aif.ru counter
228

Люди земли. Когда настанут лучшие времена для российской геологии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. «АиФ-Камчатка» 03/04/2019
Молодёжь «за запахом тайги» не заманишь.
Молодёжь «за запахом тайги» не заманишь. © / Александр Орлов / Из личного архива

В воскресенье, 7 апреля, в нашей стране очень тихо отметят очередной праздник – День геолога. Тихо, потому что профессия эта нынче не в почёте, а отрасль переживает затяжной кризис, лет тридцать.

Президент Горнопромышленной Ассоциации Камчатского края, геолог с полувековым стажем Александр Орлов называет себя «последним из могикан»: почти все его коллеги, с кем Александр Алексеевич у костра мечтал о великих геологических открытиях, уже давно не работают, уехали с Камчатки или ушли из жизни…

Даже привыкший к лишениям и несладкой жизни в полевых условиях заслуженный камчатский геолог признаётся: наблюдать за тем, как постепенно умирала одна их самых быстроразвивающихся отраслей, было тяжело. Перспективы её возрождения и сегодня всё ещё туманны.

Время великих открытий

Давать экспертную оценку всему происходящему в российской геологии Александр Алексеевич имеет полное право: на полуострове он работает с 1966 года, является первооткрывателем Родникового золоторудного месторождения, также руководил поисками и разведкой других известных сейчас месторождений и рудопроявлений. Перейдя на работу в администрацию области, Александр Орлов курировал вопросы развития минерально-сырьевой базы полуострова в правительстве региона, поэтому о трудностях, с которыми столкнулась российская геология в целом и камчатская, в частности, в начале 1990-х годов, может говорить со знанием дела.

– Я родился и рос в послевоенные годы, когда в стране шла большая стройка, а космические просторы бороздил первый искусственный спутник Земли, запущенный на орбиту советскими инженерами, – рассказывает Александр Алексеевич. – Говорю это, чтобы вам было понятней: тысячи советских детей по-настоящему грезили великими открытиями, рвались в космонавты, полярники, геологи, готовы были стойко переносить все тяготы и лишения, только бы принести пользу родной стране. Я не был исключением, тем более что мы постоянно слышали о больших геологических открытиях, и очень хотелось оказаться в числе людей, чья работа – «закрашивать» белые пятна на геологической карте СССР. В 1965 году окончил Осинниковский горный техникум, свой трудовой путь начал в Норильске, на Талнахском месторождении. С тех пор прошло больше 50 лет, а горно-металлургическая компания «Норникель» до сих пор работает на этом месторождении, являясь крупнейшим в мире производителем никеля и палладия. Так что в Норильске можно было бы ещё копать и копать, если бы не Камчатка…

Ольга Хохлова, kamchatka.aif.ru: Наверное, как и многие, приехали сюда за «длинным рублём» на пару-тройку лет?

Александр Орлов: Родина позвала – служил здесь срочную службу в армии. После дембеля сходил на разведку в Камчатское территориальное геологическое управление, они молодого специалиста, конечно, «с руками и ногами» взяли. Думал – похожу по Камчатке годика два-три, да обратно, в Заполярье. А оно вон как всё вышло: пришёл работать в «Камчатгеологию» техником-геологом, а закончил там трудовую деятельность заместителем генерального директора. Такой вот роман с Камчаткой случился, длиною в жизнь.

«Проедаем» запасы

– Вы застали лучшие времена камчатской геологии. Расскажите об этих годах.

– Да, 30 лет – с 1960-х по 1990-е – были периодом расцвета геологической службы на Камчатке, да и в стране в целом. Кстати, именно тогда, в 1966 году, Президиумом Верхового совета СССР и был установлен наш профессиональный праздник – День геолога. Отрасль развивалась семимильными шагами: всего за три десятилетия советскими геологами были открыты крупнейшие месторождения, на геологическое изучение страны государство выделяло серьёзные средства. Кроме того, в те годы на Камчатку приезжали работать выпускники лучших учебных заведений страны, в том числе узкоспециализированные, сегодня на эти профессии даже не учат. Велось целенаправленное геологическое изучение Камчатки, и это была работа на перспективу: сегодня на месте открытых нами месторождений построены горно-обогатительные комбинаты, которые вносят существенный вклад в экономическое развитие края. Получается, наши мечты у костра сбылись: на полуострове появилась и успешно развивается горная промышленность. Вот только без ложки дёгтя и здесь не обошлось.

– Что вы имеете в виду?

– Сменилась формация, и сам подход к геологической отрасли со стороны государства изменился. С переходом к рыночной экономике в начале девяностых годов прирост запасов перестал компенсировать объёмы использования топливно-энергетических и минерально-сырьевых ресурсов. Буквально за несколько лет геологию стали идентифицировать с горнодобывающим производством, исследования – с недропользованием. И как-то быстро забылось, что геология, в первую очередь, – это исследования и наука. Фактически сейчас происходит нещадное «проедание» запасов. И это не только на Камчатке – во  всей стране так. Прироста минерально-сырьевой базы почти нет, потому что геологическая служба, финансируемая государством, практически перестала существовать. На каждом предприятии, конечно же, есть геологи, но они работают только в пределах своего объекта, на своей лицензионной площади, о масштабных геологических исследованиях на всей территории Камчатки речи сегодня не идёт. Просто некому это делать, да и не на что.

– Не хочет молодёжь заниматься геологией?

– Не хотят, и проблема это комплексная. После перестройки геологам перестали платить, и они оказались социально незащищёнными – многие просто ушли в торговлю, бизнес. И молодёжь, тем более, тогда не шла в геологию, не стремится и сегодня. Преемственность пропала: раньше студенты приходили хорошо подготовленными, в экспедициях существовало наставничество, каждый шаг объясняли. А сегодня каждый третий молодой человек – менеджер широкого профиля, а по факту умеет вроде всё и ничего одновременно. Целое поколение специалистов потеряли, и возглавить геологические службы сегодня, по сути, некому.

Не всё потеряно

– Какой, по-вашему, выход из сложившейся ситуации? Что необходимо сделать для возрождения геологической отрасли?

– Во-первых, стоит набраться терпения – это процесс не быстрый. Нужна серьёзная финансовая поддержка со стороны государства, необходимо поднимать престиж профессии для молодёжи, изменить систему подготовки кадров. И, главное, перестать относиться к минерально-сырьевой базе как к бездонному колодцу, а начать работу по геологическому изучению территории. Всё это займёт не один год, но чем скорее изменится подход к геологической науке и со стороны государства, и со стороны бизнеса, тем лучше.

Может быть, я сгущаю краски в каких-то моментах, тем более что проблески света в нашей отрасли всё-таки есть. На Камчатке успешно работают и с каждым годом наращивают темпы производства Агинский, Асачинский, Аметистовый, Озерновский ГОКи, рудники на Золотом и Бараньевском месторождениях добывают золото и серебро, на месторождении Шануч добывают медь, никель,  ещё существует созданное геологами в лихие 1990-е ЗАО «КГД» для добычи платины. На Мутновском месторождении парогидротерм работают две ГеоЭс, мы с удовольствием купаемся в водах Паратунского месторождения и пьём воду Малкинскую из одноимённого месторождения, уже не хватает газа с газовых месторождений, в строительстве широко используются местные стройматериалы. К сожалению, почти полностью прекратилась добыча угля на севере края. Он плохо горит, потому что дешёвый, а привозной хорошо горит вместе с породой, так как он в два раза дороже. А ещё горнодобывающая отрасль создаёт инфраструктуру: ЛЭП, дороги, газопроводы, посёлки. И молодые люди, пусть и далеко не в таком количестве, как в советские годы, но всё-таки приходят на горнодобывающие предприятия. Другое дело, что система их подготовки, как специалистов, серьёзно хромает: на практику устраиваю студентов, а у них, элементарно, медкомиссии нет – в институте им ничего об этом не сказали. Но желание продуктивно работать у некоторых в глазах читается, а, значит, ещё не всё потеряно.

– Александр Алексеевич, как вы думаете, Камчатка ещё может преподнести сюрпризы учёным?

– Я в этом уверен – на полуострове ещё искать и искать. По разным оценкам, в геологическом плане исследовано только 10-15 % площади Камчатки. И большие открытия ещё можно сделать: были бы деньги, поддержка со стороны государства и заинтересованные в этом квалифицированные специалисты.

Я сердечно поздравляю всех коллег – геологов и специалистов горнодобывающей отрасли Камчатки и многоуважаемых ветеранов с профессиональным праздником – Днём геолога! Крепкого здоровья, счастья, неутомимой энергии, личных успехов и оптимизма!

Справка
В 2017 году ОАО «Камчатгеология» прекратило свою деятельность. На его базе было создано обособленное структурное подразделение «Камчатская группа партий», подчинённое Северо-Восточному производственному геологическому предприятию. Численность сотрудников составляет 100 человек. Для сравнения, в начале 1980-х годов в «Камчатгеологии» трудилось около четырёх тысяч человек, в том числе более 1800 с высшим и среднетехническим образованием.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество