aif.ru counter
06.11.2015 15:16
1201

Через тундру напролом… и лицом в морошку

«Самая большая победа – это победа над собой».
«Самая большая победа – это победа над собой». © / Виктор Кошель / Из личного архива

«Кочки, овраги, кусты, реки, болота — сплошная, изощрённая полоса препятствий. Сильная жара, собака пытается нырнуть в любую тень. Выползаешь на очередную двухметровую террассу, и — как награда — мордой лица, в прямом смысле, падаешь на огромную поляну морошки…»

Когда врач-фтизиатр из Олюторского района Виктор Кошель принёс в «АиФ-Камчатка» свой дневник с путевыми записями, то слегка обиделся на сравнение со знаменитым Фёдором Конюховым. «Попробовал бы он с 25 килограммами на спине по тундре в одиночку пройтись хоть пару сотен километров! В лодке сидеть и смотреть, куда тебя несёт океан — большого ума не надо».

Сегодня мы начинаем публиковать заметки путешественника по нетронутой Камчатке, проложившего пеший маршрут более чем на 500 км…

Авантюра в одиночку

Задумка дойти пешком от Манил до Петропавловска возникла у меня пять лет назад. И во время отпуска 2015 года я смог её осуществить. В одиночку в поход не собирался — хотел найти единомышленников на сайте «Скиталец», но из-за плохого качества Интернета ничего не получилось. Однако слабый ищет оправдание несделанному делу, а сильный — способы его осуществить. Поэтому я всё же решился на авантюру — идти в одиночку.

…26 июня двинулся в путь. Из спецснаряжения было: четырёхколёсная тележка, чтобы катить на ней рюкзак по прибойной полосе, фальшфейер, сигнал охотника и свисток — для отпугивания медведя, копьё — для борьбы с ним, если всё же нападёт.

Снаряжения было немного.
Снаряжения было немного. Фото: Из личного архива/ Виктор Кошель

Поскольку местность ненаселённая, продуктов купить негде, а утащить с собой двухмесячный запас нереально, то предполагался «бэкпэкинг» — легкоходство. То есть кушать по дороге то, что даёт природа: дичь, рыбу, ягоды, грибы, орехи, травы, коренья и дары моря — если повезёт.

Для начала решил долететь до Манил, там порыбачить со знакомым охотником Сашей, размяться, проверить снаряжение и двигать дальше.

Долетел без проблем. Порыбачили на р. Айпын, правом притоке Таловки. Район Пенжинской губы очень сложный в плане погоды. Там ветра, большие приливы — до 12 метров, и соответственно, сильнейшие течения. Огромные водные акватории с отмелями, перекатами и большими хаотичными волнами. Погода может меняться внезапно, по нескольку раз в день. Там, на воде, погибли немало людей…

2 июля — возвращение с Айпына. Нужно было подгадать начало прилива, чтобы вода закрыла «стрелку» — длинную, на несколько километров уходящую в море отмель, между реками Пенжина и Таловка. Подгадали, но на подходах к стрелке поднялся сильный встречный ветер, лодку начало заливать и Саша решил повернуть направо в маленькую протоку (куюл), чтобы там спрятаться от волн. Не получилось: налетели на мель, лодку развернуло боком к волне и начало заливать. Огромные волны за несколько минут разбили бы лодку и всё наше снаряжение. Пришлось прыгать в воду и на руках толкать посудину 50 метров до куюла.

…На берегу развели большой костёр из плавника, мокрую одежду отжали и повесили сушиться. А вскоре в результате прилива вода подкралась к костру, пришлось переносить его дальше. Мы там куковали сутки. Дул сильный западный ветер, ни одного комара — все попрятались. К ночи ветер утих, и комары вернулись. А лодка была на суше, метрах в 100 от воды, где грязь по колено, а то и вовсе без дна. Накидали плавника, по нему подошли и столкнули лодку ближе к воде, чтобы с приливом двинуть дальше. 4 июля это получилось — добрались до Манил. Там я остановился на базе учёных из Москвы и Петропавловска — они изучали реку и рыбу. И дали мне научную задачу: фотографировать по дороге рыбу, какая будет попадаться, и взвешивать её, до и после потрошения.

Фотографировал рыбу для учёных.
Фотографировал рыбу для учёных. Фото: Из личного архива/ Виктор Кошель

Пора было двигать на юг. Решил, что пробным маршрутом будет визит к манильским оленеводам, которые находились в районе полуострова Мамет. Мне повезло — шло судно с грузом в бухту Чемурнаут. 12 июля стартовал на пароходе «Грузовой 5».

В поисках табуна

В Чемурнауте познакомился с геофизиками и сотрудниками метеостанции. Сначала, для разминки, решил сходить в Рекиники, за 12 километров. Это село ликвидировали в 1982 году, и там осталась жить только одна семья. Летом они заготавливают рыбу, а зимой содержат лошадей для оленеводов.

На память о Чемурнауте.
На память о Чемурнауте. Фото: Из личного архива/ Виктор Кошель

14 июля после обеда стартанул без тележки, с рюкзаком килограммов в 25. Прошёл километров пять, упал на кочку и минут 20 лежал, не мог пошевелиться — так сильно устал.

В Рекиниках пробыл три дня: косил сено, помогал на рыбалке. Совершенно понятно стало, что идти на север к оленеводам нелогично — на юг бы дойти.

19 июля вернулся на метеостанцию. По дороге впервые плотно покушал морошки — она была ещё красная, неспелая. Модернизировал тележку: разрезал болгаркой и расширил её до метра с помощью вставок из алюминиевой трубы. Самодельная тележка на 4-х надувных колёсах от детского велосипеда, сваренная из полипропиленовых труб, оказалась узкой — падала на бок на любом бугорке.

21 июля двинул на юго-восток к геологам. По дороге стрелял из рогатки, метров с 8, по куропатке. Попал с шестого раза — она обиделась и улетела.

Прошёл 14 км по навигатору и 25 км — фактически. Дошёл к вечеру. У геологов большая база, занимаются сейсморазведкой.

22 июля пошёл на базу к оленеводам на реку Ткапроваям, что в трёх километрах — час ходьбы. Там тоже живёт семья — заготавливают рыбу. Пробыл у них несколько дней: помогал с рыбалкой, дровами, носил воду. Теперь пробным маршрутом стал поход к табуну, который находился в районе бухты Подкагерной. Мне дали ездовую собаку по кличке Бакс, с наказом оставить её в табуне.

Оленеводы с реки Ткапроваям.
Оленеводы с реки Ткапроваям. Фото: Из личного архива/ Виктор Кошель

26 июля. Верно говорят: самая большая победа — это победа над собой. Запланировал старт утром — шёл дождь, не хотелось никуда выходить из тёплой палатки. Однако заставил себя и после обеда двинул. Сразу встретил оленевода на лошади — Николай ехал на базу за сигаретами. Он был уставший, и я не стал его долго расспрашивать о местонахождении табуна и маршруте его движения. А зря! В течение следующих 33 дней я искал в тундре 1 700 оленей, как иголку в стоге сена. Наивно думая, что увижу табун, поднявшись на самую высокую гору.

…Сначала шёл по какому-то подобию дороги. Попадались следы лошади, оленей и оленеводов.

27 июля дорога вышла на реку и потерялась. Река буквально кишела кетой. Хотел добыть рыбину копьём, но та близко не подпускала, разбегалась. Блесну тоже игнорировала. Ставить сеть не стал — надо было двигаться дальше. Несколько километров прошёл по реке: она сильно петляла, каждые 500 метров — переход вброд. Потом на пути расположился сплошной густой кустарник, медвежья тропа прямо по кустам и семейство медведей-рыболовов на перекате, метрах в 150. Не стал на них «нападать», ушёл налево, в тундру…

Продолжение следует.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество