Примерное время чтения: 21 минута
130

Интерес для инвесторов. Юлия Морозова – о потенциале и развитии Камчатки

«Как государство богатеет, и чем живет, и почему не нужно золота ему, когда простой продукт имеет…». Всем хорошо известны эти строки из романа в стихах Александра Пушкина «Евгений Онегин». Главный герой поэмы алгоритмы решения важнейших для развития любой страны задач получил, читая Адама Смита. С момента появления  трудов шотландского основоположника политэкономии прошло два с половиной столетия, но актуальность поиска путей эффективного хозяйствования, и, как следствия этого – повышения благосостояния граждан, с течением времени только возрастает. Применительно к нашему региону комплекс решения задач устойчивого экономического развития края возложен на структуры исполнительных органов государственной власти, которые курирует заместитель председателя правительства Камчатки Юлия Морозова. Разговор с ней начался с базиса роста экономики и благосостояния – инвестиций в хозяйственную и социальную сферы, а также механизмов их привлечения.

Региональный инвестиционный стандарт. Что это такое?

- На прошлой неделе в Нижнем Новгороде завершил работу организованный Минэкономразвития РФ форум, на котором рассматривались итоги внедрения в стране регионального инвестиционного стандарта 2.0 – сокращенно РИС. Его внедрение в основном завершено и на Камчатке. Результаты интеграции РИС 2.0 в экономическую жизнь нашего края органы власти, бизнес-сообщество рассмотрели 4 октября на расширенном заседании клуба «Деловой России». Но, как выяснилось из откликов на нашу публикацию об этом мероприятии, весьма приблизительное представление о РИС и его предназначении имеют даже некоторые предприниматели. В этой связи, Юлия Сергеевна, мне бы хотелось услышать от вас, что такое региональный инвестиционный стандарт и зачем он нужен?

- Само определение «региональный инвестиционный стандарт 2.0» предполагает, что существовала его начальная реплика. РИС, который 1.0, мы начали внедрять еще в 2014 году. Его инкорпорирование завершилось для нас интеграцией в программу Национального рейтинга состояния инвестиционного климата субъектов РФ. Он формируется ежегодно с озвучиванием результатов в июне, на Петербургском международном экономическом форуме.

Фото: Корпорация развития Камчатского края

В прошлом году в кабинете министров РФ, откликаясь на произошедшие изменения в стране и мире, а также на новый горизонт задач, возникших перед государством, решили актуализировать региональный инвестиционный стандарт.

Каких-либо предельно радикальных изменений РИС 2.0 в сравнении с предыдущим не содержит. Он включает в себя основные прежние элементы. Изменен ряд формулировок. Главное отличие нового инвестиционного стандарта от предыдущего состоит в том, что он предметно нацелен на интеграцию предпринимательского сообщества в процесс формирования мер поддержки, стимулирующих деловую активность.

Я эту задачу, по крайней мере, для себя ставлю на первое место.

В процессе внедрения стандарта мы тесно общались с деловым сообществом. Все элементы РИС 2.0 – инвестиционная декларация, свод инвестиционных правил, инвесткарта, инвестиционный комитет и регламент агентства развития апробировались через предпринимательский актив. По широкому ряду направлений возникали споры, которые нам в конечном итоге удавалось сводить в конструктивные, приемлемые для всех вовлеченных сторон решения. Бизнес помог нам сформулировать базисные основы, на которых сегодня в крае строится взаимодействие между ним и органами власти.

На федеральном уровне координацию внедрения РИС 2.0 возложили на объединение «Деловая Россия». На Камчатке, соответственно, эту задачу решает региональная ячейка ДР, которую возглавляет Рашид Шамоян. Наша «Деловая Россия» интегрировала в процесс внедрения стандарта краевые подразделения Торгово-промышленной палаты, Российского союза промышленников и предпринимателей, «Опору России». Все четыре деловых объединения приняли активное участие во внедрении, а затем – в оценке реализации РИС 2.0.

- Вы назвали пять составляющих инвестиционного стандарта. Возможно, мой вопрос покажется некорректным, но все же отважусь на него: какой из элементов вы считаете наиболее важным?

- Они все значимы. РИС – единая структура. Выпадение одного элемента ведет к деградации всей системы. Но, если говорить о практической значимости для бизнеса, если выстраивать градацию востребованности  деловым сообществом составляющих стандарта, то на первое место я поставлю инвестиционную карту. Она представляет собой виртуальную модель, позволяющую оценить инвестиционный потенциал Камчатского края, рассмотреть перспективы конкретных земельных участков для создания на них тех или иных производств, строительства объектов инфраструктуры…

Фото: Корпорация развития Камчатского края

Взглянув на инвестиционную карту региона, предприниматель, где бы он не находился, в идеале должен иметь возможность без посредников найти  площадку, позволяющую реализовать деловую инициативу. А для этого необходимо, чтобы карта содержала сведения о видах разрешенного использования тех или иных земельных участков, наличии инфраструктуры в широком её понимании и ряд других параметров.

Этот элемент РИС самый сложный в контексте реализации. Карта, мощная информационная система. Она требует серьезных материальных затрат. Огромную сложность представляет и наполнение её актуальными данными. К сожалению, сегодня работа над ней в крае не завершена. Региональный бизнес оценил её готовность на 75 процентов.

Торможение с формированием инвестиционной карты объясняется как субъективными, так и объективными причинами. Последние связаны с поиском необходимого объёма средств. Субъективные обстоятельства касаются слаженности действий структур, вовлеченных в формирование карты. В их числе – МинЖКХ и Минстрой. Большая нагрузка ложится на органы муниципальной власти. У них сосредоточен огромный объём информации, необходимой бизнесу для инвестиционного планирования. Мы ждём масштабного неформального подключения к этой работе ресурсоснабжающих организаций. Камчатэнерго, Водоканал, Ростелеком должны наполнить карту своей информацией, дать точные локации прохождения их сетей и коммуникаций…

Справедливости ради следует отметить, что и многие другие российские регионы столкнулись с трудностями в работе над инвестиционной картой. Поэтому Правительство РФ приняло решение о формировании единой платформы страны. Мы у себя подключаемся к системе ДФО. Координирует эту работу на территории федерального округа Корпорация развития Дальнего Востока и Арктики. Пока проблем остается еще немало, но мы, чувствуя острую потребность бизнеса в актуальной инвестиционной карте, прилагаем максимальные усилия к реализации этой задачи.

Требуется донастройка и некоторых других структурных элементов РИС 2.0.

- Вы достаточно критически, Юлия Сергеевна, оцениваете результаты внедрения инвестиционного стандарта в крае. Мне же известно, что бизнес на расширенном заседании клуба камчатского подразделения «Деловой России» дал в целом положительную оценку этой работе…

- Прежде, чем начать ответ на ваш вопрос, мне бы хотелось поблагодарить предпринимателей, которые приняли участие в оценке внедрения стандарта. Она, согласно письму Минэкономразвития РФ, проводилась в августе и сентябре в формате цифрового анкетирования представителей бизнеса. Предпринимателям, людям по определению очень занятым, вначале требовалось изучить предмет исследования, потом пройти через обширное анкетирование. Огромная им благодарность, что они нашли время для оценки нашей деятельности.

Фото: Корпорация развития Камчатского края

Региональным бизнесом стандарт на Камчатке признан внедренным, но не полностью. Мы, условно говоря, в «желтой зоне». Самую высокую оценку у нас получила Корпорация развития Камчатки. КРКК в рамках регионального стандарта выступает как агентство развития.

Внедрение других структурных элементов оценено в диапазоне от 75 до 80 процентов. Но надо отметить, что бизнес понимает масштабность и продуктивность проделанной работы. Взять хотя бы такой элемент как свод инвестиционных правил. По сути, речь идет о региональной правовой базе инвестиционной деятельности. В рамках внедрения стандарта Правительство края, Заксобрание региона свели действующее законодательство в этой сфере, естественно, сверив его актуальность, в единый правовой документ. Он получился значительным по объёму, но в любом случае более удобен и понятен, чем прежняя юридическая база, рассредоточенная в десятках законов, которые принимались в разное время, а потом в них вносились добавления и изменения.

Ничуть не умаляя масштабности и результативности проделанной работы, считаю все-таки более полезным для нашего разговора вернуться к критическому анализу  результатов внедрения РИС 2.0.

Организованный клубом «Деловой России» диалог с бизнесом сфокусировал нас на решение проблем, которые предприниматели сегодня считают наиболее злободневными. Об инвестиционной карте мы уже говорили достаточно подробно. По актуальности, на следующем месте стоит задача прозрачности, понятности и обоснованности административных процедур, с которыми сталкивается бизнес. Среди них наиболее острыми представляются проблемы взаимоотношения с ресурсоснабжающими организациями в части подключения возводимых объектов к водоснабжению, водоотведению, электричеству, теплу.

Также требуют совершенствования процедуры постановки на кадастровый учет, порядок получения земельных участков. Здесь нам предстоит работать в тесном взаимодействии с муниципалитетами, которые в значительной степени регулируют эти процессы.

Бизнес также рекомендовал нам в рамках инвестиционной декларации усилить персональную ответственность государственных и муниципальных служащих за принимаемые ими решения по всему многогранному контуру взаимодействия власти с предпринимательским сообществом.

Камчатский ВРП продолжит рост

- Первый заместитель председателя Правительства РФ Андрей Белоусов на нижегородском форуме, с упоминания о котором мы начали наш разговор, отметил, что основным критерием внедрения РИС 2.0 должен стать объём инвестиций в экономику регионов. В минувшем году этот показатель составил для Камчатки почти 91 миллиард рублей. В перерасчете на численность жителей полуострова у нас получается очень значимый на федеральном уровне результат. Глава государства Владимир Путин на VIII Восточном экономическом форуме сказал о том, что Камчатка входит в ТОП-20 российских регионов по темпам ежегодно прироста ВРП. Сумеем ли мы в текущем году сохранить эти позиции? И не поделитесь ли вы информацией о том, как чувствует себя региональная экономика за три  месяца до окончания года?

- Я не сомневаюсь, что по итогам 2023 года мы обеспечим дальнейший рост валового регионального продукта. Я уже вижу определенные цифры. У нас продуктивно прошла «красная путина». Выловлено почти полмиллиона тонн лососей. На Камчатке рыбная отрасль всегда оказывает ключевое влияние на объём ВРП и индекс промышленного производства. Региональный ИПП за девять месяцев года вырос на 38 процентов. Это, как вы понимаете, много.

Фото: Корпорация развития Камчатского края

Единственная отрасль экономики края, которая проседает в текущем году, – строительство. В прошлом году она продемонстрировала значительный рост, благодаря реализации крупных инвестиционных проектов. Таких, как соколиный центр и морской перегрузочный комплекс ПАО «НОВАТЭК». Сдачу в эксплуатацию такого эквивалента крупных инвестиционных проектов в текущем году мы не ожидаем, поэтому строительство демонстрирует падение. Оно обусловлено, как говорят экономисты, «эффектом высокой базы» – когда индикаторы растут уменьшающимися темпами в сравнении с очень значимыми результатами прошлого периода.

Ожидается и рост инвестиций. Значительным увеличением объёма вложений в основной капитал ознаменовалось первое полугодие, потом пошел некоторый спад, но все равно я ожидаю, что по инвестициям мы получим большой плюс.

Пока проседают на два – два с половиной процента отрасли, связанные с совокупным спросом. Санкционный удар Запада по российской экономике привел к некоторому сокращению реальных доходов населения, что сказалось на потребительском спросе. И в первую очередь его почувствовали общепит, розничная торговля, предприятия бытовых услуг. И в этих отраслях отмечается некоторое ослабление инвестиционных процессов. В других секторах экономики фиксируем рост, очень хороший рост.

- А как чувствует себя туризм? У меня возникло ощущение, что гостей в текущем году на полуострове стало меньше…

- Я вначале также склонялась к такой точке зрения, и даже говорила на старте года, что в текущем сезоне нам надо готовиться к снижению туристического потока. Сегодня мы уже имеем официальные данные по первому полугодию. Согласно им туристический поток за этот период вырос почти на 30 процентов. Сейчас количество гостей полуострова в силу сезонных колебаний сокращается, но все равно, мне кажется, их число, в основе своей граждан России, вырастет на 15 – 20 процентов. Это значительно выше, чем в целом по стране. Минэкономразвития РФ прогнозирует в текущем году на федеральном уровне 12-процентное увеличение объёмов внутреннего туризма.

Камчатка избежала банкротств

- Приятно, что Камчатка демонстрирует высокие темпы развития после труднейшего 2022-го года, когда вся отечественная экономика столкнулась с беспрецедентными рестрикциями со стороны коллективного Запада. Как Правительство края поддержало региональный бизнес в этой непростой для всех нас ситуации?

-  Нам довелось жить в очень динамичное время. Ковид на нас, на нашей экономике потренировался, и мы в условиях пандемии получили опыт противодействия экстраординарным ситуациям, который нам пришлось задействовать уже в рамках специальной военной операции. Пакет антикризисных мер Правительство края начало реализовывать предельно оперативно, без раскачки, с февраля 2022 года, что во многих случаях позволяло упреждать острого проявления негативных последствий санкционной войны.

Фото: Корпорация развития Камчатского края

Антикризисный пакет состоял из нескольких блоков. Первая компонента включала в себя прямые меры поддержки бизнеса. Как ни крути, а в сложные периоды, да и во всех других обстоятельствах, деловому сообществу более всего интересна прямая финансовая поддержка.

Такую помощь камчатскому бизнесу мы сумели предложить. Только из краевого бюджета на прямую поддержку предпринимателей мы направили 300 миллионов рублей. Половина этой суммы ушло на гранты и субсидии, иными словами – на безвозмездные выплаты.

В приоритетном порядке Правительство края поддержало предпринимателей, от которых зависела продовольственная и в целом производственная безопасность региона. Впервые за всю историю программной поддержки бизнеса средства выделялись розничной торговле. Никогда ранее этот достаточно рентабельный сектор экономики не получал системной поддержки. Но значительная часть компаний розничной торговли из-за введенных санкций лишилась оборотных средств, и возникла реальная угроза, что они не смогут завезти на полуостров продукты питания и промышленные товары первой необходимости.

Прямую поддержку мы оказали нашему кормильцу – аграрному сектору. Финансировалась промышленность, преимущественно – её пищевой сегмент и предприятия, выпускающие товары первой необходимости.

Вторая часть из 300 миллионов рублей пошла на льготные кредиты с минимальной процентной ставкой. Их расхватали как горячие пирожки. Конечно, формировались и секторальные меры поддержки. Минсельхоз поддержал аграрную отрасль. Отдельную помощь получили социально ориентированные организации, туристическая отрасль, IT-сфера, выделялись средства краевому гарантийному фонду. Камчатский бизнес суммарно, включая федеральные транши, получил прямую помощь в объёме не менее миллиарда рублей.

Предпринимались протекционистские меры и косвенного характера. Они включали в себя фискальные льготы, преференции по упрощенной системе налогообложения (УСН), на которую в основе своей ориентирован малый бизнес. Мы, понимая, что «малышам» в условиях кризиса тяжелее всего приходится, первоочередное внимание обращали на них. Край по УСН в два раза снизил ставку. Не берусь утверждать, что эти льготы распространились на все  субъекты малого предпринимательства, но то, что на значительную его часть – несомненно.

Третий блок поддержки бизнеса включал в себя имущественное регулирование. В два раза была снижена плата за аренду государственного и муниципального имущества. Предоставлялась торговым предприятиям отсрочка по арендным платежам. Мы старались даже с крупными игроками на рынке коммерческой недвижимости договариваться, чтобы они в кризисных условиях формировали для своих партнеров протекционистские меры, с пониманием отнеслись к возникшей ситуации. И они шли нам навстречу.

Хочу сказать, что бизнес наш продемонстрировал высокую стойкость, удержался наплаву.

Фото: Вадим Митюра / АиФ

- Насколько мне известно, ни одно предприятие не обанкротилось.

- Да, банкротств мы избежали. Закрылись два магазина, которые выступали эксклюзивными дилерами компаний, присоединившихся к антироссийским санкциям. Adidas, к примеру, ушел с нашего рынка. Мы этих предпринимателей отследили. Они через несколько месяцев открыли новые торговые точки, ориентированные на более предсказуемых поставщиков.  

Значительные сложности в первоначальный период после введения санкций возникали у нашего промыслового флота. К судам с большим водоизмещением, типа БАТМ, не могли выйти из зарубежных портов сервисные суда. Большим морозильным траулерам, стоимость содержания которых чрезвычайно высока, угрожала опасность длительного простоя. Но Правительство края во взаимодействии с профильным бизнесом также смогло найти решение проблемы.

Что год грядущий нам готовит?

- Получат ли предприниматели региона в следующем году дополнительные меры поддержки?

- Краевой бюджет сегодня еще верстается, поэтому обо всем, что касается предстоящих расходов, приходится говорить аккуратно, с известной долей допущения. Но надеюсь, сможем направить на прямые меры поддержки бизнеса не менее 100 миллионов рублей.

В текущем году мы не смогли предпринимателей серьезно поддержать из-за финансово затратного 2022 года, в 2024-м ситуацию предстоит скорректировать. Кроме региональной финансовой помощи предприниматели могут надеяться и на средства федерального бюджета. Речь идет о субсидиях, грантах – мерах максимально интересных для делового сообщества.

Помимо традиционных направлений поддержки бизнеса мы запускаем и новые программы.

Сегодня мы отдельно резервируем средства для предпринимателей, которые работают в отдаленных регионах Камчатки. У них особые условия, поэтому эту категорию регионального бизнеса мы как бы «вытащили» из общего котла. Деловую активность, инвестиционную привлекательность необходимо развивать и на отдаленных территориях, иначе задачу повышения там качества жизни населения решить не удастся.

Есть запросы на реализации инвестиционных проектов в сфере туризма из Быстринского, Мильковского, Усть-Камчатского районов, и мы обязаны им помочь.

В целевое направление в бюджете будущего года выделена поддержка стартапов. Средства для начинающих предпринимателей зарезервированы. Они могут рассчитывать на гранты и субсидии от 500 тысяч до двух миллионов рублей.

Также запланированы средства для развития IT-сферы. В следующем году отдельно предусмотрена поддержка креативного бизнеса. Он базируется на прорывных идеях и нестандартных решениях,  а потому имеет потенциал высокой рентабельности. Креативный бизнес способен эффективно формировать и поддерживать эксклюзивные региональные бренды. Для его поддержки мы запускаем отдельную программу с надеждой, что наша креативная Камчатка станет еще более известной и привлекательной и научится зарабатывать на своей уникальности.

- По моим подсчетам, на Камчатке сегодня заявлены к реализации более двухсот пятидесяти инвестиционных проектов – крупных, средних, малых, совсем крохотных по объёмам капиталовложений.  Все они важны, если способствуют развитию края, создают новые рабочие места, расширяют налогооблагаемую базу. По вашему мнению, какие из них имеют реальный потенциал точек роста для всей экономики Камчатки?

- Я думаю, выражу мнение многих, поставив на первое место строительство нового аэровокзального комплекса в международном аэропорту Петропавловска-Камчатского. Даже не потому, что на сегодняшний день проект лидирует по объёму инвестиций. В нашем регионе, одной из характеристик которого является сложная логистика, строительство масштабного инфраструктурного объекта, моделирующего новую региональную транспортную карту, который делает Камчатку более доступной, объективно дает толчок запуску новых синергетических проектов. И не только в индустрии гостеприимства, как может показаться на первый взгляд, но и в других секторах экономики.

Флагманом в туристической сфере, конечно, выступает парк «Три вулкана». Тут, я думаю, также ничего нового не открою. Не возьмусь утверждать, что реализация проекта проходит гладко. Возникают определенные сложности, но очевидно, что они преодолимы. Проект реализуется. Главная его составляющая на сегодняшний день дорога. Пока её строительство не завершится, инициатор проекта не имеет возможности доставлять к инвестиционным площадкам те огромные объёмы материалов, которых потребует масштабное строительство. Я верю в этот проект и не сомневаюсь в его реализации. Нет ничего критического в том, что сроки ввода его в эксплуатацию отдаляются. С завершением строительства парка «Три вулкана» Камчатка получит рекреационный объект с международными стандартами комфортности и набором рекреационных услуг.

Фото: АиФ/ Вадим Митюра

В этой связи хотелось бы обратить ваше внимание на то, как стремительно, количественно и качественно, меняется в регионе туристическая инфраструктура. Новые стандарты рекреационных услуг диктует динамично развивающийся гостинично-развлекательный комплекс «Лагуна». Средства в его развитие вкладывает группа компаний «Ренова». Приходят другие эффективные инвесторы. Среди них CEDAR GRASS – компания, которая имеет опыт создания отелей мирового уровня в регионах со сложными климатическими условиями.

Мастер-план реновации Петропавловска-Камчатского также даст мощный синергетический толчок хозяйственному и социальному развитию региона. Идет активное проектирование нового облика краевого центра. В следующем году нас ждет начало монтажно-строительных работ. Реализация мастер-плана потребует от органов власти, бизнеса предельной мобилизации. Перед регионом стоит крайне непростая задача, но мы обязаны реализовать сложный, амбициозный проект. Он, образно говоря, наш мост в будущее, к новому качеству жизни.

Сегодня мне хотелось бы видеть более активные инвестиционные сдвиги в судоремонте. Потребность в восстановлении этой отрасли на Камчатке, особенно в условиях санкционного давления, не просто велика. Она огромна, особенно, если учитывать перспективы интеграции региона в стратегические программы развития Северного морского пути как международной транспортной артерии.

Сегодня, к сожалению, продвижение многих проектов в области судоремонта пробуксовывает. Не составляет исключение и инициированный компанией «НОРЕБО» проект «Рем-НОВА ДВ». Он предусматривает создание на Камчатке современного судоремонтного комплекса, оснащенного оборудованием для докового, надводного и навигационного ремонтов и технического обслуживания судов промыслового флота. Проект столкнулся с трудностями, обусловленными геополитической ситуацией, ростом стоимости кредитов. На состоявшемся 17 октября заседании Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Арктики, которой руководит вице-премьер Юрий Трутнев, рассмотрели системные  меры поддержки проекта. Принято решение оказать финансовую помощь реализации деловой инициативы за счет средств государственной корпорации развития «ВЭБ РФ».

В регионе реализуются и другие интересные инвестиционные проекты. Их появление убедительно свидетельствует: Камчатка развивается, она интересна для инвесторов.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах