 литров.

В среднем адаптация к условиям жизни на Севере длится три года, и в этот период люди, в том числе и молодые, могут испытывать различные недомогания, обращаться к врачам. На самом же деле в 50-60 процентах причина болезней именно в перестройке организма.

Тем, кто приехал на полуостров трудиться или служить, Виктор Шаркун рекомендовал уезжать с Камчатки не позднее, чем через 15 лет. По его мнению, этот срок позволяет максимально комфортно изменить образ жизни. Сам он, остался верен Крайнему Северу, который бесконечно любил, до конца. До последнего трудился в краевом бюро судмедэкспертизы. В 2013 году он ушёл из жизни.

Очень доброго, скромного человека на полуострове помнят и сегодня. О себе он рассказывал, пряча смущение за чувством юмора. «Из пединститута, где я недолго преподавал, уволился из-за профнепригодности. Не мог студентам поставить «неуд» и даже «уд».

Детство и юность будущего врача прошли в Сочи, в Центральном военном санатории имени Ворошилова, где служил его отец. Туда приезжали отдыхать высшие чины армии – министры обороны, генералы и адмиралы. Виктору очень хотелось быть похожим на настоящих докторов, превыше всего ставящих человеческую жизнь. Многие из них прошли Великую Отечественную войну.

Фронтовые врачи преподавали и в Воронежском мединституте, куда поступил Виктор Шаркун. «Эти героические люди оперировали под пулями и бомбёжками, спасали раненых в окопах под дождём и снегом, боролись с эпидемиями. Они преподносили нам знания не в теории, а приводя примеры, главными героями которых были сами. А как они относились к больным! Однажды я, молодой студент, подсчитал пульс на полминуты и умножил цифру на два. Ну и попало же мне от преподавателя! «Вы бы ещё за 15 секунд посчитали и на четыре помножили. Пульс за минуту следует считать именно минуту!», – ругалась доктор. Как сейчас помню, в 1957 году мы с товарищами сбежали с лекций, чтобы посмотреть вышедший на экраны фильм «Брестская крепость». Нас вызвали в деканат. Заместитель декана, врач-хирург, фронтовик стал выяснять причины прогула. Мы честно признались, мол, ходили в кино. Когда преподаватель услышал название фильма, его лицо вдруг просветлело. Конечно, наказывать нас не стали…», – вспоминал Виктор Васильевич. «Но больше всего, – рассказывал  врач, –  я был поражён, когда через тридцать лет после окончания института приехал в Воронеж. Пришёл в свою «альма матер» и «встретился» с заведующим кафедры нормальной анатомии. Его скелет стоит в институтском музее. Под необычным экспонатом надпись: «Я при жизни пользу приносил, хочу и после смерти быть полезным людям».

Этому принципу врач судебно-медицинской экспертизы Виктор Шаркун следовал всю жизнь. Ему постоянно приходилось сталкиваться с человеческой бедой. Он не очерствел, не выгорел профессионально. Напротив, он вступил со смертью в некое противоборство. «Если моя работа хоть в небольшой степени поможет в сохранении здоровья дорогих мне людей – жителей моей Камчатки – я буду счастлив выполнением своего долга перед ними» – написал в своём научном труде Виктор Васильевич.

Людмила  КОРОЛЁВА

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах