234

Камчатский террорист. Как предприниматель захватил в заложники иностранцев

«АиФ–Камчатка» продолжает серию публикаций громких криминальных историй из 1990–х.

ВАСИЛЬЕВСКИЙ СПУСК…         

Сегодня мало кто помнит о террористическом акте, который произошёл 14 октября 1995 года на Васильевском спуске Москвы, в нескольких десятках метров от кремлёвской стены. К счастью, он не относится к числу самых «знаменитых» и кровавых. В нём погиб только сам человек, преступивший закон.

Террорист проник в автобус, перевозивший 28 представителей корейской фирмы «Хёндай-электроникс», когда иностранные туристы поднимались в салон после осмотра собора Покрова Пресвятой Богородицы на Рву, больше известного как храм Василия Блаженного. На постороннего пассажира вначале никто не обратил внимания. Женщина-гид переговаривалась с водителем, почти не следя за входящими. Шофёр, после того, как площадка опустела перед автобусом, нажал на кнопку закрытия двери… Зашипела пневматика… И тут мужчина, стоявший спиной к водителю и гиду возле третьего ряда кресел, вдруг резко развернулся и направил матово сверкавший в его руке пистолет на женщину с округлившимися от ужаса глазами… 

Так начиналась эта трагическая история, или, если следовать логике, то вступала в кульминационную стадию. Читателю из этого очерка предстоит узнать, как коррупционные схемы привели амбициозного, готового строить бизнес на обмане, человека к тягчайшему преступлению, расплатой за которое стала жизнь…

Первым к захваченному автобусу с зашторенными окнами подошёл местный участковый инспектор милиции. Через него террорист передал свои требования: 10 миллионов долларов, транспорт и возможность вылететь из Москвы на самолёте в страну, которую он назовёт после взлёта…

Руководил контртеррористической операцией директор Федеральной службы безопасности Михаил Барсуков. К операции привлекли группу «Альфа».

Переговорщики сумели уговорить террориста отпустить большинство заложников. В обмен на их свободу преступник потребовал подогнать к автобусу легковой автомобиль, на котором он с частью заложников сможет выехать в аэропорт. Машина подъехала. Террорист, поразмышляв секунду-другую, отказался в неё пересаживаться, но за сумку с частью долларов позволил выйти из автобуса ещё нескольким заложникам. Вместе с деньгами в салон передали и некий сюрприз, который позволял следить за тем, что происходило в салоне за задёрнутыми шторами.

К началу операции в автобусе, кроме преступника, оставались семь туристов и водитель. Когда в салон через разблокированную переднюю дверь ворвалась штурмовая группа, террорист начал стрелять из пистолета. Ответным огнём его уничтожили. Штурм автобуса продлился 21 секунду.

Больше никто в этот день на Васильевском спуске не пострадал.

Личность террориста сразу установить не удалось…

СЛЕДЫ ПРИВЕЛИ НА ПОЛУОСТРОВ…

О событиях, последовавших после террористического акта на Васильевском спуске, рассказал их непосредственный участник подполковник запаса С. К.

«Убитого преступника телевизионные каналы показали всей стране. В Региональное управление ФСБ по Камчатской области его фотография пришла по фототелеграфу. Электронная почта тогда ещё оставалась объектом  мечтаний. Качество фотография имела неважное. К тому же снимали убитого человека, а смерть часто меняет лица до неузнаваемости. На внеочередном совещании начальник Регионального управления ФСБ России по Камчатской области генерал-майор Владимир Молчанов довёл до руководящего и оперативного состава поставленную Центром задачу по максимально срочному установлению личности террориста.

Я смотрел на фотографию убитого преступника, даже не предполагая, что скоро мне предстоит узнать о человеке, запечатлённом на ней, больше, чем знали о нём его ближайшие родственники.

Вечером, после службы, заехал на станцию технического обслуживания, где работал механиком давний знакомый, посвящённый в суть моей профессии. После рукопожатия он сообщил мне, что собирался позвонить и не для разговора о шаровых опорах, прокладках и прочей автомобильной дребедени. Мой знакомый, как и вся страна, следил за событиями на Васильевском спуске. Когда экран высветил лицо убитого террориста, механик удивлённо присвистнул. Лицо преступника показалось ему знакомым, но полной уверенности в этом не было. Механик попросил меня, если есть такая возможность, показать фотографию убитого террориста. Я дважды просить себя не заставил.

Механик долго всматривался в смазанные тысячекилометровой пересылкой черты преступника. После двух-трёх минут сосредоточенного молчания приятель  произнёс:

– Полной уверенности у меня нет, но, кажется, это Витька…

– Какой Витька? – спросил я.          

– Да наш, камчатский предприниматель, Витька Сургай. Он держал в Петропавловске фирму. В Тольятти «Жигули» покупал и на Камчатке перепродавал. Если не возражаешь, я фотографию ребятам покажу, которые в его фирме работали?

Я не возражал. Но так получилось, что с приятелем-механиком довелось встретиться только спустя несколько суток. Наш разговор состоялся накануне 7 ноября, который в тогдашнем календаре ещё значился днём Великой Октябрьской социалистической революции. Очередная её, 78-я, годовщина в 1995 году жителям Петропавловска запомнилась циклоном «Анжела», который двое суток буйствовал над городом. Он разрушил два многоквартирных дома на Рябиковке, в одном из них жила семья моего друга. Почти сутки я помогал им выносить из разрушавшейся квартиры вещи, которые удалось спасти. Но даже в этих экстремальных событиях я не забывал о разговоре с механиком. Мысль о том, что камчатский предприниматель Виктор Сургай мог оказаться террористом, не покидала меня.

Ранним утром первого относительно спокойного дня приехал на станцию техобслуживания. Механик ждал моего появления тоже с нетерпением. «Все ребята, которым я показал фотографию, узнали в убитом Сургая», – сообщил он.

Через полчаса я доложил о полученной информации руководителям отдела, в котором тогда служил. После того, как они обсудили новость с начальником Управления генералом Владимиром Молчановым, я получил команду немедленно заняться покойным Сургаем, найти его родственников, и, если он в действительности окажется террористом, – установить причины, толкнувшие его на совершение тягчайшего преступления. В помощь мне выделили двух молодых оперативников А. Ш. и С. М.

Поиск родственников, представлявшийся нам поначалу задачей несложной и рутинной, вдруг начал нам подбрасывать один за другим сюрпризы. Мы без труда вышли на фирму, которой некогда владел Сургай. К тому времени она перестала существовать. Тольяттинские «Лады» на Камчатке покупать перестали. Жители полуострова отдавали предпочтение подержанным японским автомобилям. Удалось найти только  бывшего главного бухгалтера развалившейся фирмы.

Женщина ничего не знала о том, чем теперь занимается её бывший работодатель, они не встречались продолжительное время, но она назвала имя жены предполагаемого террориста.

Супругу Сургая по месту её прописки в районе судоремонтной верфи нам найти не удалось. Соседи рассказали, что давно её не встречали. В дальнейших поисках помог случай. В паспортном столе помимо адреса прописки нам сообщили и девичью фамилию разыскиваемой женщины. И тут А. Ш. узнал, что ведёт поиск… одноклассницы. Он принялся обзванивать общих знакомых в надежде, что кому-то известно, где она живёт. Лишь двенадцатый звонок принёс результат. Кто-то встречал женщину в посёлке на Моховой. Вскоре нам удалось установить дом, в котором она жила.

Я предполагал, что женщина, скорее всего, не знает о печальной участи супруга. В противном случае, она обратилась бы в милицию или органы безопасности в надежде получить тело мужа. Поэтому решили не задавать ей вопросы напрямую. Поводом для её посещения стала якобы полученная нами информация о том, что криминальные круги собираются облегчить кошелёк предпринимателя.

 Он был одним из пионеров камчатского бизнеса, которых перестроечная фортуна щедро одаривала успехами, рублями и долларами. Сургай первым намеревался строить коттедж на месте будущего посёлка в районе гостиницы «Гейзер», так что криминалитет в середине 90-х вполне мог предпринимателем заинтересоваться, и наша легенда выглядела жизнеспособной.

А. Ш., которого женщина, разумеется, хорошо знала, но о его профессии не догадывалась, собирался представиться работником налоговой полиции, я – сотрудником органов безопасности…

Двери добротного одноэтажного дома нам открыла уже немолодая женщина, хоть и сохранившая былую привлекательность, но по годам явно не годившаяся в одноклассницы Ш. Не потрудившись нас поприветствовать, она спросила:

– Вы из милиции?

– Не совсем, – ответил я, подумав: «А не ждала ли она нас?», и, как впоследствии оказалось, не ошибся.

Женщина, представившаяся бабой Аней, узнав, кого мы разыскиваем, вздохнула: «Что ж, пойдёмте. Здесь она».

Пожилая дама провела нас в прилично обставленную комнату. В ней я и познакомился с женой Сургая. Молодая симпатичная женщина с искренним удивлением уставилась на одноклассника, не понимая причин его появления. Но его присутствие позволило сделать нашу беседу с женой предпринимателя непринуждённой и откровенной.

Информация о том, что на деньги её мужа имеет виды криминалитет, молодую и симпатичную даму не расстроила. «А, не первый раз! Виктор умеет улаживать свои проблемы», – пояснила она своё спокойствие.

– Но нам бы хотелось встретиться с вашим супругом. Вы не подскажете, где его можно найти? – упорствовал я.

– Боюсь, в ближайшее время у вас ничего не получится. Виктора сейчас нет на Камчатке. Он ездил в Соединенные Штаты, а сейчас должен находиться в Москве. Вот жду от него телефонного звонка. Я могу мужу рассказать о вашем визите? Я слышала, что после разговора с представителями вашей профессии нужно подписывать какие-то бумаги о неразглашении тайны.

Красивая женщина, привыкшая нравиться мужчинам, явно начинала кокетничать с нами. А у меня с болью сжалось сердце. Она ещё не знала, какая беда свалилась на неё и двух её детей. Но эмоции пришлось отставить в сторону. Нам требовалось выяснить, является ли Виктор Сургай убитым на Васильевском спуске террористом. Поэтому пришлось свести беседу к такой деликатной теме, как особые приметы мужа нашей хозяйки, якобы, чтобы не допустить ошибки, если нам доведётся с ним встретиться в Москве.

Женщина охотно и без особой тревоги рассказала, что у мужа на левой ноге два сросшихся пальца. Стало ясно, что мы на верном пути. Об этой примете сообщала и московская ориентировка.

Жена Сургая рассказала нам ещё об одной примете мужа, о которой в сообщении с Лубянки не упоминалось, а именно, о шраме над правым глазом. Информацию мы передали в центр. Москва подтвердит, что у покойного действительно имеется шрам в указанном месте.

Мой помощник остался беседовать с одноклассницей, а я вышел к бабе Ане. Она сидела в соседней комнате. Женщина опередила мои вопросы:

– Вы ей ничего не сообщили?

– А что я ей должен был рассказать?

– Ну, как что? То, что её мужа уже нет?

– А откуда вам это известно?

– Да по телевизору я видела, что он в Москве натворил, – устало и расслаблено присела баба Аня на стул, готовясь к долгому разговору.

Поначалу женщина работала на принадлежащей бизнесмену базе отдыха в Паратунке, потом, благодаря большому жизненному опыту, постепенно стала его доверенным лицом. Она знала о хозяине многое… 

Когда перепродажа тольяттинских автомобилей перестала приносить прежние доходы, предпринимательские интересы Сургая обратились к рыбному промыслу. А тут и случай удобный представился. Незадолго до описываемых событий в Петропавловск-Камчатский приехали два чиновника из Министерства рыбного хозяйства России. Сургаю удалось с ними встретиться. Чиновники обещали бизнесмену поддержку и содействие в реализации бизнес-планов, разумеется, не из стремления способствовать развитию предпринимательства на Камчатке. Сургаю, по словам бабы Ани, пришлось передать московским гостям 30 тысяч долларов – значительную по тем временам сумму. Нашлась и фотография, на которой «Полароид» запечатлел трогательный момент ресторанного согласия предпринимателя и чиновников.

После отъезда столичных гостей Сургай срочно вылетел в Корякию. Там ему удалось столковаться о получении квот на вылов краба у берегов автономного округа. Каких средств договорённость стоила, баба Аня не знала, но, представляя, как в середине 90-х годов прошлого века решались подобные вопросы, можно предположить, что квоты потребовали немалых денег. 

Из Корякии путь предпринимателя лежал за океан, на Аляску. Там он встречался с американскими бизнесменами, предлагая создать совместное промысловое предприятие. По некоторым сведениям, американцы заинтересовались корякским крабом. Результаты договорённостей требовалось закрепить в Москве. И Сургай вылетел в российскую столицу.

Я поинтересовался у бабы Ани, где он мог жить в Москве. Она назвала адрес, где, бывая в первопрестольной, останавливался бизнесмен. Наши московские коллеги, получив адрес, по которому мог жить Сургай, побывали там в тот же день. Ключи, найденные в кармане у убитого, подошли к замкам квартиры. Больше сомнений в том, что убитый террорист и 34-летний камчатский предприниматель-неудачник Виктор Сургай, одно и то же лицо, не возникало. Это подтвердили впоследствии и результаты генетической экспертизы…

Квартирой, где останавливался камчатский предприниматель, владела семейная пара средних лет, которая и подтвердила, что хорошо знали постояльца. Хозяева рассказали о последних днях жизни предпринимателя.

Сургай рассказал им, что ходил в Министерство рыбного хозяйства, но результатом визита оказался, мягко говоря, обескуражен. Чиновники не смогли или не захотели выполнить обещаний, но и 30 тысяч долларов не вернули. Сургай лишился денег и перспектив на удачное развитие бизнеса и сделал шаг, после которого уже ничего нельзя было изменить.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ…

Жена предпринимателя, ещё не зная о смерти мужа, рассказала о том, что он, смотря телевизионные репортажи о захватах заложников, всегда говорил о бесполезности и бесчеловечности террористических акций. Возможно, Сургая к совершению преступления кто-то подтолкнул. Следствие не оставило без внимания эту версию. 

Находясь в автобусе с захваченными заложниками, Сургай угрожал, обещая, что, если выдвинутые им требования не будут выполнены, то его подельник, который находится в аэропорту, взорвёт самолёт.

Когда стала известна личность преступника, решили на всякий случай проверить пассажиров рейсов, которые вылетали в момент совершения террористического акта из московских аэропортов. Результат оказался неожиданным. На борту Ил-62, направлявшегося на Камчатку, находился гражданин, который по некоторым данным мог входить в состав незаконных вооруженных формирований. И, кроме того, … он был хорошо знаком с Сургаем.

Человек, подозреваемый в принадлежности к террористическим кругам, прилетев на Камчатку, очень тесно контактировал с другим бизнесменом, офис которого соседствовал с опустевшим кабинетом убитого террориста. Гость с Кавказа, поначалу намеревавшийся покинуть Камчатку через несколько дней, оставался на полуострове долго, но ничего предосудительного за ним не заметили…

А группу российских спецназовцев, освободивших заложников на Васильевском спуске, пригласили в Корею. Их принял владелец «Хёндай-электроникс» и горячо благодарил за спасённые жизни сотрудников фирмы. Офицеры группы «Альфа» побывали на базе корейского спецназа, который называется «Отряд 47». Такого опыта проведения боевых операций, как у российских коллег, хозяева базы не имели, а поэтому слушали гостей, в буквальном смысле, не скрывая восхищения.    

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах