Примерное время чтения: 12 минут
826

Семейные страсти и браконьеры. На Камчатке третий год хранят спорный лосось

Японский грузовик-рефрижератор «Hino» добрался до камчатского  села Мильково. Водитель облегчённо вздохнул. До города Елизово оставалось ещё триста километров, уже по гладкому асфальту. Два с половиной-три часа и дома. 

Усталость давала о себе знать. Выспаться накануне поездки толком не удалось. Грузиться по какой-то непонятной причине заказчики решили ночью. Три часа мужики на двух микроавтобусах подвозили брикеты с рыбой и укладывали их в рефку. Пока загрузили, пока установили температурный режим — времени на сон водителю почти не осталось. А выезжать предстояло рано утром. «Ничего, в Мильково придёт машина, подстрахует тебя до елизовского завода», — пообещал заказчик.  

На дорогу из Усть-Камчатска, посёлка, расположенного на восточном побережье полуострова, до города уходило порой двенадцать часов. Большая часть пути в пыли да по выбоинам. А потом водителям ещё и пеняли, что привезённая свежая рыба выглядит неликвидно и годится только на консервы.  

Липовые бумаги 

На сей раз по поводу сохранности  груза шофёр не беспокоился  — в рефке лежали крафт-мешки с  мороженым лососем.  Не тревожила его и возможность встречи с контролёрами. Пакет документов, подтверждающий законность происхождения рыбы, выданный её хозяином, находился в кабине. Поэтому, когда автомобиль остановили для досмотра сотрудники мильковской полиции, он первым делом потянулся даже не за водительским удостоверением, а за  бумагами на груз. Дальнейшие события развивались по сценарию, на тот момент известному только силовикам. 

Фото: Из архива Татьяны Яковлевой и СУ СК по Камчатскому краю

Изучая документы, полицейский попросил открыть холодильник для досмотра. Заглянув во внутрь, он, казалось, ничуть не удивившись,спросил: «Как же так? По  накладным везёте сырец, а тут полный кузов мороженой рыбы». Водитель обескуражено молчал, начиная понимать, что его крепко подставили. Чем обычно заканчивается нелегальная транспортировка биоресурсов,  он хорошо знал. Мужчина набрал номер человека, который должен был сопровождать его до города, сообщил, что машину задержали. Услышав это, на том конце трубки, явно занервничали. 

Рыбья азбука 

Дальнейший путь ««Hino» проделал в сопровождении  людей в форме. В Елизове, на территории предприятия, где лосось по сей день находится на ответственном хранении, машину уже ждали. К доскональной проверке, определению видового состава и пересчёту  рыбы приступили сотрудники Пограничного управления ФСБ России по арктическому району, полиция и ихтиолог. То, что у рыбопродукции нелегальный статус,  стало ясно и без экспертизы. На крафт-мешках и картонных коробках с мороженым лососем из требуемой маркировки имелись только буквы, обозначающие видовой состав «К» — кета, «Н» — нерка, «Ч» — чавыча. 

Фото: Из архива Татьяны Яковлевой и СУ СК по Камчатскому краю

Сообщение о задержании автомобиля с грузом на Виктора Е., президента компании, назовём её «Рыба севера», произвело эффект ушата ледяной воды. Он созвонился со своим замом, отправлявшим «Hino» из Усть-Камчатска. Мужчинам предстояло выработать единую версию происхождения рыбы и чётко её придерживаться. Впрочем, фантазия их, прямо скажем, подвела. Но об этом чуть позже.  

Председатель без северных генов 

Виктор Е. помимо президентства в «Рыбе севера» в августе 2021 года, когда и происходили все вышеописанные события, являлся ещё и председателем одной из родовых общин КМНС в Усть-Камчатском районе. Сам он, впрочем, к северным народностям генетически отношения не имеет. А вот выделяемые северянам лимиты на добычу лососёвых его, по всей видимости, интересовали давно. И даже не столько лимиты, сколько возможность при их наличии на законных основаниях заниматься рыбалкой на нерестовой речке.  

В 2017  году он стал членом общины КМНС, а за год до этого занял ей на развитие производственной базы 15 миллионов рублей. Когда северяне вовремя не вернули долг, Е. подал на них в суд. Беспрецедентное решение по началу процедуры банкротства родовой общины было принято судом в 2020 году. Тогда же с основным кредитором Виктором Е. руководство общины заключило мировое соглашение. Настолько мировое, что Е. стал её председателем, наделённым соответствующими полномочиями. Сергей П. оказался в иерархии на ступень ниже, заняв место зама. Его отца — одного из учредителей родовой общины и вовсе отодвинули в сторону. А он, между тем,  неоднократно предостерегал сына от ошибок и излишнего доверия Виктору, но  Сергей  слушать родителя не желал, уверяя, что если бы не великодушие Е., община прекратила бы существование. 

Фото: Из архива Татьяны Яковлевой и СУ СК по Камчатскому краю

На лососёвую путину 2021 года у Виктора были серьёзные  надежды. Община, теперь уже под его председательством, получила разрешение на добычу около 35 тонн лосося, в основном, нерки — её выделили 16 с небольшим тонн. Выбирать квоту представителям КМНС разрешили на двухкилометровом рыболовном участке реки Камчатка. Всё складывалось весьма не плохо. Наука обещала высокие подходы красной рыбы на восточном побережье Камчатки. Лимитов вполне хватало, чтобы обеспечить членам общины традиционный образ жизни и неплохой заработок. 

Договор без оглядки на лимит 

Но, как оказалось, у Виктора Е. и Сергея П. на счёт путины были планы, которые к интересам общины относились меньше всего. В июне 2021 года  Е. и П. обратились к жителю Усть-Камчатска К., у которого в гараже оборудован небольшой рыбзавод и имеется рефустановка для заморозки рыбы, с вопросом о возможности переработки уловов лосося. Платить обещали натурой — треть  сырца, а также икру и субпродукты он мог оставлять себе. Мужчина предложением заинтересовался, особенно когда услышал о планируемых к переработке 50-100 тоннах лосося за сезон. Вскоре ему поступила первая рыба, добытая бригадой родовой общины под председательством Е.  

Рыба севера
Фото: Из архива Татьяны Яковлевой и СУ СК по Камчатскому краю

Уловы от общины шли до начала августа. Порой, не справляясь с переработкой, владелец завода подключал к работе знакомого из посёлка Лазо. Рыбу упаковывали в бумажные мешки, на которых маркером писали соответствующие видовому составу буквы. Когда холодильник заполнялся, приезжал автомобиль и забирал продукцию. Последний раз брикеты мороженой рыбы с завода грузили в рефустановку «Hino» в ночь на 8 августа 2021 года.  

Чавыча для хаски 

Ранним утром 8 августа «Hino» выехал из Усть-Камчатска. В сопроводительных документах значилось, что груз представляет собой свежую рыбу, которая должна быть доставлена на завод «Рыба севера» в город Елизово. 

Когда Виктору  Е. и Сергею П. стало известно о задержании автомобиля, они придумали свою версию произошедшего. Якобы «Hino», действительно, должен был везти сырец, на который заблаговременно подготовили документы. Но с уловом в тот день не повезло. Чтобы не машина не ушла пустой, её, действительно, загрузили брикетами и коробками с замороженной рыбой, которую купили за сто тысяч рублей и отправили в качестве благотворительной помощи в питомник ездовых собак. А для перевозки продукции, идущей на корм животным, сопроводительные документы не нужны.  

Можно было бы поверить в эту трогательную историю. В конце концов, разве упряжные лайки и хаски не достойны угоститься неркой или чавычей штучной заморозки? Правда, оказалось, что руководство питомника о подарке и знать не знало. 

50 тонн без кода «Меркурия» 

После того, как немаркированную рыбопродукцию из «Hino»  передали на ответственное хранение, сотрудники правоохранительных органов отправились с проверкой на территорию завода «Рыбы севера». К слову сказать, там для обработки уловов имелись все условия. Однако в холодильниках предприятия в общей сложности обнаружилось более пятидесяти тонн продукции из рыб лососёвых пород без маркировки и не проведённой должным образом через государственную информационную систему «Меркурий». 

Фото: Из архива Татьяны Яковлевой и СУ СК по Камчатскому краю

В том, что продукция должна была уйти на реализацию, сомнений не возникало. Вскоре это подтвердили и свидетели, заявившие, что вели с Виктором Е. переговоры о покупке лосося, однако узнав, что товар продаётся без сопроводительных документов, отказались от сделок. К тому же цену предприниматель назначал явно завышенную. Продукцию, рыночная стоимость которой составила более 27,3 миллиона рублей, изъяли. 

В отношении  Виктора Е. и Сергея П. возбудили уголовное дело по ч.4 ст. 171.1 УК РФ (производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт товаров и продукции без маркировки и (или) нанесения информации, предусмотренной законодательством Российской Федерации, совершённые организованной группой в особо крупных размерах). Расследование длилось почти два года. Ни во время следственных мероприятий, ни на суде  фигуранты своей вины не признали. Однако  Усть-Камчатский  районный суд вынес им обвинительный приговор, назначив каждому наказание в виде штрафа в размере 650 тысяч рублей. Грубо говоря, по 12 рублей штрафа за кило немаркированного лосося. Изъятую рыбу суд постановил уничтожить. 

Е. и П. сочли этот вердикт несправедливым и подали апелляцию. В сентябре Камчатский краевой суд приступил к рассмотрению этого резонансного дела.   

Судя по всему, регулярно общаться с представителями правоохранительных органов данным гражданам придётся ещё долго. Исходя из того, что легальность вылова лосося, из которого изготовлены более 50 тонн изъятой рыбопродукции документально не подтверждена, по факту возбуждено уголовное дело о незаконной добыче водных биоресурсов в особо крупном размере. 

Прокомментировать ситуацию мы попросили бывшего председателя общины КМНС, о которой идёт речь, отца Сергея П. 

— На мой взгляд, то, что произошло с Виктором Е. закономерно. Человек, не имеющий никакого отношения к коренным малочисленным народам Севера, к их традициям, проник в общину исключительно ради собственной выгоды. Не менее критично я вынужден говорить и о своём сыне. Я предвидел, чем закончится для него работа на Е. Увы, он меня не услышал. Видимо, пообещали много денег. Итог — приговор и судимость. 

Факт задержания и изъятия у Е. рыбопродукции в среде КМНС обсуждался очень активно. Уверен, что кто-то серьёзно задумался над тем, стоит ли нарушать закон. Но привлечение фигурантов по делу о хранении и сбыте немаркированной продукции ещё не всё. Правоохранительным органам необходимо приложить все усилия чтобы доказать факт браконьерства, взыскать с виновных сумму ущерба. В этом случае наказание будет сопоставимо содеянному. Как говорится, чтобы другим неповадно было. 

Что касается председательства  Виктора Е. в родовой общине КМНС, то до конца года ему придётся сложить полномочия. Новые нормы закона не допускают, чтобы во главе общин стояли люди, не имеющие статуса КМНС. 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах