385

Легенда камчатского неба. Памяти пилота Владимира Самарского

Виктор Гуменюк / АиФ-Камчатка

16 июля в краевой библиотеке пройдёт вечер памяти легендарного камчатского пилота Владимира Самарского, которого знала практически вся Камчатка. Будет представлена новая книга Александра Смышляева «Самарский: Легенда камчатского неба». Вот уже 19 лет, как Владимир Петрович ушёл из жизни. но не зарастает «тропа воспоминаний» об этом удивительном Человеке и Пилоте.

Волшебство аса

Петрович… Самара… Трудно счесть, сколько людей на Камчатке так звали его, будто были ему хорошими знакомцами и даже друзьями. Но Владимир Самарский и был таким, каждому становился своим после недолгого общения. А все потому, что любил людей и работу делал всегда не на 100, а на все 150 процентов. Не просто выполнял полётное задание, а обязательно делал всё, о чем просили и не просили. Потому, что не просто ас из асов в воздушном ремесле, а настоящий волшебник! Вот и стал легендой ещё при жизни.

Коллеги признавали: не было равных Самарскому в технике пилотирования. Он единственный среди пилотов Камчатки имел разрешение на подбор площадки для посадки вертолёта на высоте 5 000 метров. Он единственный на Дальнем Востоке имел медаль Федерации космонавтики и авиации, которой дорожил. Только его экипажу поручали самые сложные аварийно-спасательные операции. Он был награждён тремя орденами и несколькими медалями. Не стану перечислять, не знаю точных названий. Но точно знаю – он спасал людей, когда нельзя было летать – в пургу, в ночь, в непогоду.

Необычайно обаятельный, общительный, с большим чувством юмора – за словом в карман он не лез… «У меня на охотничьем участке ручей целебный», – объявил как-то Самарский. Удивляюсь, откуда в том районе вдруг появился минеральный источник?! «Да нет же! – смеётся Владимир Петрович, – я ручей Чумаком зарядил! Вынес спидолу, повернул вверх, вниз по течению, когда Чумак «давал установку»... Зачем по стаканчику воду заряжать».

Фото: АиФ-Камчатка/ Виктор Гуменюк

Это был прекрасный человек и действительно ас – страстный, любящий и самоотверженный. Любое дело делал на «отлично». И был надёжен. Потому ему поручали самые сложные задания. «Самарский» − гарантия их выполнения.

Он любил свою машину – Ми−8, называл её «ласточка», знал до последнего винтика и все её возможности лучше инструкторов. Потому мог себе позволить нарушать инструкции, спасая себя и машину. И, конечно, имел из–за этого сложные отношения с начальством.

Работа до кровавого пота

Это не фигура речи, а тоже про него. Вспоминая Петровича, Юрий Гаращенко рассказал, как ему однажды, в бытность начальником участка в геологической партии, довелось увидеть на руках Самарского этот пот: « Вылетали вверх по распадку на перевал, вертолёт буквально еле−еле карабкался наверх. Я смотрю на руки Самарского и вижу на них волосы дыбом и буквально кровавые капли пота. Едва вытянул вертолёт наверх. Никогда не думал, что правда такое бывает!».

Не ручаюсь, за дословный пересказ, но суть такова. Потому и прожил Петрович всего 62 года, что работал на полной самоотдаче. Иначе не умел.

Он спас более 300 человеческих жизней! И некоторые операции по спасению удались только благодаря его уникальному таланту. Не грех о них напомнить …

В 1982 г. экипаж Самарского нашёл и спас 8 человек с потерпевшего аварию на Валагинском хребте самолёта Ан-2. До них добирались четверо суток в пургу, перелетая в короткие прояснения с сопки на сопку, часто рискуя собственной жизнью.

Ради спасения ребёнка с больным сердцем шёл из воинской части на малой высоте над секретными объектами, посылая все начальства на… За что его вынуждены были уволить, чтобы на следующий день принять на работу.

Он не раз спасал людей с тонущих плашкоутов. Однажды – ночью, предварительно всем экипажем уволившись, поскольку это тоже было не по инструкции. В разговоре с Батищевым (в 2002 г. гендиректор АК «Камчатские авиалинии») я спросила: «Как же так? Если он летал уволившись, значит он ещё и угонщик вертолёта?» «Ну, да», – грустно едва улыбнулся Николай Георгиевич.

Садился на идущую полным ходом плавбазу, чтобы спасти тяжело травмированного рыбака. Об этом случае рассказала журналист Елена Попова.

«Однажды, забирая больного с тяжёлой черепно-мозговой травмой, который мог не пережить подъёма на борт вертолёта на лебёдке, Самарский посадил машину на палубу плавбазы, где место предназначено для маленького Ми-2. Тоже из разряда «впервые в истории», как многое из жизни Самарского.

Вот зрелище было: винты молотят воздух, выключать нельзя – зацепят леера и надстройки. Хвост вертолёта, такого огромного на этом крохотном «пятачке», вообще висит над водой.

И «промахнуться» мимо плавбазы в море было нельзя – горючего для такого дальнего полёта в обрез… А мы даже название плавбазы прочитать не успели, не дал нам Самарский такого шанса, не ушёл на круг, аккуратно сев на палубу идущего полным ходом судна.

Как всегда, Самарский сделал всё, от него зависящее, и даже больше…»

Неповторимые истории

Почти у каждого, кто «летал с Самарским», есть своя неповторимая история. И потому земля наша богата легендами о нем. Не выдуманными, а теми, которые не придумаешь. На похоронах, при затянувшемся молчании, вышел геолог Валерий Шеймович. И, стесняясь, сказал, что не знал Самарского, а летал с ним только раз. Но теперь не мог не прийти, не попрощаться. Потому что тогда Самарский совершил удивительный поступок. Узнав, что улетают все, а Валерий Соломонович остаётся с поранившей ногу лошадью и будет потом сам с нею выходить, Самарский, ругаясь, полез в хвост вертолёта, перегруппировал весь груз, завёл лошадь и вывез всех.

Подбросить сюрпризом ящик вина геологам к празднику – это Самарский. Прижаться к склону и подхватить пассажиров по ходу – это Самарский. И в тоже время – отработать методику полётов при извержении вулканов – тоже Самарский.

«Вы – великий лётчик» – сказал Самарскому опытный пилот, ветеран, миллионер из далекой Новой Зеландии, после того, как в тумане мы слетали на Курилы».  Это тоже из статьи Елены Поповой.

У него и за границей остались друзья. Приглашали на работу. Но он уже не мог. Таблетки от давления ел горстями. Пришлось уходить на пенсию. Я помню, как тогда волновалась за Петровича общественность: как сможет жить без своей любимой работы?

Он смог. Занялся историей авиации на Камчатке. Помню, как услышала его рассказ о том, как сел на кромку кратера Ключевского вулкана. Рассказал, что по приборам он уже пятитысячник. Но дело за малым – геодезисты должны это зафиксировать…

Он был во многом единственным.

Памяти пилота

Родился Владимир Самарский от 26 мая 1940 года в селе Александровка Волгоградской области. На Камчатку прибыл в 1965 году. Одним из первых освоил вертолет Ми-8. Умер 17 июля 2002 года в Петропавловске-Камчатском. Здесь и похоронен. Родных у него не осталось. Дети, к сожалению, погибли в аварии и похоронены рядом с ним. И, хотя к могиле сейчас пройти не просто, она не зарастает.

Камчатские СМИ в тот день 2002 года  не взорвались скорбным сообщением. Было странно, ведь легенда… Начальство, которое он не любил – не почтило. И тогда геологи создали комитет по увековечению памяти любимого пилота. Провели на 40 дней со дня смерти траурное собрание и собрали первые деньги на будущий памятник.

Его сделали из камчатских камней. Он выполнен из кварцевого диорита геологом Николаем Тончуком на его предприятии. Экспериментально. Больше они таких памятников не делали. А вазон под цветы мы с художницей Галиной Рычаговой сделали из агатов и обсидианов, в том числе из тех, что собирал сам Петрович…

В первую годовщину смерти, в июле 2003 года, на вершине хребта между реками Жировая и Вилюча, руководителем горнолыжного экоклуба «Алней» Владимиром Шевцовым и командиром вертолёта Ми-8 Андреем Собяниным – его учеником и другом – был поставлен Памятник пилоту. Этому хребту мы решили присвоить имя Самарского. И сделали это.

В художественную  галерею «Скрижали Камчатки» был подарен портрет Самарского, выполненный художниками Галиной Рычаговой и Виталием Кульшем из камчатских  камней в технике флорентийской мозаики.

Приз памяти Владимира Самарского
Приз памяти Владимира Самарского Фото: Пресс-служба правительства Камчатского края

В гонке на собачьих упряжках «Берингия» вручается специальный Приз памяти Владимира Самарского (также из камчатских камней в исполнении Галины Рычаговой), учреждённый ещё в 2003 году. Владимир Петрович долгие годы был бессменным сопровождающим гонки, за что его называли «крыльями «Берингии».

Есть вертолёт, носящий его имя. Камчатский бард Алексей Лысиков увековечил Самарского в своей песне «Пурга»… А теперь вышла книга, рассказывающая о нем. И мы снова ощутим его присутствие, скажем ему – здравствуй, Петрович!

Имя Владимира Самарского вписано в историю Камчатки любовью людей в ответ на его любовь! Дело за малым. Осталось формально оформить ему звание Почётного гражданина Камчатки. Думаю, с этим многие согласятся.

Зоя Саватеева, ветеран камчатской геологии

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах