aif.ru counter
156

Пошли на дело. Как осуждённые проходят испытание трудом и свободой?

Желающих отбывать наказание на принудительных работах - хватает.
Желающих отбывать наказание на принудительных работах - хватает. © / Пресс-служба ГУ ФСИН России

С 2011 года в Уголовно-исполнительный кодекс России  был внесён новый вид наказания – принудительные работы. А в 2017 в стране стали появляться первые участки, функционирующие как исправительные центры (УФИЦ). В феврале подобный центр открылся и в Петропавловске-Камчатском.

Он работает при исправительной колонии № 5 УФСИН России по Камчатскому краю. Приговорённые к принудительным работам осуждённые чувствуют себя куда вольготнее, чем их «собратья по несчастью» из исправительных учреждений с более строгими условиями отбывания наказания. Однако ежедневное испытание свободой проходят далеко не все.

Шанс на исправление

«Русако-ов! – раздаётся в пустом коридоре глухой бас инспектора, и в ту же секунду на его призыв из комнаты показывается молодой человек с немым вопросом во взгляде. – Пойдём, будешь журналистам рассказывать, как тебе тут живётся.

Лицо осуждённого мгновенно светлеет – видимо, ценность живого общения для мужчины велика, несмотря на то, что у него есть возможность ежедневно выходить за «колючку». Но этой привилегии Александр, кстати, скоро лишится: руководство учреждения готовит документы в суд на так называемый перережим. Из-за нарушения правил внутреннего распорядка парень вновь отправится в колонию.

– Я здесь пять месяцев, а в местах лишения свободы оказался за красивый угон автомобиля, – с плохо скрываемой гордостью рассказывает молодой человек. – И навык помог: с электрикой у меня неплохо, поэтому, пока находился здесь, зарабатывал тем, что менял проводку. Но своё испытание свободой я не прошёл. Меня уже ничего не исправит.

Из-за нарушений правил внутреннего распорядка можно вновь отправиться в колонию.
Из-за нарушений правил внутреннего распорядка можно вновь отправиться в колонию. Фото: УФСИН России по Камчатскому краю.

– А других, по-твоему, труд исправить может?

– Кого-то да, кого-то нет. Есть мужики, которые реально рвутся домой, к семьям, поэтому для них такое отбывание наказания – хорошая возможность видеть своих родных. Они и распорядок соблюдают, и на предприятиях – первые работяги. А есть такие, как я.

Короткий разговор

Своеобразный «центр занятости» для осуждённых начал работу в феврале, и очень быстро свободных мест в нём перестало хватать всем желающим. Как рассказывает начальник участка, функционирующего как исправительный центр, майор внутренней службы Леонид Лендя, суды России буквально завалены просьбами осуждённых перевести их на более мягкий режим отбывания наказания.

– Я твёрдо уверен, что за УФИЦ будущее, и появление подобных участков во всех регионах страны в итоге снизит бремя государства, которое тратит значительные средства на содержание осуждённых, – считает Леонид Николаевич. – А в исправительных центрах они не только зарабатывают себе на жизнь, но и отчисляют процент от зарплаты, а также полностью оплачивают свои исполнительные производства и счета за коммунальные услуги. Кроме того, они полностью себя обслуживают: стирают, убирают, готовят, и всё это – «генеральная репетиция» свободной жизни. Осуждённые каждый день выходят за ворота колонии, учатся выстраивать взаимоотношения в коллективе и с начальством, видят своих родных, учатся грамотно распоряжаться финансами и успешно социализируются. Всё это, по моему мнению, снижает риск возможного рецидива и, как следствие, повторного попадания человека в исправительное учреждение.

Но если заключённый эти привилегии не оценил и не готов соблюдать правила внутреннего распорядка, то очень быстро он снова вернётся в колонию. Из 72 человек, которые отбывали наказания у нас с февраля, 15 отправились обратно.

Не забывайте, у нас всё-таки исправительное учреждение, – отмечает Леонид Лендя и одним взглядом заставляет замолкнуть бранившихся вполголоса на кухне осуждённых. – И разговор у нас короткий: порядок нарушают те, кто не хотят выйти по УДО и находиться здесь. Для таких в колонии всегда найдётся место.

Исправительный центр больше похож на хостел.
Исправительный центр больше похож на хостел. Фото: УФСИН России по Камчатскому краю.

Работа над ошибками

Сложно понять осуждённых, не оценивших предоставленные им преференции. Ведь исправительный центр больше похож на недорогой хостел, чем на место, где содержатся преступники. Просторные жилые комнаты, уютная кухня, место для отдыха с телевизором и книгами, отсутствие высоких ограждений, вышек с охраной и однотипной тюремной робы – всё это делает ожидание заветного освобождения максимально комфортным. И только изолятор с тяжёлой дверью напоминает, что люди здесь всё-таки отбывают наказание.

– Написать заявление с просьбой о перережиме может любой осуждённый, совершивший не тяжкое или средней тяжести преступление, – рассказывает инспектор Максим Алладинский. – Конечно, в «пансионат исправительного типа» попадают далеко не все желающие: у осуждённого должны быть примерное поведение, работающие голова и руки и отличные характеристики от руководства колонии. Сейчас у нас содержатся 48 человек, и почти все уже трудоустроены.

Осуждённые живут в просторных комнатах.
Осуждённые живут в просторных комнатах. Фото: УФСИН России по Камчатскому краю.

 – То есть, каждое утро осуждённые выходят за колючую проволоку и не поддаются искушению не вернуться обратно?

– А куда они денутся? Конечно, мы их проверяем, они постоянно с нами «на связи». Любой «шаг влево – шаг вправо» только ухудшит их положение, и они об этом прекрасно знают. Да и свободно находиться за пределами УФИЦ во внерабочее время заключённые без предварительного согласования всё-таки не имеют права. А вот на выходные любой из них может написать заявление и, при положительном решении руководства, провести на воле несколько часов. Естественно, вернуться они обязаны в строго установленное время.

– Расскажите, как руководство участка выстраивает диалог с работодателями? Всё-таки не каждый согласится взять сотрудника, который отбывает наказание.

– Да, в этом вопросе есть сложности, тем более что мы стараемся найти работодателей, которые трудоустроят у себя хотя бы двоих-троих осуждённых – небольшие группы просто удобнее проверять. Наши заключённые трудятся на мусороперерабатывающем предприятии, комбикормовом заводе, в сфере дорожного и коммунального хозяйства. И они на хорошем счету.

Кстати – у многих несколько профессий, полученных в колонии. Да, руководящие должности им, конечно, никто не доверяет, но с обязанностями подсобных рабочих они неплохо справляются. Однажды приехали в одну из управляющих компаний наших осуждённых проверять, и свет погас – что-то с проводкой приключилось. Так наш заключённый быстро все неполадки устранил, а его руководитель только и приговаривал: «Он у вас на все руки мастер!».

В центре все готовят сами.
В центре все готовят сами. Фото: УФСИН России по Камчатскому краю.

Привыкнуть к свободе

Мнение начальника учреждения, что за подобными центрами большое будущее, разделяют и руководители предприятий, которые сотрудничают с уголовно-исполнительной системой Камчатского края. Мирослава Сытник руководит управляющей компанией «ЖЭК». В прошлом она работала следователем и прекрасно понимала, кто будет трудиться в её компании: «Для меня сразу было очевидно, что государство не позволит так просто выходить на свободу людям, которые действительно этого недостойны, поскольку это слишком большая ответственность. Поэтому опасений насчёт криминального прошлого этих граждан и возможных последствий не было. Для меня, как работодателя, такой формат работы стал наоборот плюсом. Сейчас тяжело найти ответственных слесарей, сантехников и других специалистов в жилищно-коммунальной сфере. Зачастую сталкиваешься с тем, что люди прогуливают работу, пропадают со связи. Здесь же я уверена, что утром человек точно выйдет и будет выполнять поставленные перед ним задачи, поскольку отлично знает, чего может лишиться.

УФИЦ – хорошая идея, причём как для компаний, так и для осуждённых, поскольку позволяет не сразу выходить в мир, а поэтапно, так сказать, привыкнуть к свободе. И я как работодатель чувствую определённую социальную ответственность в этой адаптации, поскольку понимаю, что от меня тоже зависит, вернётся потом человек опять в места лишения свободы или нет. Поэтому стараюсь помочь им сделать этот шаг к обществу: мы общаемся по душам, обсуждаем какие-то проблемы, их жизнь и планы на будущее. Считаю, что это, помимо труда, тоже важная часть в ресоциализации личности, и в ней должно принимать участие общество».

В планах у руководства – расширение центра, увеличение его наполняемости. По мнению служащих УФСИН, сделать это просто необходимо, так как теперь в исправительных центрах могут отбывать наказание люди, которые уже отбыли большую часть длительного наказания в колониях. Так, в других регионах страны уже появились осуждённые, приговорённые по тяжким статьям, и, по мнению экспертов, с каждым годом такой вид отбывания наказания будет применяться всё чаще.

Кстати
Принудительные работы применяются как альтернатива лишению свободы за совершение преступления небольшой или средней тяжести либо за совершение тяжкого преступления впервые. Они назначаются только трудоспособному населению, в эту категорию не попадают осуждённые, не достигшие совершеннолетия, пенсионеры, инвалиды, беременные женщины и имеющие детей в возрасте до трёх лет.

Учреждение всё-таки исправительное.
Учреждение всё-таки исправительное. Фото: Пресс-служба ГУ ФСИН России
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество