Примерное время чтения: 7 минут
421

Потерял ногу, но не жизнь. Участник СВО с Камчатки стал волонтёром

Ярослав Персияненко ушёл в зону СВО добровольцем в ноябре 2022 года.
Ярослав Персияненко ушёл в зону СВО добровольцем в ноябре 2022 года. Правительство Камчатского края

Ярослав Персияненко ушёл в зону СВО добровольцем в ноябре 2022 года. Говорит, не мог не пойти - отец воевал в Афгане, вернулся с наградами за мужество. Гордость семьи.  Ярослав чудом выжил - в бою миной ему оторвало ногу. Потом - долгое лечение, реабилитация, инвалидность. В 31 год. Но он не сломался. Сделал предложение любимой девушке, сыграли свадьбу. Человек с ограниченными возможностями - это совсем не про него. Ярослав катается на коньках, любит батуты, водит машину. И помогает семьям участников СВО. Подробности на kamchatka.aif.ru

Он немногословен. Про себя рассказывает скупо, мало, без эмоций. Только фактами. Которые пробирают до глубины души. Ведь в том бою с тяжелейшим ранением он два дня лежал в окопе, свои не могли подступиться из-за непрерывных обстрелов.

Сделал предложение. Фото: Из личного архивa/ Ярослав Персияненко

«Мысли разные были. Нет, отчаяния не было. Только надежда. Я был в сознании, понимал, что тяжело ранен, но нельзя было раскисать. Даже думал, как бы самому попытаться выбраться из этой ямы», - вспоминает наш герой.

И говорит он это так, будто ничего особенного в том, чтобы с оторванной ногой находиться в полной неизвестности, нет.

Контакт с противником

Ярослав родился в Петропавловске-Камчатском. Дальше жизнь складывалась, как и у многих его сверстников: школа, после окончания которой поступил в политехнический техникум по специальности «спецобслуживание и ремонт автомобилей». Правда, есть одна особенность. Он заканчивал профильный класс МЧС, но с профессией спасателя не получилось. Почему, Ярослав в подробности не вдаётся. Потом - армия. Здесь же на Камчатке, в пожарной части в посёлке Ключи. Отслужил, вернулся, устроился работать докером-механизатором в порту. Дальше Камчатки никуда и не думал выезжать. В плане учёбы, работы, перспектив. Но спецоперация поменяла планы в один день.

Ярослав стал волонтером. Фото: Правительство Камчатского края

«Я подписал контракт. Сомнений не было, каких-то долгих раздумий, ехать или нет, тоже. Вот мама… Как любая мать, она не хотела, отговаривала, это же понятно. Отец в Афгане воевал, в 2003 году его не стало, умер, болел. Но память о нём наша семья, конечно, хранит. Я с таким отцом не мог просто не пойти на СВО», - говорит камчатец.

Ярослав с другими ребятами улетел в ЛНР на подготовку, которая длилась три недели. В зоне спецоперации он был штурмовиком. Само слово говорит за себя.

«Чтобы было понятно, это всегда непосредственный контакт с противником, всегда на переднем плане», - поясняет Ярослав.

Он участвовал в боях за Соледар. Тяжелейших боях. Об этом много писали. По словам нашего героя, бои шли каждый день, бывало, и ночью. К тому же был январь, холодно, иногда и в окопах приходилось ночевать. Страх никогда не отпускал. Ярослав говорит, так и должно было быть, нормальная реакция нормального человека. Спустя полтора месяца Ярослав при штурме получил тяжёлое минно-разрывное ранение в ногу. Только в госпитале начал осознавать в полной мере, что с ним произошло. От мыслей никуда не денешься, времени для этого было предостаточно, целых три месяца он находился на больничной койке. Там для него прозвучало страшное, какое-то даже безысходное слово «ампутация».

Фото: Из личного архива

«О разном думал, но о том, что на нормальной жизни можно поставить крест, никогда. Наоборот, я настраивал себя на то, что она, эта жизнь продолжается и ещё тогда совсем не собирался чувствовать себя инвалидом. У меня будет всё также, как и было. До ранения. Всё от человека зависит, от его мыслей», - вспоминает наш герой.

И от силы духа. Ведь он не лежал и бесконечно себя жалел. Жалость отбросил сразу. Надо было думать о будущем, о хорошем будущем. Я недолго общалась с Ярославом, но чувствовалось – парень-кремень. Нет в его лексиконе слов «сломаться», «опустить руки».

Уже будучи в Анапе он связался со своей любимой девушкой Светланой. С той самой, о свадьбе с которой до СВО как-то не думал. Или пока не хотел, или считал, что всё ещё впереди, успеет. В этом вопросе Ярослав тоже немногословен. А когда после реабилитации, дождавшись протеза, он вернулся на Камчатку, сделал предложение руки и сердца. Детей пока нет, но он говорит, что обязательно будут.

«Хочу встать на лыжи»

Ещё одна важная веха в жизни ветерана: нашёл работу, про которую обычно говорят, «окунуться с головой». Ярослав работает социальным координатором в региональном отделении Фонда «Защитники Отечества». Именно от этой организации его на две недели отправили в пансионат в Подмосковье набираться сил. Там он встретился с председателем российского фонда Анной Цивилевой, не стушевался, спросил, а можно ли ему работать в организации. 

«Это было моё желание. Помогать нашим ребятам, участникам СВО, семьям погибших военнослужащих. Ситуации разные, и очень трудные бывают. И морально надо быть готовым к постоянному общению с вдовами, матерями, уметь подобрать нужные слова», - говорит Ярослав.

Он прилетел на Камчатку с пансионата, отправил документы и анкету в головной офис и с ноября прошлого года работает куратором. Вопросов возникает много. Справки, выплаты, льготы, да просто проблема с дровами у мамы бойца. Ярослав постоянно находится в разъездах, а как иначе, сидя за столом, трудно что-либо решить. Он водит автомобиль и его инвалидность ему абсолютно не мешает. Она не в чём ему не мешает. В свободное время вместе с женой катаются на коньках.

«Как?» - спрашиваю, потому что мне трудно это представить.

Ярослав молчит, потом оживляется: «Катаюсь. Давайте я лучше видео пришлю, посмотрите. И на батуты мы ходим в батутный центр, вы бы видели! Всё постепенно. Хочу ещё встать на лыжи и знаю, что обязательно встану, да и восхождения на вулканы у меня будут. Хотя недавно на снегоходах поднимались на самую высоту. Осталось дойти пешком».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах