Примерное время чтения: 7 минут
119

Не лишать себя счастья дышать: человек должен быть заинтересован в здоровье

В прошлом году заболеваемость туберкулезом в нашей стране достигла исторического минимума, составив 31,2 на 100 тысяч насееления. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) исключила Россию из списка стран с неблагоприятной эпидситуацией. Однако воспринимать это достижение можно разве что со сдержанным оптимизмом.

На Камчатке показатель выше среднероссийского почти на треть, а в Корякии индекс превышен более чем в пять с половиной раз. Об эпидситуации в регионе рассказал главный врач Камчатского противотуберкулёзного диспансера Андрей ГРОМОВ.

Ковид аукнется

– Андрей Валентинович, сколько больных туберкулёзом было выявлено в крае в прошлом году?

– В 2021 году выявлено 127 случаев туберкулеза, в том числе шесть детей. Цифра чуть меньше, чем годом ранее. При этом следует учесть, что по объективным причинам в регионе несколько снизился охват населения профилактическими осмотрами на туберкулёз. В прошлом году флюорографическое обследование, а это основной метод раннего выявления заболевания, прошли 66,7 процента населения края старше 15 лет. Показатель невысокий, особенно если учесть, что рентгенологический скрининг в абсолютном большинстве проводится в отношении работающего населения. Между тем, развитие болезни коррелирует с безработицей. Неработающие составляют основную долю наших пациентов с впервые установленным диагнозом. Зачастую это лица ведущие асоциальный образ жизни, пьющие, не имеющие постоянного жилья. Им просто не до профилактических обследований.

– Есть ли законный способ заставить человека сделать флюорографию?

– Существует приказ Минздрава России, который регламентирует прохождение профосмотров различными категориями граждан. Например, работники роддомов должны обследоваться два раза в год, а лица без определённого места жительства – ежегодно. Реализовать норму в первом случае труда не составит, а во втором сделать это весьма непросто.

Нет в очередях на флюорографию и вполне благополучных граждан. Например, занимающихся бизнесом или тех, у кого работодатель не требует прохождения медкомиссии.

Думаю, был бы действенным алгоритм, апробированный во время пандемии коронавируса. Например, не пускать на борт самолёта или в кафе гражданина, не прошедшего флюорографию. Конечно, вряд ли подобные меры будут введены, поэтому остаётся рассчитывать на здравомыслие наших граждан. Человек должен быть заинтересован в сохранении своего здоровья.

– Раз речь зашла о коронавирусе, скажите, повлияла пандемия на деятельность лечебных учреждений, связанную с профилактикой распространения туберкулёза?

– Мы снова возвращаемся к теме профосмотров. В 2020-2021 годах их количество снизилось. Первичное звено здравоохранения переориентировали на борьбу с распространение новой коронавирусной инфекцией. Не исключаю, что последствия в виде роста заболеваемости туберкулёзом дадут о себе знать в ближайшие два-три года. Уже сейчас по данным ВОЗ в мире наблюдается увеличение процента смертности от этой болезни.

Кроме того, на особом контроле у фтизиатрической службы должны находиться люди, переболевшие коронавирусом и, особенно, осложнённым пневмонией. Врачи диспансера консультируют перенёсших ковид пациентов со сниженным иммунитетом, с изменениями в лёгочной ткани. Такие последствия значительно повышают вероятность развития туберкулёза. Людям, болевшим коронавирусной инфекцией, мы рекомендуем проходить скрининговые мероприятия два раза в год.

– Это не опасно для организма?

– Современные цифровые флюорографы работают с минимальной лучевой нагрузкой. Уверяю, в самолёте мы получаем дозу облучения намного выше.

– Наверняка среди пациентов тубдиспансера тоже были заразившиеся ковидом. Как они перенесли болезнь?

– Вспышки заболеваемости в стационаре нам удалось не допустить. Переболело несколько амбулаторных пациентов. Несмотря на то, что коронавирусу сопутствовала имеющаяся лёгочная патология, смертельных случаев не было.

– Не связано ли это с тем, что больные туберкулёзом систематически принимают соответствующие медикаменты?

– Возможно. Уверен, научные исследования в этом направлении уже ведутся.

В Белоруссии не забалуешь

– Как проходит лечение от туберкулёза? Насколько оно длительное?

– Это зависит от многих факторов – от иммунитета, настроя пациента, формы заболевания. Лекарственно-чувствительный туберкулёз вылечивается в среднем за год. Его легче победить, чем инфекцию, устойчивую к противотуберкулезным препаратам. Последняя чаще выявляется у больных с рецидивом заболевания и связана с неправильным приёмом препаратов, на фоне которого слабые бактерии погибают, а сильные выживают, продолжают размножаться и приспосабливаются к лекарствам. Лечение в данном случае продолжается 2-3 года. Поэтому один из важнейших факторов победы над туберкулёзом – дисциплинированность пациента. Кроме того, он должен полноценно питаться, не употреблять алкоголь, отказаться от курения, вести здоровый образ жизни.

– Учитывая определённую социальную категорию больных добиться этого наверняка непросто.

– В стационаре приём противотуберкулезных препаратов контролируется медперсоналом. На амбулаторном этапе лечения пациент ежедневно приходит в процедурный кабинет (кроме выходных дней) и принимает препараты под контролем медицинской сестры.  Если больной не пришёл в диспансер в назначенное время, к нему направляется патронажная сестра. Если пациент представляет опасность для окружающих (например, он бактериовыделитель) и отказывается от лечения и госпитализации, тогда нам приходится обращаться в суд, чтобы его привлекли к лечению в принудительном порядке.

– Такие пациенты пребывают в диспансере под охраной?

– Увы, стационара закрытого типа на Камчатке нет, хотя мы неоднократно предлагали его организовать. Больной с открытой формой туберкулёза в год в среднем заражает до 15 человек. Думаю, это повод обратить внимание на опыт соседей - белорусов. У них такие лечебные заведения существуют. Больные туберкулёзом находятся в стационарах закрытого типа до полного выздоровления, по 2-3 года. В 2000 году у них было 800 коек, сегодня около 200. Граждане поняли, что дисциплинированно лечиться дома, а не в тюремных условиях, комфортнее.

– Какова эпидситуация в местах лишения свободы на Камчатке?

– Времена, когда колонии считались рассадниками инфекции, остались в прошлом. Если больные выявляются, то только «на входе», то есть при поступлении в СИЗО или колонию. Естественно, они изолируются и проходят необходимую терапию. После освобождения в течение двух лет эти граждане обязаны проходить флюорографию два раза в год.

– Есть ли случаи туберкулёза среди трудовых мигрантов и беженцев?

– Да, ежегодно на Камчатке в среднем выявляют 10-15 больных туберкулезом из числа граждан иностранных государств, прибывших на работу. Лечение они могут получить в нашем учреждении за счёт работодателя или оплатить самостоятельно. В абсолютном большинстве средств у мигрантов нет. Поэтому мы даём заключение в Роспотребнадзор о нежелательном пребывании данного гражданина на территории края и дальше отдел миграции УМВД Камчатского края занимается его депортацией из страны. Что касается беженцев, то они получают медицинскую помощь бесплатно. В 2014-2015 году факты заболевания туберкулёзом у беженцев, приехавших на полуостров, имелись, сейчас – нет.

Недетские проблемы

– В противотуберкулёзном диспансере всегда существовало детское отделение. Как обстоят дела с заболеваемостью среди детей?

– К сожалению, отделение не пустует. Детская заболеваемость в регионе снижается, но уровень показателя остается высоким.

Все дети, у которых выявлен туберкулёз, проходят стационарное лечение и обязательную реабилитацию. Ежегодно около 30 ребят мы отправляем в санатории за пределы региона, где они восстанавливают здоровье и обучаются.

Но всё чаще приходится сталкиваться с тем, что родители отказываются вакцинировать новорождённого от туберкулёза в роддоме или проводить ребёнку иммунодиагностику заюолевания. Немало усилий приходится приложить, чтобы родители пересмотрели свои взгляды. Объясняем, что непривитый малыш может тяжело заболеть туберкулёзом, что он не попадёт в детсад и что его в дальнейшем не примут в школу.

– Андрей Валентинович, вы упомянули, что наиболее остро проблема стоит в Корякии. В чём причины?

– Действительно, в отдалённых северных посёлках края люди заболевают туберкулёзом чаще. Самые проблемные районы – Олюторский, Пенжинский, Тигильский и Карагинский. Основная причина – низкий уровень жизни, безработица, неполноценное питание, несоблюдение элементарных гигиенических норм, алкоголизм. Полагаю, играет роль и этническая предрасположенность – среди заболевших много представителей коренных малочисленных народов Севера.

Но есть на Камчатке и свободные от туберкулёза территории. Например, Алеутский район. Там инфекция не регистрируется более 10 лет. В прошлом году не выявлялись больные в Соболевском, Быстринском, Усть-Большерецком районах и в г.Вилючинске. Остальным пока есть к чему стремиться.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах