Примерное время чтения: 13 минут
668

Огненная история. Как 3 года Шпиленки снимали фильм про камчатского лисёнка

Животным потребовалось 2 года, чтобы начать доверять людям.
Животным потребовалось 2 года, чтобы начать доверять людям. / Дмитрий Шпиленок / Из личного архивa

У них все получилось: фильм Анны и Дмитрия Шпиленков про камчатского огненного лиса выходит в широкий прокат в кинотеатрах страны. Это не научно-популярный опус. Это история конкретного лиса и его семьи. История, полная драматизма, жизненных перипетий. Как у людей. 26 месяцев, три изнурительные экспедиции в экстремальных условиях дикой природы. Первые два года съемок – сплошные неудачи, разочарования. И отчаяние: все шло наперекосяк. Всё не по плану. Даже ЗАГС был второпях между поездками. Красивая, крутая история любви между лисами не складывалась. Животным потребовалось 2 года, чтобы начать доверять людям. Подробности - в материале kamchatka.aif.ru

«Этот фильм стал целью моей жизни. Я для себя решил – буду снимать до тех пор, пока это не сделаю, эту историю, которую задумал», - говорит Дмитрий.

Фильм снимали три года. Фото: Из личного архивa/ Дмитрий Шпиленок,

«Мы, наверное, были похожи на безумцев. Настолько горели желанием снять фильм, что заражали других. Приехал турист. Посмотрел в наши сумасшедшие горящие глаза, и сказал: «Я подарю вам профессиональную камеру, главное, не вздумайте останавливаться», - продолжает автор фильма.

Где я, а где Камчатка?

Ещё четыре года назад Анна даже представить не могла, что на Камчатке будет ходить по болотам среди медведей, ночевать в домике без окон и дверей, есть одну гречку, а ещё тонуть в океане. Если бы ей, выпускнице президентской академии, историку-аналитику, тогда сказали об этом, отмахнулась бы. Да нет же! Она тихо сидела в архиве университета в Москве, занималась историей, писала статьи и организовывала выставки, какие уж тут медведи и лисы… Где Анна, а где Камчатка?

Однажды поехала в Брянск, откуда родом, и там встретила Дмитрия. Он искал волонтёров для съёмок в дикой природе. Не знаю, что рассказывал Дмитрий ей о проекте, какими словами, но в жизни Ани всё круто перевернулось. Она оставила не только работу, но и всё, что было у неё в Москве, и вместе с Димой отправилась за тысячи километров снимать кино о животных.

Анна и представить не могла, что будет ходить по болотам. Фото: Из личного архивa/ Дмитрий Шпиленок,

С Дмитрием-то все гораздо понятней. Он же с детства рядом с природой. Работал до больших проектов в заповеднике, гонялся за браконьерами. А кем ему было становиться, если отец до 80 лет трудился в заповеднике и, бывало, по 20 км по дебрям проходил. Угомонился только, когда со слухом появились проблемы. Брат Игорь, пожалуй, самый известный в России заповедный блогер. Племянник Димы, Тихон, возглавлял Кроноцкий заповедник, затем пост директора занял Пётр Шпиленок. Рассказывать о Шпиленках и их отношении к природе можно бесконечно.

Дмитрий на момент знакомства с Анной заканчивал свой шедевральный фильм «Нерка. Рыба красная». Это кино с 13-летней съёмочной историей. Оно того стоило. После мировой премьеры картину ждал триумф: 80 наград, показ на 300 кинофестивалях в 50 странах. Аня помогала заканчивать фильм. А весной 2020 года они вместе отправились в экспедицию снимать лис.

Лис-неудачник

Кино Дмитрия и Анны – это трогательная история про лисёнка Ветра. Он неудачник. Как говорят сами авторы фильма, лис панически боится медведей. Да что там медведей, он жить боится! Он даже от собственных лисят бежит сломя голову. Еще бы. По сценарию этот рыжий малыш единственный выжил из всей лисьей семьи, на которую напал косолапый. Он совершает ошибки. Сбегает, когда снова приходит враг – медведь. Теряет авторитет и изо всех своих лисиных сил старается этот авторитет снова заработать, особенно в глазах возлюбленной, лисицы Лавы. Ветер находит в себе силы противостоять всем невзгодам и становится не только защитником своей семьи и детей, но и героем. Если вдаваться в высокий смысл фильма, то это история о том, что у каждого есть право на ошибку и есть шанс ее исправить. Эта история понятна всем.   

Домик нашли без окон и дверей. Фото: Из личного архивa/ Дмитрий Шпиленок,

«Мы, знаете, какую ещё мысль хотели донести? Силы преодолевать испытания даёт нашему герою полное единение с природой, его домом. Мы, люди, такую связь утратили, а зря», – считает Дмитрий.

«В первые два года мы собрали материала столько, что можно было выпустить добротный научно-популярный документальный фильм, наложить голос за кадром и на этом всё. Как у всех. Не этого нам хотелось. Нам нужна была история, понятная в плане человеческих чувств. Мы хотели из большого количества отснятого материала создать фильм, который зацепит за живое, историю, которую зрители воспримут до глубины души», – говорит Дмитрий.

Во время сьёмок авторы многого насмотрелись: и медведей-каннибалов, и другие кровавые сцены между зверями, но намеренно не вставляли такие кадры в фильм. У них красивая история…

Медведи - тоже герои фильма. Фото: Из личного архивa/ Дмитрий Шпиленок,

«Хотя медведь, который пытался напасть, попал в кадр. В фильме он нападает на лисью нору, но на самом деле он шёл на нас. Во время съёмок вижу, что приближается огромная глыба и кричу: «Дима! Медведь!» Он поворачивает на него штатив, говорит: «Отлично» и снимает хищника. Потом мне кричит: «Стой и подними руки!» Мы намертво застыли, и косолапый прошёл мимо, а кадр вмонтировали в фильм», – рассказывает Анна.

Снимали фильм в Кроноцком заповеднике, Кроноцко-Богачевской тундре, у подножия Кроноцкого вулкана. Был эпизод и из Долины гейзеров – ещё одна сюжетная линия про медведей, которые собираются там в огромном количестве во время брачного периода.

2 года понадобилось лисам, чтобы доверять людям. Фото: Из личного архивa/ Дмитрий Шпиленок,

Однако уникальность истории заключается в том, что на протяжении трёх лет авторы наблюдали и снимали одного и того же лиса и его подругу Лаву.

«Мы три года с ними рядом просуществовали, проследили изменение характеров, могли узнать по морде за сотню метров, что это именно Ветер, а не другой лис», – говорит Дмитрий.

Более того, Аня и Дима отсняли всех 16 детей этой удивительной лисьей пары и знали, чем первый выводок отличался от второго.

Хотя изначально Ветра и снимать-то не хотели. Не был он героем. И Лаву привлекал другой сердечный друг – Тайсон. Красавец с чёрным окрасом.

«Там такая харизма! А наш Ветер тенью ходил вокруг этой парочки. Потом Тайсон пропал. Можно назвать с десяток вариантов, что могло с ним случиться. И Лава с Ветром образовали семью. Что привлекло лисицу в трусливом неудачнике – интрига, узнаете из фильма», – рассказывает Дмитрий.

Хотелось лечь и умереть

Во всех трёх экспедициях Шпиленки сначала добирались на вертолёте до кордона. Там оставляли одежду на все сезоны, запас еды. Потом по болотистой местности шли пешком почти 4 км, зимой на лыжах. Оборудование, волокуши, провиант – всё несли с собой. Ходили, бывало, в поисках героев от норы к норе и по 20-30 километров. Порой казалось, ещё пара шагов - и проще лечь и умереть. Или упасть на землю и истерично проситься домой, в благоустроенную тёплую квартиру.

Проследили за жизнью всех 16 детей героев. Фото: Из личного архивa/ Дмитрий Шпиленок

«Когда сил совсем не оставалось, ставили палатку, огораживали электрозабором от медведей, оставляли оборудование и шли обратно налегке. Мы очень рисковали. Электрозабор не всегда может остановить хищника. Но не пойти на съёмки мы не могли, как бы тяжело ни было. Чтобы снять уникальные кадры, надо было работать каждый день без единого выходного. У нас была цель, а когда она есть, просто нельзя уставать. Сами здесь тоже иногда останавливались ночевать. Страшно, к каждому шороху прислушиваешься, вдруг медведь ворвётся в палатку. Хотя были мысли и вопросы, зачем мне всё это нужно, эта лодка, это оборудование, зачем я всё это тащу на себе», - рассказывает Анна.

Три года Шпиленки наблюдали за изменением характеров героев. Фото: Из личного архивa/ Дмитрий Шпиленок

Однажды супруги наткнулись на лисью коммуну: большой выводок и четыре взрослых лисы. Наглые оказались животные. Грызли обувь и тащили всё, что плохо лежало: даже куртку уволокли. Стали их снимать, но надо было где-то самим остановиться, нашли рядом домик весь в дырах без дверей и окон. Жилище предназначено для инспекторов, но часто такие домики ломают медведи. Был февраль, обогревались газовым баллончиком, хватало на 2-3 часа, потом холодало до минус 10 градусов. Утра дожидались в пуховом спальнике, в который залезали в одежде.

Ночевать приходилось при минусовой температуре. Фото: Из личного архивa

Но это не самое страшное. В первой экспедиции после двухдневной лыжной разведки на пути к мысу Древних Стоянок пришлось переходить горную реку в месте её впадения в Тихий океан, а там волны с сильным течением. Был прилив. Дмитрий перетащил вещи, а когда помогал переправляться Ане, их накрыло высокой волной. В болотные сапоги хлынула ледяная вода. Девушку волной несло в океан. Дмитрий, можно сказать, чудом её вытащил. Промокли - так и шли весь день до горного модуля. Дошли, а там даже двери не было.

Авторы надеются, что все их опасные приключения были не зря, и фильм сможет многому научить зрителей.

История, полная драматизма. Фото: Из личного архивa/ Дмитрий Шпиленок,

«Когда я работал в заповеднике, мы ловили браконьеров. Нарушителей задержали, оштрафовали, потом опять они же нам попались. Я думал, что этим людям объяснять что-то про охрану природы бесполезно, для них медведи существуют только для того, чтобы добывать ценный медвежий жир. И тогда я уже думал, что нужна история, которая бы брала за душу. Такая, как про нашего лисёнка», – говорит Дмитрий.

Снимали в экстремальных условиях дикой природы. Фото: Из личного архивa/ Дмитрий Шпиленок,
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах