aif.ru counter
24.10.2019 14:19
63

Ковка без штамповки. Особенности и тайны кузнечного дела

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. «АиФ-Камчатка» 23/10/2019
Скульптуры мастера известны каждому жителю Камчатки.
Скульптуры мастера известны каждому жителю Камчатки. © / Алексей Ткаченко / Из личного архива

Прогуливаясь по улицам Петропавловска, мало кто не обращал внимания на витиеватое «Дерево Любви» в центре города или медвежонка с бабочкой на носу у озера Медвежье в районе 8 километра.

Автор известных каждому местному жителю скульптур кузнец, художник по металлу Алексей Ткаченко. Согласившись на встречу, он пригласил к себе: «Приезжайте, я всегда на работе». Мастерская художественной ковки, где он трудится, находится в микрорайоне Моховая в лесном массиве, и сразу найти её оказалось непросто.

Без романтики

– Кому надо, тот меня найдёт. В этом помещении я больше десяти лет, здесь отличное место для работы, – говорит Алексей. – Полноценно работающий цех не может находиться в жилом массиве, оборудование иногда так шумит, что аж стены трясутся. А когда горн горит, то дыма хватает. Люди такому соседству были бы совсем не рады.

Я здесь шесть дней в неделю, иногда с раннего утра и до глубокого вечера. Рабочий процесс строится всегда по-разному, в зависимости от того, что в приоритете в конкретный момент. Иногда целый день уходит на обдумывание изделия, составление эскиза, расчёты. Порой делаешь что-то очень долго, чувствуешь, что не идёт – переключаешься на другое, отвлекаешься. Кстати, больше всего тормозишь, почему-то, на простых вещах.

Екатерина Довгалёва, kamchatka.aif.ru: У вас редкая профессия. Мне кажется, у многих представление о кузнецах сложено только из фольклора…

Алексей Ткаченко: А я вот не склонен романтизировать свою профессию. Даже больше скажу – я противник такого отношения к кузнечному делу. Потому что многие приходят с романтическими ожиданиями и только потом узнают, что из романтики здесь только один процент, а тяжёлого труда – девяносто девять. Такие представления ни к чему хорошему обычно не приводят. Поэтому никаких романтических отношений с работой (смеётся).

Одну вещь можно делать несколько месяцев.
Одну вещь можно делать несколько месяцев. Фото: Из личного архива/ Алексей Ткаченко

Дорогие нюансы

– Кованые изделия довольно дорогостоящие – всё-таки ручная работа, требующая немало времени, сил и материалов. У нас большой спрос на них?

– Массовое производство, которое в основном и представлено на Камчатке, не имеет к художественной ковке никакого отношения, но заводскую штамповку сегодня почему-то принято так называть. Долгое время я и сам работал в различных конторах, где мы производили километры заборов и тому подобное – в день могли выдавать по триста однотипных элементов.

А вот непростые в изготовлении вещи, действительно относящиеся к художественной ковке, требуют иного подхода к работе, времени и ресурсов. Этого, в отличие от штамповки, никогда не бывает много. Такие изделия делают совсем не быстро – работа не на денёк-другой, и это касается даже небольших изделий.

Многие люди даже не знают, что такое художественная ковка. Иногда, решив заказать что-то, говорят: «Сделайте это, дам вам десять тысяч». А там работы на восемьдесят – минимум. Сначала удивляются очень, а потом, когда видят примеры изделий, недоумевают: «А такое возможно? Никогда подобного не видели».

Хорошей работы много не бывает. Порой одну вещь можно делать несколько месяцев, есть много индивидуальных моментов и нюансов. Четыре или пять сделанных работ за год – это нормально, больше – иногда невозможно физически.

Когда видят изделия, недоумевают, что такое возможно.
Когда видят изделия, недоумевают, что такое возможно. Фото: Из личного архива/ Алексей Ткаченко

Дерево без любви

– Наши молодожёны любят «укреплять» браки, вешая амбарные замочки на «Дерево Любви». Это же наверняка разрушает скульптуру?

– Да, это её портит и превращает в ржавую груду. Из-за замочков на «Дереве Любви» краска оббивается настолько, что красить скульптуру заново уже бесполезно. Я уже перестал обращать на это внимание. Кстати, изначально в центре кроны сидели две металлические птички, обращённые друг к другу клювиками. Но пробыли они там буквально недели две – не больше. Кто-то просто взял и стащил их.

Это говорит о человеческом отношении. И амбарные замки означают, что, видимо, люди не хотят, чтобы было красиво. Уже и листочков на скульптуре осталось не так много – обломали больше половины. Честно говоря, я этого совсем не понимаю, на сувениры что ли разбирают? Такими темпами – ещё несколько лет, и замочки станут наименьшим злом или даже плюсом, потому что листвы не останется совсем.

Я вообще понял, если что-то и делать для украшения города, то только так, чтобы сломать невозможно было в принципе. В моём окружении уже спорят, как долго продержится бабочка на носу у медвежонка на озере Медвежье. Хотя приварили её хорошо.

Горожане не берегут скульптуры...
Горожане не берегут скульптуры... Фото: Из личного архива/ Алексей Ткаченко

– Вам, наверное, очень обидно…

– После стольких случаев, скорее, нет. Просто понимаешь, что ничего поделать нельзя. Хочется людям – и всё тут. Помню, как ставили в скверике у Дворца культуры Камчатского государственного технического университета скульптуру «Черемша» высотой полтора метра. Так вот, у неё кто-то долго и упорно отрубал лист. Даже не знаю, с топором, что ли, приходили…

Заслуга жены

– Часто сталкиваетесь с работой, которую, кажется, невозможно сделать? Приходилось отказываться?

– Сделать-то можно практически всё, что угодно. В кузнечном деле достаточно широкий охват – можно изготавливать какие-то утилитарные вещи, например, каминные решётки или мангалы, или предметы одежды, разные заколки, фибулы (металлическая застёжка для одежды, одновременно служащая украшением. Прим. ред.). Но мне интереснее делать скульптуры. Эта работа другого порядка, в большинстве случаев неутилитарного характера. Этим мне и нравятся предметы искусства. И не имеет значения – большие они или маленькие.

А отказываться много раз приходилось, поскольку я довольно противный в плане работы человек. Практика показывает, что если с кем-то сразу не заладилось, возникло недопонимание, то и работа будет протекать тяжело. Для меня деньги не главная цель в жизни, поэтому и соглашаться на любую необходимости нет.

Но сталкивался и с обманщиками. Утверждали эскиз и работу, а после отказывались платить. Кстати, обращаются в большинстве своём состоятельные люди. Но, видимо, денег много – надо экономить. Хотя такое бывает редко.

Тонкая работа требует времени и ресурсов.
Тонкая работа требует времени и ресурсов. Фото: Из личного архива/ Алексей Ткаченко

– Вы в прошлом году победили в номинации «Гражданская позиция» краевого конкурса «Поступки и люди». Ожидали такой результат?

– Честно скажу, я чуть ли не последний о своём участии узнал и вообще не виноват (смеётся). Это моя жена, лучшая половина и идейный вдохновитель множества проектов – Александра Алексеевна. Она как-то мне говорит: «Надо тебе поучаствовать в конкурсе», я отвечаю: «Может, не надо?», но она непреклонна: «Нет, надо». Там нужно было заявку подать, потом люди голосовали…

Вот так опосредованно поучаствовал, а основная заслуга жены. Сам я достаточно аморфный человек, и комфортнее всего ощущаю себя, когда нахожусь в цехе, и всё замечательно.

Фото: Из личного архива/ Алексей Ткаченко

Досье
Алексей Ткаченко родился 8 февраля 1985 года в городе Сумы, в возрасте пяти лет с семьёй переехал на Камчатку. Окончил профессиональное училище № 3 по специальности «Исполнитель художественно-оформительских работ». Член Союза кузнецов России.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество